Partita.Ru

Последний дирижер Чернобыля

Ганапольские — династия музыкантов

Михаил Самойлович Ганапoльский Самый лучший подарок, что может подарить судьба — это встреча с людьми, которым мы говорим: «Спасибо, что Вы были в моей жизни». Эта житейская мудрость в полной мере относится и к личности Михаила Самойловича Ганапольского, дирижера духового оркестра из Чернобыля. Прекрасного музыканта, наставника молодежи. А еще он был очень теплым человеком, который, как мог, всегда помогал другим. И «рычаги» доброй заботы о людях у него были свои. Дирижер оркестра и уважаемый фронтовик, с мнением которого считалось в городе местное начальство. Его помнят многочисленные друзья, коллегии и ученики, конечно же, по-особому помнят его дети и внуки, продолжатели дела.

Михаил Самойлович Ганапольский — глава музыкальной династии, был от природы не только одаренным музыкантом, но и подвижным и деятельным человеком, любознательным, общительным. Своих детей и внуков приучал он к труду с малых лет, постоянно водил с собой в лес по грибы и ягоды, чтобы с детства прониклись они красотой родной природы. Особенно он любил возиться с внуками, играл с ними в разные игры, вместе с ними пел песни, устраивал соревнования. Причем играл наравне, прыгал и бегал. Дети, пытаясь подражать ему и не отстать, заводили веселую возню. К нему всегда тянулась ребятня, он знал много смешных историй, веселых рассказов. Вся семья унаследовала музыкальный дар Ганапольского старшего.

Зарекался музыкант за перо браться...

...Уже не первый год пишу я очерки о коллегах-музыкантах и их наставниках, о тех, кто оставил значительный след в культуре. Накопившийся материал вылился в книгу под названием «Такая музыка звучит у нас в судьбе», недавно вышедшую в Иерусалиме. После выхода книги подумалось, на этом пока все! Рубеж достигнут, этап пройден и стоит остановиться, как будто бы обо всех замечательных коллегах уже написал. Но я ошибся. Ведь жизнь продолжается, и она дарит новое вдохновение, которое вызвано знакомством с творчеством очередного замечательного музыканта, оставившего большой след и в музыке, и в судьбах музыкантов. Вот замаячила интересная персона музыканта Ганапольского, и мною уже овладевает писательский зуд, так хочется написать и о нем тоже! Поэтому, всем, кому я говорил, что больше не притронусь «к перу», говорю, что беру свои слова обратно, уж извините...

Богатый материал — он часто рядом

А появился этот материал о династии Ганапольских у меня так. Уже третий год со мной в коллективе консерватории израильского города Петах-Тиквы работает Владимир Ганапольский. Выпускник Киевского музыкального училища имени Глиэра и Киевской академии музыки имени П. И. Чайковского, прекрасный трубач, ученик известного украинского преподавателе трубы А. Чуприны. Киевская школа трубачей имеет очень высокую репутацию на пространстве бывшего Советского Союза, и не только. Достаточно назвать такие звучные имена представителей этой школы, как В. Яблонский, Н. Бердыев, Ф. Рыгин, В. Кафельников, А. Чуприна, К. Немечек, И. Кобец, В. Посвалюк, Ф. Д. Левитас, В. Еременко, и много других. Многие из этих музыкантов — лауреаты всесоюзных и международных конкурсов исполнителей на духовых инструментах. Они прославили киевскую консерваторию, и этим определили как бы особый знак качества: «На трубе учился в Киеве» — это звучит весомо! Это еще и пропуск, если хотите в любой коллектив самого высокого уровня.

Навеяла книга

Как и многим моим друзьям, дал я почитать свою книгу о музыкантах и Владимиру Ганапольскому. Через несколько дней, видимо, под впечатлением прочитанного (а для меня, как для автора, это самое главное, значит, за душу тронуло, всколыхнуло и свое, личное!), Владимир мне говорит: «Борис, я хочу рассказать тебе о нашей семье, настоящей музыкальной династии. Это очень интересно, особенно, что касается моего деда. В свое время о нем даже была большая статья в газете союзного значения «Труд». Статья посвящалась творчеству М. С. Ганапольского, его успехам на культурном поприще и достижениям народного духового оркестра Чернобыля, которому дед уделял самое важное место в своей жизни.

