Partita.Ru

Валентин Дынга: «У меня есть край волшебный!»

«У меня есть край волшебный,
Где народ такой душевный,
Мне он люб до звездной крыши,
До небес и даже выше».
Григоре Виеру

Валентин Иванович Дынга Для граждан республики Молдова Валентин Дынга — необыкновенно талантливый музыкант и композитор, автор аранжировки государственного гимна их страны. Для меня же — это добрый старый друг.

Дынга Валентин Иванович (14.07.1951–27.02.2014). Композитор, исполнитель, аранжировщик. Заслуженный деятель искусств республики Молдова (1991), народный артист республики Молдова (2010). Родился в селе Мындрешты, Теленештского района Молдавской ССР. Выпускник института искусств имени Г. Музическу (1982–1987). Валентин Дынга является аранжировщиком гимна Республики Молдова (1995 год).

Свою творческую деятельность начал в ансамбле «Дружба» в 70-х, с известной на весь Советский Союз певицей Эдитой Пьехой. С 1974 года Валентин уже художественный руководитель очень известного джаз-оркестра «Букурия», сотрудничает с ВИА «Поющие гитары». В 1991 году получил звание «Магистр искусств». В 1974 году дебютировал на студии «Телефильм-Кишинэу» как композитор документальной картины «Мой город, Кишинев».

В. И. Дынга написал много музыки к театральным постановкам и кинофильмам, среди них такие известные, как «Кишинев» (1974), «Молдова, родительский дом» (1983), «Fantanarii» (1983), «Дионис дом» (1980), «Монолог о жизни» (1987), «Подготовка к экзаменам» (Студия «Молдова-фильм», 1976), «Старик, ведущий лошадь» («Молдова-фильм», 1980). На Республиканском кинофестивале «Серебряный аист» получил диплом «За оригинальную музыку к документальным фильмам «Колодезных дел мастер» и «Молдова, родительский дом» (1984).

Вспоминает Изя Бикван, старый друг Валентина Дынги

Это было в конце 60-х годов. У меня произошла случайная встреча с известным молдавским композитором Михаилом Васильевичем Долганом. Он был в то время руководителем вокально-инструментального ансамбля «Норок». Думаю, люди постарше хорошо помнят этот очень популярный в те годы ансамбль.

Долган по каким-то своим делам зашел в академию наук Молдавии, где я в то время работал (я его лично знал), и у нас завязался разговор. Долган только пришел с концерта специальной музыкальной школы-десятилетки при Кишиневском институте искусств. Там ему показали выступления одаренных детей этой школы. Видно было, что Долган в разговоре со мной оставался под впечатлением от увиденного и услышанного.

Среди юных талантов был там, в музыкальной школе, и Валентин Дынга, который на фортепиано сыграл несколько своих произведений, чем потряс композитора. «У этого юноши большое будущее, он нас будет радовать своей музыкой. То, что я услышал, — великолепно!».

Пролетели годы... Пророчество сбылось, и мы услышали много замечательной музыки зрелого профессионального композитора, автора со своим музыкальным почерком, далеко, далеко уже не детским.

Сколько всего было за эти годы! Многие музыканты сбежали из Молдавии в дни трудностей и испытаний в этой стране. Да-да, именно сбежали, иначе не скажешь! Но Дынга оставался одним из немногих, кто был по-прежнему верен своей несчастной, больной, любимой родине. Он очень любил эту страну, посвятил ей жизнь и творчество. Сколько было у него приглашений оставить Молдавию и переехать жить и работать в удобное «хлебное» место — не счесть, уйма! Но он был настоящий патриот!

Люблю темы жизнеутверждающие

Никогда я не писал некрологов, это не мой жанр. Люблю темы жизнеутверждающие. И этот мой рассказ о друге, недавно ушедшем, тоже не будет некрологом, а будет рассказом о том, каким я и мои друзья его запомним и будем помнить всегда. Ушел большой человек, большой музыкант и композитор. Теплый человек, настоящий друг. Он излучал добро, окружающие чувствовали радость от общения с ним.

Мы с Валентином были знакомы около сорока лет! Первые мои воспоминания о нем — армейские.

...Было это в Одессе в 1976 году... К нам в военный оркестр с призывного пункта направили взрослого молодого человека. Ему было уже почти 26 лет, и по тогдашним законам это был почти крайний возраст, до которого еще призывали на действительную военную службу. Почему он не получил освобождения от армии, не пойму, да и неважно это сейчас. Только недавно я узнал, что большое участие в том, что молодой Дынга попал именно к нам в оркестр, сыграл наш бывший вокалист, прекрасный человек и талантливый певец из Кишинева друг Валентина, Изя Бикван.

Военный оркестр, в котором мы с Валиком служили, — оркестр Одесского военного командно-инженерного училища ПВО страны. Руководил им талантливый военный дирижер Александр Яковлевич Салик, впоследствии народный артист Украины, профессор Одесской национальной академии музыки.

А в те годы Салик был только на подъеме своей карьеры. Творческая жизнь в оркестре кипела и бурлила под руководством этого замечательного «командира музыки». Начальство очень любило и дирижера, и оркестр. Вместо тридцати человек по штату оркестр насчитывал около шестидесяти человек — нам благоволили!

Часто к нам на репетиции приходил начальник училища генерал-лейтенант А. Н. Яковлев, фронтовик, заслуженный человек. А также его заместители, генералы С. Ф. Копыл и Д. Д. Огер. Приходил начальник строевой части, а значит, наш непосредственный начальник, Г. Т. Залойло. Конечно, все они любили духовую музыку, мы понимали это, старались не ударить лицом в грязь, не подвести своих начальников, отдавались работе в оркестре серьезно, но...

В то время оклады наши в оркестре были небольшие, и Александр Яковлевич Салик прекрасно понимал, что нам надо было содержать семьи, а значит, подрабатывать на стороне. А мне кажется, что он иногда даже и гордился тем, что мы, музыканты его оркестра, востребованы в разных творческих коллективах такого музыкального города как Одесса.

Коля Мельник, Паша Суржиков, Леня Захаров, Вася Пономарчук и я подрабатывали в городском духовом оркестре, Алик Коньков в оперетте, Володя Фондралюк в опере, Толя Швец в оркестре цирка, другие ребята тоже, кто где мог. А это значит, что собрать нас на репетицию всем составом не всегда представлялось возможным. Конечно, подработки никогда не касались периодов подготовки к окружным конкурсам военных духовых оркестров, тогда мы все побочные работы отменяли и включались в серьезную работу. В итоге мы занимали всегда только первые места!

Ну, а ребята «эстрадники», как мы их называли, так как у нас сформировался еще и эстрадный оркестр, всегда были на месте и готовы были в любое время исполнить любую музыку — и на самом высоком уровне.

Слабостью нашего начальства была, если можно так сказать, зажигательная молдавская песня и вообще национальная молдавская музыка — ведь этот песенный край совсем рядом! А наш начальник политического отдела Дмитрий Дмитриевич Огер любил джазовую и эстрадную музыку. И в то время как раз очень популярны были молдавские эстрадные вокально-инструментальные ансамбли.

Вот тут Валя Дынга был как раз очень востребован. Он всегда знал и чувствовал, как составить программу, как «угодить» высоким военным слушателям и их требовательным вкусам. Ребята играли все замечательно! Борис Фикс — на скрипке, Сергей Олой был великолепный гитарист, Саша Гилинец и Володя Паращук — отличные саксофонисты. Хорошо играли Миша Окс — на тромбоне, Вася Курсаков на бас-гитаре, Борис Руденко на нае.

Этот необычный молдавский, румынский и украинский народный духовой музыкальный инструмент (най) стоит того, чтобы о нем сказать несколько слов.

Продольная многоствольная флейта (пан-флейта). Состоит из 8–24 трубок разной длины, укрепленных в дугообразной кожаной обойме. От длины трубки зависит высота звука. Звукоряд диатонический. На нае исполняются народные мелодии различных жанров — от дойны до танцевальных мотивов. Наиболее известные молдавские наисты: Василе Йову, Борис Руденко и Константин Москович, в Румынии — Георге Замфир.

Кстати, заслуженный артист республики Молдова Борис Руденко, которого я здесь вспомнил, упоминается даже в «Википедии», в статье о нае. Его имя звучало также и прежде в моих очерках, где я вспоминаю сослуживцев-музыкантов в Одессе. Сегодня Борис один из лучших наистов в мире!

Их малая родина — село Мындрешть

А раз уж мы вспомнили этот замечательный инструмент — най, то стоит упомянуть и еще одного великолепного исполнителя на нае, Георгия Мустю.

Он тоже нередко выступал с нашим оркестром. Это было в дни его молодости. А сегодня он народный артист республики Молдова, композитор, дирижер, педагог, исполнитель, профессор. В 1983–1989 годах был главным дирижером филармонического оркестра Молдовы, ректором Государственного университета искусств в Кишиневе. С 1989 года — художественный руководитель и главный дирижер оркестра «Телерадио-Молдова». Сделал множество записей симфонической, вокальной, камерной музыки для театра и кино, записал популярные песни эстрады. Г.Мустя — лауреат государственной премии Молдовы, член-корреспондент Академии наук Молдовы.

Георгий Мустя (рум. Gheorghe Mustea; родился в 1951 году в селе Мындрешть, Теленештского района Молдавская ССР. То есть, он земляк Валентина Дынги! И это два выдающихся односельчанина, два деятеля музыкальной культуры Молдавии, которыми гордится их земля!