Люди постарше, конечно же, помнят эту газету — «Труд». До начала девяностых годов она являлась печатным органом ВЦСПС. В 1990 году тираж газеты составил 21 с половиной миллиона экземпляров, что является рекордом! Попасть на страницы этой газеты в те годы было почти немыслимо: газета писала действительно исключительно о самых-самых заметных, выдающихся людях. Газету эту, рассказывал с гордостью дед внукам, зачитывали всем музыкальным миром Чернобыля и как говорится, до дыр.

Вот так, слушая день за днем, рассказы Владимира Ганапольского про его выдающегося деда, а мы работаем бок о бок четыре раза в неделю, я понял, что поневоле стал обладателем богатейшего материала, который в литературном изложении будет интересен очень многим. Итак, вот рассказ прямого наследника музыкальной династии, внука.

Про деда — внук, наследник династии

я Мой дед, Михаил Самойлович Ганапольский, был одним из организаторов духового оркестра в Чернобыле, и эту эстафету он получил от своего наставника Ивана Григорьевича Кирилуша, интеллигентного и образованного человека, одаренного музыканта, обладающего еще и поэтическим даром.

Интересно, что Ганапольский начал играть у Кирилуша еще ребенком в оркестре Дворца пионеров, на баритоне. Именно Ивана Григорьевича Ганапольский считал своим учителем и наставником. Он для него был идеалом и еще тогда молодой Михаил во всем старался походить на своего учителя. Все, что связано с развитием духовой музыки в Чернобыле, относят к этим двум прекрасным энтузиастам своего дела, безмерно влюбленным в духовую музыку.

Это был великолепный оркестр, в котором принимали участие стар и млад: абсолютно всех брали туда, лишь бы человеку хотелось выразить себя на инструменте, а ведь музыке, как известно, все возрасты покорны.

Активно поддерживали оркестр и преподаватели местной музыкальной школы. Под чудесные мелодии городского духового кружились пары на вечерах отдыха на Замковой горе. «В городском саду играет духовой оркестр, на скамейке, где сидишь ты, нет свободных мест...», — помните? Как будто про этот самый городок сказано, с его танцплощадкой и его оркестром.

Оркестр Чернобыля непременный участник всех демонстраций в городе. В 1963 году духовому оркестру, который возглавлял М.Ганапольский, было присвоено почетное звание «Народный духовой оркестр». А в 1967 году коллектив подтверждает это свое высокое звание и становится лауреатом Всесоюзного фестиваля народного творчества.

Для жизни коллектива настает самый интересный период активной зрелости и подъема его творческого потенциала. Чернобыльский оркестр демонстрирует свое искусство не только в своем городе, но и выступает с концертными программами в Киеве, Чернигове, Житомире, Василькове, Белой Церкви и других городах Украины. Важным событием в жизни музыкантов были отчетные концерты коллективов, носивших высокое звание «народный» во Дворце культуры «Украина» (1976-й, 1980-й и 1984-й годы).

О высоком исполнительском уровне оркестра говорит программа его последнего выступления: А. Бабаев, «Концертная рапсодия», М. Лысенко, «Тарас Бульба», Е. Воробьев, Музыкальная картинка «Зимушка» (инструментовка С. Райхштейна), В. Агапкин, «Прощание славянки» в концертном исполнении, «Галоп» из оперетты «Сын клоуна» И. Дунаевского, С. Чернецкий, «Концертная полька для двух корнетов», Г. Свиридов, музыкальная иллюстрация по повести А. С. Пушкина «Метель» и другие произведения.

М. С. Ганапольский со своим оркестром участвовал во всех конкурсах духовых оркестров в Киеве. Дважды был лауреатом конкурса украинского телевидения «Солнечные кларнеты». А на эту передачу приглашали лучших из лучших. Рейтинг у программы был очень высокий.