...Но я продолжу о наших ребятах из оркестра. Слава Чернов — пел на многих языках, в том числе и на молдавском. В общем, все это было как раз тем, что нужно было нашим начальникам. И вот, решили они отвлечься от рутинной работы в штабе, зашли на часик в оркестр и — на тебе! Концерт, что ни на есть настоящий! А после хорошей музыки и работается легче, и напряжение уходит, и человек становится добрее. Разве не так? А иногда наши генералы и начальники приводили с собой на эти небольшие концерты своих друзей — просто похвастаться. А еще, бывало, приводили иностранных военных, обучающихся в нашем училище. Училище у нас было не простое, в ранге военной академии. Курсанты были все из разных стран мира. Это называлось тогда «страны народной демократии».

«Что сыграем им, ребята?»

Руководителем и составителем импровизированных концертов для начальства под условным названием «что сыграем им, ребята?» был Дынга. На очень модном тогда синтезаторе он творил чудеса! А как он играл джаз! Как было начальству после этого отказать нашему дирижеру взять еще сверх штата одного-двух... да, в общем-то, «сколько надо» музыкантов!

Вспомнил еще эпизод о начальнике политотдела Огере. Как-то раз он принес с собой старые фотографии, на которых запечатлен он, когда был совсем молодым. На одном фото он играет на баяне, а на другой фотографии, кто б поверил, — на тромбоне! «Это наша художественная самодеятельность, и я в ней активно участвовал», — пояснял начальник политотдела. Рассказал, где это было и когда, но я этого уже не помню. Примерно, сороковые годы.

Генерал Огер иногда брал в руки баян и что-то играл, а вот брать тромбон не решался. Прекрасно понимая, какие «судьи» его будут слушать. Как-то взял Огер баян и стал играть «Темную ночь», ребята сразу подхватили, и так здорово получилось, что он даже прослезился. И подумалось мне тогда: наверное, это хорошо для карьеры нашего генерала, что в войсковой части его молодости не было штатного оркестра (в ПВО оркестры были предусмотрены только в военных училищах), и он поехал учиться по другой линии. А то был бы наш начальник политотдела в лучшем случае военным музыкантом или дирижером, ну, уж ни в коем случае не генералом. У каждого своя судьба.

Помню такой случай. Из Москвы с инспекторской проверкой приехал новый начальник военно-оркестровой службы СССР, главный военный дирижер советской армии Н.М.Михайлов. Это была проверка оркестров округа по всем «фронтам». От теории музыки, строевой подготовки к исполнению концертного репертуара. Концертная программа исполнялась в актовом зале нашего училища. Надо сказать, что там была сцена с хорошей акустикой. Так вот, перед началом концерта к Михайлову группой подошли дирижеры, не буду сейчас называть их фамилии, хотя и помню. Подошли с жалобой: «У Салика в оркестре много людей в штате, нам с ним трудно состязаться. Дайте указание, чтобы на сцене сидело не больше тридцати человек, как у всех у нас, и как положено по штатному расписанию». И Михайлов им отказывает. «Сделайте так и у себя, чтобы оркестр ваш уважали, как у Салика, а я буду только это приветствовать».

А после концерта Михайлов объявил благодарность нашему оркестру и добавил: «Вы на сегодня лучший военный духовой оркестр Советской Армии!».

Дынге: готовность номер один!

...Потом был банкет. На котором лично я, разумеется, не был, так как званием не дорос... А на банкете том, как делился позже наш дирижер Салик, начальник училища и начальник политотдела пели дифирамбы коллективу и добавили: «А какой у нас эстрадный оркестр замечательный! Как ребята играют джаз и фольклорную музыку! Это надо обязательно послушать!».

Александр Яковлевич Салик звонит в оркестр Дынге и говорит: «Ждите гостей на полчаса программы, готовность номер один!». Не знаю почему, но гости не пошли в тот день в оркестр... Может, не захотели смущать молодых ребят своим «веселым» видом... Но главное, что Валентин и ребята под его руководством были готовы их достойно встретить! Это был человек, на которого всегда можно было положиться. Именно про таких и говорят: он не подведет!

...Валентин Дынга был мой ровесник, и мы сразу подружились. Коллектив у нас был высокопрофессиональный, многие оркестранты — выпускники одесского музыкального училища и консерватории, а также кишиневского института искусств, то есть, практически все однокашники, поэтому мы легко понимали друг друга. Недаром наш оркестр все годы, что был дирижером у нас Александр Яковлевич Салик, был лучшим в одесском военном округе. Не зря говорится: «кадры решают все». И в музыке это тоже не исключение. Сам я в то время занимался уже на четвертом курсе консерватории в классе известного кларнетиста профессора К. Э. Мюльберга.

Салик сразу понял, что Валентин большой музыкант. У Дынги был уже большой опыт работы и в коллективах как у исполнителя, и с коллективами в качестве руководителя. Одна лишь только работа его руководителем известного всей стране оркестра «Букурия» чего стоила! Валентин всегда знал, как с толком применить опыт на пользу делу.

Применение ему нашлось сразу. Аранжировки для эстрадного оркестра. Писал он также и свои блестящие инструментальные пьесы — тут он был непревзойденным авторитетом. Делал аранжировки быстро, часто без партитуры, все в голове держал. Можно сказать, что весь репертуар эстрадного оркестра держался на его инструментовках.

Как-то дирижер попросил его написать для духового оркестра фантазию на молдавские темы, и надо было это написать срочно. Как часто бывает в музыкальных коллективах, что называется, «горит». Два дня и две ночи — произведение было готово. И сделано было не тяп-ляп из-за спешки, а в высшей степени профессионально. Потом часто мы использовали эту фантазию в своих выступлениях. И когда уже Валик уволился в запас, мы всегда с благодарностью вспоминали его за то многое, что он сделал для наших коллективов. Я имею в виду и эстрадный, и духовой оркестры.

Любимая Молдавия Patria

Мы много общались. И мне Валентин рассказывал о своей любимой Молдавии, о своем творчестве в тот, в молдавский свой период на малой родине. О работе в оркестре «Букурия» и ВИА «Поющие гитары»... Много мы беседовали о планах на будущее, о том, что будет после армии.

В его планы непременно входила учеба. Да, обязательно учеба! Валик вдруг в армии начал понимать, что высшее образование просто необходимо. И как-то раз, уже через годы после службы, в начале 80-х годов, во время одного нашего с ним телефонного разговора, он мне торжественно поведал: «Борис, я поступил в институт, как и планировал!». Мне это было очень приятно услышать, ведь и я его в свое время к этому подталкивал.

...Два года нашей совместной службы-работы в военном оркестре пролетели быстро, но и после того как Валик вернулся в родной Кишинев, мы продолжали поддерживать дружеские отношения. Как он меня принимал у себя в гостях, когда я приезжал! До сих пор помню ту теплоту.

...Любовь к своей стране начинается обычно на малой родине, в родном селе. У молдаван родина называется «Patria», это слово и нам хорошо понятно.

Основное занятие любого крестьянина всегда и везде — это растить хлеб. Но в Молдавии зреет еще такое солнечное чудо — виноград! И, кажется, тугая лоза сама поет под солнцем, как струна. Вот откуда необыкновенная музыкальность и певучесть молдаван. Я был в гостях у друга и проникся песенностью его замечательной страны.

Надо заметить, что уже в первое время после службы Валентин Дынга получал много приглашений работать от известных исполнителей и руководителей коллективов, которые искали аранжировщика и композитора его уровня. Но Валентин своей малой родине не изменил. «Именно тут мое место», — говорил он, «Именно здесь я смогу и должен себя реализовать как музыкант!».

Сколько предложений было у Валентина Ивановича Дынги из разных стран! Приглашали на работу в государства сытые и устроенные, не чета Молдове на тот период. Работа была не только хорошо оплачиваемая, но и интересная, соответствующая призванию. Но Валентин, если и покидал любимую Молдову, то ненадолго. Гастроли, участие в жюри международных конкурсов, иногда к друзьям в гости выбирался и сразу — обратно!

Творить, творить и снова творить! — было его девизом. И все на благо родной земли, страны Молдова, которую он так любил и мечтал видеть богатой, а народ ее — счастливым.

«Спасибо, Валентин, за музыку!»

В 90-е годы по понятным причинам мы пропали друг для друга... Я уехал в Израиль. И у Дынги, и у меня началась новая полоса в жизни.

И вдруг, когда я был на празднике бар-мицвы (еврейский обряд совершеннолетия мальчика), у сына моего друга, кларнетиста Аркадия Гольденштейна, я познакомился с Эмилем Кройтором из Кишинева — прекрасным композитором и аккордеонистом. Оказывается, они с Дынгой близкие друзья! Сам Миля часто бывает в Кишиневе и встречается с Дынгой. У них совместные творческие проекты! Какая неожиданная радость для меня!

Так я снова получил от судьбы подарок — возможность продолжить нашу дружбу с Валей. Сразу же позвонил Валику, и мы говорили, говорили...

Я получил через Эмиля диски с многочисленными произведениями Валентина. Рад был, что мой друг состоялся как композитор, о чем и мечтал!

Пригласил Валентина в гости, как и он меня когда-то. Оказывается, он уже бывал в Израиле в начале 90-х годов, когда «кушать было нечего», аккомпанировал известному шансонье Вилли Токареву в его гастролях по нашей стране. И не знал что я уже здесь. «Я в восторге от Израиля и обязательно приеду, возьму с собой жену Татьяну», — говорил он мне. «Хочу показать ей вашу прекрасную страну».