От себя скажу, что я сам в 1968 году, будучи студентом музыкального училища, участвовал в этой программе в составе вокально-инструментального ансамбля «Юность» житомирского городского дома культуры под управлением Михаила Некрича, и могу засвидетельствовать, что все коллективы из многих городов Украины, в разных жанрах принимавшие участие вместе с нами, были на очень высоком профессиональном уровне, хотя и назывались самодеятельными (Б. Т.).

Многие музыкальные коллективы в бывшем Союзе (так было, кстати, и в спорте), совершенно неправильно назывались самодеятельными, так как в них принимали участие много профессиональных музыкантов, которые, естественно, получали за это деньги, в обход закона, а закон этого, конечно же, не предусматривал.

Помнят оркестр по-доброму

А вот что вспоминает бывшая жительница Чернобыля, работавшая в те годы в местной районной газете, Неонила Цыбульская, которая теперь живет в Днепропетровске. «Я часто бывала на концертах в чернобыльском доме культуры, где свое искусство по разным знаменательным датам, как было принято то время, показывали художественные коллективы города. Конечно же, наш духовой оркестр было всегда интересно слушать. И не ошибусь, если скажу, что жители нашего небольшого города с нетерпением ждали этих выступлений.

В нашем городе почти все знали друг друга. Смотришь, а твой сосед или сослуживец играет в оркестре. Правда, интересно?! Это был слаженный коллектив под руководством опытного маэстро. Не знаю почему, но в моей памяти всплыло, как они прекрасно играли сюиту Г. Свиридова по повести А. С. Пушкина „Метель“, (я так люблю Пушкина и музыку Свиридова, что прослезилась, значит, и исполнение было превосходным), а затем без перерыва перешли на „Лезгинку“ из балета „Гаянэ“ Хачатуряна.

И еще одно выступление помню, только год запамятовала, где, кроме всего, с оркестром пели мои знакомые, можно даже сказать, подруги. Это дуэт в составе В.Дяченко и М.Ярошенко, а еще наша землячка Надежда Савельева, которая много лет работала в Национальном заслуженном академическом народный хоре имени Веревки. Ну, просто было здорово!».

«Солнечные кларнеты»

Вспомним, каким был этот знаменитый конкурс, в котором не раз принимал участие коллектив Ганапольского. Вспомним не просто так, а чтобы вместе порассуждать на примере лучших образцов прошлого, каким наше телевидение теперь стало, по сравнению с тем, каким оно было, и каким ему вообще-то надлежит быть. Вот мнение телепродюсера Вадима Табачука.

«Если коммерческое телевидение неполноценно, можно даже сказать, в какой-то мере ущербно, потому что ему обязательно нужны для работы деньги, а их нередко не хватает, то государственное тоже не идеально — потому что в этом случае работают уже не столько деньги, сколько силовое давление, и такому телевидению обязательно нужен надсмотрщик с плеткой, и не всегда этот надсмотрщик при том, что зорок, еще и мудр».

Общественное телевидение должно служить не политикам или денежным мешкам, а нам с вами. Его дело — объективная всесторонняя информация (я не хочу смотреть краткую выжимку, купленную подешевке у западных информагентств). А еще нам нужно производство высококачественных просветительских, детских, развлекательных, музыкальных, спортивных и прочих программ, которые на коммерческих каналах практически вымерли. И лучшее кино нам нужно, в том числе документальное и научно-популярное. Хочу, чтобы на телеэкран вернулись, например, «Солнечные кларнеты», я редактировал эту передачу, когда работал на государственном телевидении. Пусть у нее будет другое название, но мы не можем обойтись без нашего музыкального богатства — такого во всей Европе не сыщешь. Та передача вызывала несомненный интерес у тысяч зрителей по всей Украине. О ней можно сказать лишь одно: браво! — и только.

Три товарища

— Владимир, с кем дружил Михаил Самойлович? — вопрос внуку.