Мы иногда перезванивались, делились успехами и невзгодами. Я знал, что Валик болен, но надеялся, что все обойдется. Не обошлось... Еще не так давно он мне звонил, после того как я через друга и коллегу Михаила Городецкого передал ему небольшой сувенир, живое письмо и фотографию. Это его растрогало, и буквально через день он мне позвонил. «Борис, немного терпения — и мы увидимся! Передай это и моим дорогим друзьям Сане, Миле и Нелли Кройторам. А еще очень скоро я освою компьютер не только в рабочих целях, и тогда наша связь будет более динамичной. Не удивляйся, что я до сих пор этим не занялся, все руки не доходили, а друзья меня за это стыдят. Так что немного терпения...».

Нам очень хотелось встретиться, было о чем поговорить, что вспомнить. Вспомнить наших общих друзей, многих из которых уже нет, а многие разъехались по разным странам мира. Изя Бикван, наш прекрасный вокалист, в Америке, Богдан Сапожников — дирижер оркестра в Запорожье, Борис Котов тоже в Запорожье, преподаватель музыкального училища и солист симфонического оркестра, Сергей Олой в Америке, скрипач Борис Фикс в Америке, Саша Гелинец там же, вокалист Слава Чернов в России.

Не суждено было осуществиться

На февраль 2014 года коллектив Сани Кройтора и его отца Эмиля, превосходного композитора, аккордеониста, знатока молдавской и клейзмерской музыки, планировали совместно с Валентином Дынгой концерт в Кишиневе. Но этому уже не суждено было осуществиться.

«Когда мы приехали в Кишинев, — рассказывает Саня Кройтор, известный скрипач-виртуоз, ученик Валентина Дынги, — Валентин был уже в коме. А через несколько дней он ушел от нас. Я с моими родителями проводили его в последний путь. Отец и ты, Борис, лишились верного друга, учителя, говорю это совсем без преувеличения. А музыкальный мир Молдовы и не только ее, лишился великого музыканта. Композитора, пианиста, аранжировщика»...

Когда этот очерк готовился к печати, Кройтор Саня, познакомившись с материалом, сказал такую фразу: «Валентин Иванович Дынга привил мне „вирус“ джаза. Что касается этого музыкального жанра, то в джазе он мой учитель, я благодарен ему, что он „заразил“ меня этой прекрасной музыкой!».

«Израильский Паганини»

Хочется рассказать здесь немного и о Сане Кройторе. Ведь если сам он говорит, что это Дынга привил ему «вирус джаза», то уместно будет поговорить и о нем самом как о продолжателе дела Дынги, в какой-то мере. Вот небольшая справка об ученике Валентина Дынги Сане Кройторе. Его называют израильским Паганини.

Скрипке Сани Кройтора рукоплескали в Италии, Испании, Германии, Франции, Бельгии, США, Канаде, Финляндии и России. Саня Кройтор — известный израильский музыкант с классическим образованием, который не раз уже доказал, что скрипка может иметь оглушительный успех, будучи приближена по звучанию к современной музыкальной стилистике. Его всегда яркое и зажигательное исполнение окрыляет душу, способствует полету фантазии.

«Израильский Паганини» родился в 1971 году в Молдавии, в семье известного композитора и аккордеониста Эмиля Кройтора. С семи лет начав обучаться игре на скрипке, Саня получил классическое музыкальное образование, а уже в 12 лет стал солистом национального фольклорного оркестра, с которым успешно гастролировал по СССР и за границей — в Финляндии, Франции, Болгарии и Румынии. Своим прекрасным пониманием фольклора и джазовой музыки обязан своему учителю из Кишинева, заслуженному деятелю искусств республики Молдова композитору Валентину Дынге. В 1992-м, совсем юным человеком, Кройтор репатриировался в Израиль, где молодого виртуоза довольно быстро заметили — коллеги-музыканты стали приглашать на совместные концерты и записи, а ведущие и шоумены — на радио и телевидение. Израильские телезрители знают и любят Кройтора по программам Дана Шилона и Эли Яцпана, по телепроектам «Музыкальная таверна» Шимона Парнаса, «Запах мяты», а также по многим программам популярного русскоязычного 9-го канала «Израиль-плюс».

Великолепная зажигательная скрипка Сани Кройтора звучит в более чем 200 альбомах самых разных израильских и зарубежных исполнителей. Валентин Дынга мог бы гордиться своим израильским учеником.

Тот самый февральский концерт в Кишиневе...

Этот концерт планировался задолго, и в его организации принимал активное участие Валентин Дынга. Увы, Валентин не дождался этого концерта... Присутствовавшая в зале министр культуры республики Молдова Моника Бабук говорила, обращаясь к Сане Кройтору: «Я благодарна судьбе, что узнала вас — ученика и продолжателя дела нашего выдающегося земляка!».

Исполнение некоторых из включенных в программу опусов композитора Валентина Дынги, а также сочиненных самим Кройтором, гость посвятил своим знакомым, коллегам-музыкантам, сидящим в зале, все они хорошо знали Дынгу.

«Так уж случилось, что мы ехали сюда с Земли Обетованной на музыкальный праздник, но прежде попали с отцом на похороны моего учителя, собрата по искусству и близкого нам человека Валентина Дынги. Его светлой памяти я и посвящаю эти произведения», — говорил Саня Кройтор.

Прозвучала пьеса «Однажды». Обычно она звучит несколько по-иному, но сегодня ее исполнение сильно отличалось по настроению...

***

Валик, мы помним тебя!

Друзья и коллеги вспоминают Валентина Дынгу.

«Что мне очень запомнилось, это его небывалая работоспособность», — вспоминает дирижер и художественный руководитель муниципального эстрадно-духового оркестра Запорожья Богдан Сапожников, с которым Валентин служил в военном оркестре одесского военного училища. — Валя писал аранжировки для нашего биг-бенда или, как в училище его называли «эстрадный оркестр», писал ночью. И, что примечательно, почти не пользовался фортепиано! Это говорит об абсолютном слухе. За одну ночь он мог сочинить несколько произведений, затем нас, солдат, дирижер усаживал за столы, и мы переписывали партии из партитуры. И когда приходили к 9-ти часам утра сверхсрочники, в том числе и ты, Борис, мы могли сразу приступать к работе, то есть, играть новые пьесы. И как специалист могу сказать об одной особенности аранжировок Валентина, которые я сейчас использую. Это когда в «тутийных» местах тромбоны играют выше труб. Получается очень плотное, необычное звучание! Ну, и сами оркестровки были такие «вкусные», что играть было просто удовольствие. Валя почти не делал ошибок, так что, если ошибки и были при первом прочтении с листа, так это была вина наша, переписчиков«.

«Сейчас мы много говорим о языковой проблеме в восточных областях Украины, есть она и у нас в Запорожье, — продолжал Богдан Сапожников. — Каким Валик был умным, тонким, интеллигентным человеком в вопросе межнациональных отношений и языка! В нашем оркестре было еще несколько выходцев из Молдавии: Борис Руденко, приходил на репетиции Георгий Мустя, ну, и другие ребята, не помню всех... Валентин просил своих соотечественников разговаривать только на русском языке, если поблизости находился хоть один русскоговорящий. И его слушались. Авторитет, что ни говори. Это свидетельствовало о его человеческой мудрости. Жалко, что он так рано ушел. Такой замечательный, душевный, добрый, тактичный и понимающий был человек и великолепный композитор, сколько еще прекрасной музыки мог написать! Были бы все такие хорошие люди на земле, такие замечательные мастера в своем деле, давно бы человечество жило себе, не зная никаких проблем. А еще, Борис, от имени всех его друзей, что вместе служили в Одессе, низкий поклон памяти этого чудесного человека и музыканта!».

Кланяемся нашему другу мы все, кто живет сегодня в других городах и в других странах: Борис Котов, Слава Чернов, Владимир Залевский, Вася Курсаков, Сергей Олой, Боря Фикс, Володя Залевский, Володя Германовский, Саша Бардер, Изя Бикван, Владимир Лагута, Сережа Соболев, Коля Залесов, Игорь Канин, Анатолий Бельчиков, Слава Капул, также наши одесситы: Саша Маляренко, Иван Дрангой,Гена Кротов, Паша Суржиков, Слава Машкевский,Василий Пономарчук; живущие в Израиле: Саня, Эмиль и Нелли Кройтор, Михаил Городецкий... И я, конечно...

Из прессы:

Валентин Дынга немало внимания уделял молодежи — как молодым вокалистам, так и солистам-инструменталистам. Наставничество всегда было для него очень важно. Я назвал эту главу «Перевод с молдавского», имея в виду, в переносном, в утрированном смысле, что многие молодые люди получили много ценных профессиональных знаний, много участия и человеческого тепла от выдающегося музыканта Молдавии.

Дынга был членом жюри целого ряда фестивалей детского и юношеского творчества. Но особенное внимание уделял подобным творческим смотрам для детей с ограниченными возможностями. Таков был, например, фестиваль Международного вокального конкурса для детей с ограниченными возможностями «Золотое яблоко» под названием «Талантливый как...», в котором Дынга принимал активное участие.

Вот как говорит об этом фестивале Руксандра Главан, заместитель министра труда, социальной защиты и семьи республики Молдова. «Главная и единственная цель фестиваля — это дать одаренным детям возможность подтвердить свой талант и преданность избранной музыкальной стезе. Для многих детей подобный фестиваль — это единственная возможность выступить перед слушателями — это сон наяву. Это возможность показать себя на большой сцене и, может быть, — трамплин в большой мир настоящей песни!».

А вот еще одно короткое интервью после фестиваля детского музыкального творчества, в организации которого принимал участие Дынга. Высказывание на этот раз уже не высокого министерского гостя, а просто юной певицы-участницы Ирины Тарасюк. «Я только что вернулась с юбилейного фестиваля детского и юношеского творчества „Сергиевские Горки“, вернулась с дипломом Первой степени. Я очень счастлива! А еще и потому, что меня заметил композитор Валентин Дынга, у меня двойная радость! Он обещал мне поддержку и сотрудничество!» Композитор Валентин Дынга был вице-президентом другого республиканского фестиваля-конкурса молодых исполнителей — «Delfiada».