— Знаешь Борис, много у него было друзей, но очень близких не так уж... Пожалуй, назову, и не ошибусь, только три фамилии: это замечательный кларнетист, преподаватель из киевского музыкального училища, прекрасный человек Ф. Я. Чабан. Он очень много сделал для становления и развития кларнетовой школы на Украине. Дед часто с ним консультировался по многим музыкальным вопросам, вплоть до репертуара своего оркестра. И. А. Шпицберг, в прошлом военный дирижер одного из киевских военных оркестров, выйдя на заслуженный отдых, он продолжал работать в киевском музыкальном училище, был заведующим заочным отделением, руководил духовым оркестром училища и очень преуспел в этом. В 1975 году на республиканском конкурсе духовых оркестров училищ Украины -завоевал 1 место. И еще один замечательный и умный человек был у него в друзьях — О. П. Белофастов директор киевской специализированной музыкальной школы-десятилетки им. Н. В. Лысенко С его мнением дед очень считался. Как в вопросах музыки, так и во многих других. Это был грамотнейший человек, необыкновенно эрудированный, причем во многих областях искусства, не только в музыке. Эти три товарища были и друзьями, и хорошими добрыми советчиками Михаила Самойловича.

Часто бывали в Чернобыле, не раз слушали игру оркестра на репетициях и подсказывали, честно, критично, но и, не задевая самолюбия деда. Как такого иногда не хватает нам теперь! Кроме руководства оркестром, Михаил Самойлович преподавал в музыкальной школе, был заведующим духовым отделом, вел занятия в школьном духовом оркестре. Многие выпускники Михаила Самойловича впоследствии стали выпускниками музыкальных училищ и консерваторий.

Тот черный апрель...

Счастливая жизнь в Чернобыле закончилась внезапно... Черный апрель 1986 года. Случилась трагедия мирового масштаба. Дальше вы знаете, что было... Увы, после этого нет ни школы, ни оркестра, ни самого города. Ужасная трагедия подкосила Михаила Самойловича во всех отношениях: не стало вдохновения, пошатнулось и здоровье. Он лишился любимого детища, которому посвятил значительную часть своей жизни. Все обрушилось в одночасье! Ему едва за шестьдесят, самые продуктивные годы умудренного опытом человека, ему бы творить и творить, а творить негде, будто сама земля ушла из-под ног!..

Были потом работа в музыкальной школе города Белой Церкви, без дела дед не сидел, но это все уже не то. Тот творческий стимул и неиссякаемая энергия, связанная с организацией репетиций, планированием репертуара, заботой об участниках коллектива, с концертами и многое, что ему было интересно и дорого — все ушло в небытие.

Осталась до конца его дней горечь непредсказуемости судьбы.

Михаил Ганапольский: путь в музыке и в жизни

— Владимир, расскажи нам биографию Михаила Самойловича, твоего деда.

— Он родился в 1924 году, а умер в 2005-м. В 1942 году был призван в действующую армию. Дошел до Берлина музыкантом оркестра.

— Что он тебе рассказывал об этих годах?

— Сороковые-роковые военные годы! Сначала он был снайпером, военная профессия эта очень опасная, дед чудом выжил, так как охотишься за врагом и стреляешь не только ты, но и тебя выслеживают. А в 1943 году он попал в оркестр, с которым в 1945 году принимал участие в боях за Берлин. Имеет многие правительственные награды, их 19, и, как он сам рассказывал, самая дорогая для него, была медаль именно «За взятие Берлина», хотя, кроме нее, были у деда и медаль «За освобождение Варшавы», и орден «Отечественной войны» второй степени, и орден «За мужество».