Творческое содружество с исполнителями давало жизнь пьесам, вызывавшим восхищение у публики. Так было с мелодией «Блюз на море», которую Валентин Дынга написал для Анжелы Бучко. «Ритмы джаза» создавались для Натальи Барбу. Штефан Петраке по-особенному пел «Зов родительского дома» и «Добрый вечер, дельфин». Инструментальные произведения маэстро сочинял циклами: «Времена года», «Прощай, Одесса», «Дилижанс», «Берег». Им написаны произведения «Подростковый возраст» (1981), «Одинокий автобус в дождь» (1986), «Гонка» (1989), «Без надежды надеюсь» (1989), «Дамы и господа» (1986), «Руксандра» (1987), «Дым» (1989), «Все цвета» (1989), анимация «Outlaw» (1985), другие произведения.

Из газет разного времени:

«Песня, я и моя семья». Так назывался еще один конкурс, в котором активное участие принимал Дынга. В не столь уж далекие советские времена песня нам «строить и жить помогала». Затем пришла современная поп-культура, которая предназначена была исключительно для развлечения. Но, несмотря ни на что, музыка все еще продолжает объединять разные поколения. Наглядно это продемонстрировал традиционный конкурс под названием: «Песня, я и моя семья», прошедший в стенах лицея «Петру Мовилэ». Каждый год, на протяжении семи лет, музыкальная студия лицея готовила номера для этого праздника музыки и таланта. Последний же конкурс, названный «Фабрика звезд-7», стал настоящим фестивалем, на котором помимо опытных (даже, несмотря на совсем юный возраст) участников, присутствовало еще авторитетное жюри, куда вошли народный артист Молдовы Игорь Кваснюк, эстрадный певец Роман Мирк, председатель русских общин Молдовы и известный композитор Валентин Дынга. Главной особенностью этого фестиваля было то, что юные участники исполняли песни совместно с членами своих семей: мамами, папами, сестрами, братьями. Всем артистам были вручены почетные грамоты и памятные статуэтки, они также получили музыкальные диски из рук Валентина Дынги с автографом композитора«.

«Ярмарка мелодий открывает таланты! Не успели отзвучать аккорды I Республиканского конкурса молодых исполнителей-инструменталистов „Виртуозы русской музыки“, как юные таланты вновь собрались в Малом зале Национальной филармонии имени Сергея Лункевича. Здесь прошел ставший уже традиционным Республиканский конкурс русской песни „Ярмарка мелодий“. Дом Русской музыки, при поддержке посольства России, Бюро межэтнических отношений, Управления культуры и Главного управления образования, молодежи и спорта города Кишинева, Конгресса русских общин республики Молдова, организовал это творческое состязание уже в третий раз. Все было организовано отлично. Устроители удачно выбрали зал, один из лучших в республике, славящийся своей акустикой. В жюри, которое возглавил композитор Валентин Дынга, вошли очень авторитетные специалисты...„

“24 конкурсанта продолжат борьбу за право представлять республику Молдова на Международном телевизионном песенном конкурсе „Eurovision Song Contest-2014“. Оценивало голосовые данные конкурсантов и качество музыкальных произведений жюри в составе девяти человек, среди которых такие выдающиеся композиторы, как Анатол Кирияк, Андрей Сава, Валентин Дынга...»

«Четвертый год подряд в Новороссийске проходит фестиваль молодых исполнителей „Морской узел“. Фестиваль назначают ежегодно на первые выходные июля, в День работников морского флота. В Новороссийск съезжаются молодые певцы со всего мира. В этом году количество конкурсантов выросло до пятнадцати, одновременно выросло и число новороссийских участников. „Международность“ фестиваля доказывали участники из Молдовы, Бельгии, Турции, Армении, Германии, Израиля. От года к году состав жюри фестиваля практически не меняется. В этом году в него вошли: народный артист России, лауреат государственной премии Георгий Гаранян; Академик Академии искусств России, заслуженный деятель искусств России Святослав Бэлза; поэт-песенник, лауреат государственной премии Михаил Шабров; поэт-песенник Сергей Харин; продюсер Анар Райбанд; Депутат ЗСК Сергей Ярышев; композитор, джаз-пианист Валентин Дынга; автор и композитор Александр Шульгин; продюсер Дмитрий Закон».

Как можно больше успеть!

За несколько недель до смерти Дынга был приглашен на «Радио-Молдова» известным молдавским ведущим Ионом Керпеком. Была записана их беседа для передачи «Воскресный мелоритм». Сегодня эта запись уникальна! Вот некоторые выдержки из той беседы.

Ведущий:
— То, что должно было случиться рано или поздно, случилось. В нашей студии известный, долгожданный и дорогой гость, молдавский композитор и аранжировщик Валентин Дынга.

Дынга:
— Я с большой радостью здесь и начну с того, что желаю всем слушателям всего, всего наилучшего в жизни!

— Валентин, чем ты сегодня занят в творческом плане, а также какие планы у тебя на будущее?

— Стараюсь как можно больше успеть увидеть и услышать что-то новое в этой жизни и не отставать от молодежи. Я становлюсь все старше и старше, а хочется еще много чего сделать. В отношении планов на будущее. Хочу написать современную симфонию в джазовом стиле. Скорее всего, это будет в той же манере, что и моя последняя работа, пьеса для саксофона и симфонического оркестра. Пишу песни. Записал несколько из них в своем исполнении, хотя раньше я этого не делал, но мои друзья уговорили меня «запеть». По утверждению друзей, это придаст песням именно тот характер и колорит, который должен быть, который нужен. А как получилось — вам судить! Одна из последних моих работ — это песни моего друга Василия Казаку «Мама» — наверное, комментариев эта работа не требует, не стоит объяснять, о чем она.

— А не пишешь ли ты музыку для театров?

С этим намного сложнее. Нет, в последнее время таких просьб не поступало, видно у директоров театров и режиссеров есть сегодня проблема с репертуаром, и новая музыка пока не нужна. А может быть, наоборот, все у них в порядке. В настоящее время я пишу много инструментальной музыки и песни. (Звучат песни Валентина Дынги).

В этом своем интервью на радио Валентин говорил о том, что жизнь его идет вперед, что он взрослеет и хочет побольше успеть. Кто мог знать тогда, что жизнь этого замечательного человека на самом деле подходит к концу... Поэтому сегодня невольно вспоминается, с чего все начиналось в этой, такой богатой событиями и творчеством жизни и в этой музыкальной судьбе.

...Вспоминается Одесса, где совсем еще молодой Валя Дынга произвел такое впечатление на маститых мэтров музыки. Вспоминаются такие светлые, полные романтики и хорошей лирической музыки 70-е годы, которые были столь успешны для Валентина Дынги.

Через несколько лет после знакомства с подающим большие надежды талантливым мальчиком Валей Дынгой в музыкальной школе-десятилетке (помните?) руководитель популярного вокально-инструментального ансамбля «Норок» Михаил Долган приглашает Валентина на работу в свой ансамбль. Это было счастливое время, хоть и не такое продолжительное. Гастроли, успех, овации...

Валентин Дынга работает клавишником в Ленинграде с Эдитой Пьехой в уже известном на всю страну ансамбле «Дружба». Тогда ему было всего 19 лет.

Музыканты записали песни Валентина Дынги на молдавском языке. Например, ставшую известной «Замок на песке». Помните? «Ты отдыхаешь на пляже, играешь с песком. Я смотрю, как песок сыплется сквозь пальцы, и думаю, что наша жизнь течет, как песок, но она не должна пройти сквозь пальцы».

Или его не менее популярный «Осенний пейзаж». «Лето прошло, наступает осень. Ушло тепло, и ушла наша любовь. Я брожу по осеннему лесу и грущу в одиночестве. И мне кажется, что и природа грустит вместе со мной»...

Также под влиянием молдавских музыкантов репертуар знаменитого ВИА «Поющие гитары» пополнился песней «Мы расстались» — а это и вовсе молдавская народная песня, которую привнесли в репертуар новички ансамбля из Молдавии.

Немного коллектив еще проработал как ВИА «Норок» в Тамбовской филармонии, благодаря легендарному администратору Эдуарду Михайловичу Смольному. После музыканты популярного коллектива, благодаря администратору Василию Васильевичу Кондакову, создали в Черкасской филармонии ВИА «О чем поют гитары» (художественный руководитель Михай Долган).

В джаз-оркестре «Букурия» (радость) Валентин Дынга сотрудничал с таким известным представителем искусства Молдавии, как композитор Петр Теодорович. Впоследствии Петр Теодорович станет учеником композитора Евгения Доги.

Все, наверное, еще помнят нашумевшие в свое время песни «Сентименте», «Маргаритки», «Меланколие» в исполнении Иона Суручану, с которым тоже много работал Дынга.

Вот такие вехи творческого пути, вкратце. Валентин Иванович всегда высоко отзывался о своих предшественниках: руководителях, музыкантах и всегда был благодарен судьбе за те новые выдающиеся имена, которые впоследствии открывала для него жизнь. А это были такие яркие деятели искусств Молдовы, как Анатол Чабану, Игорь Кожокару, Владимир Сержиу, Валерий Чобану, Анатолий Чокану, Анатолий Куку.

Для них для всех, этих выдающихся музыкантов, композиторов, преподавателей Валентин Дынга — необыкновенный музыкальный деятель. И для меня тоже. Но прежде всего для меня он добрый старый друг... Кем и останется навсегда.

Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first sheet music library for wind band in Russian web
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
eXTReMe Tracker
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play