«Когда мы брали Берлин, — рассказывал дед, — немцы вовсе не были сломлены! Немцы стояли насмерть, наверное, как и советские солдаты под Сталинградом. Сколько же наших солдат погибло при взятии этого злополучного Берлина! На войне музыкальный взвод — это была часто похоронная команда, или же мы помогали бойцам, подносили снаряды. На это тоже надо было иметь выдержку и крепкие нервы. Даже в этих условиях, мы умудрялись в редкие минуты затишья поиграть для солдат и в основном лирическую музыку, так что, это неправда, что, когда пушки грохочут, музы молчат. Конечно, состав оркестра был неполным. Так что на большие музыкальные „полотна“ не замахивались, да и у нас были потери тоже, и без того неполный состав оркестра редел. Играли вальсы и марши. Хотели что-то с певцами исполнить, какие то популярные на то время песни, но певцов не нашли. Там такое творилось, в Берлине, трудно передать словами! Не до пения было. Помню свои ощущения после объявления о полной капитуляции Германии и о нашей победе над фашистами: „Кончилась война, и я остался жив!“, — радостно звучала в мозгу одна лишь эта мысль».

Дед очень любил марш «Прощание славянки» и часто его напевал. Всегда и во всех оркестрах, где он был руководителем он обязательно включал этот марш в свой репертуар.

Справка. Автором бессмертного произведения, марша «Прощание славянки», был военный дирижер, тогда эта должность называлась военный капельмейстер, Василий Иванович Агапкин. История написания такова. Это произошло в Тамбове, осенью 1912 года, когда началась Первая Балканская война. Капельмейстер Агапкин видел проводы новобранцев и добровольцев, идущих на помощь братским славянским народам, переживание матерей, жен, слезы молодых девушек, прощавшихся с любимыми. Наплыв чувств, охвативших 28-летнего композитора, в одно утро был положен на нотную бумагу, а партии разыграны с музыкантами полка.

А вот что еще, я нашел на странницах интернета об этом удивительном марше. По мнению историков, название марша «Прощание Славянки» происходит от названия симферопольской речки Славянка, на берегу которой находились казармы Литовского полка. По распространенной легенде первый, кому В. Агапкин показал ноты своего произведения, был капельмейстер Литовского полка Милов. Указав Агапкину на некоторые шероховатости и показав, как их лучше исправить, он посоветовал ему отвезти ноты в Симферополь, где проживал известный в то время в музыкальных кругах Яков Иосифович Богорад, совмещавший службу капельмейстером в 51-м пехотном Литовском полку с весьма широкой нотно-издательской деятельностью. Богорад помог записать клавир и оркестровал марш, а также придумал название «Прощание славянки». Вскоре после этого в симферопольской типографии была напечатана первая сотня экземпляров нот. На обложке этого первого издания изображена молодая женщина, которая прощается с воином, вдали видны Балканские горы и отряд солдат. И надпись: «Прощание славянки» новейший марш к событиям на Балканах. Посвящается всем славянским женщинам. Сочинение Агапкина".

Яков Иосифович Богорад расстрелян в числе прочих евреев Симферополя 12 или 13 декабря 1941 года, в противотанковом рву на 11-м километре Феодосийского шоссе.

Было несколько авторов слов, а вот они, слова марша — последние:

Этот марш не смолкал на перронах,
Когда враг заслонял горизонт.
С ним отцов наших в дымных вагонах
Поезда увозили на фронт.
Он Москву отстоял в сорок первом,
В сорок пятом — шагал на Берлин,
Он с солдатом прошел до Победы
По дорогам нелегких годин.

Вполне понятно, что знаменитый марш напоминал Михаилу Самойловичу годы войны, день Победы 1945 года в Берлине, бередил ему душу.

Маршу исполнилось более 100 лет! Кстати, полковник Василий Агапкин был главным дирижером сводного военного духового оркестра на историческом параде 7 ноября 1941 года, когда участники парада после прохождения по Красной площади отправлялись прямо на фронт. Этот момент запечатлен во многих кинохрониках.

— Дед меня много просвещал в том, что касается духовой музыки, что касается дирижеров и музыкантов различных оркестров, композиторов, пишущих для коллективов этого жанра. И мне это было интересно. Я всегда думал с гордостью про себя и про деда: мы оба музыканты, мы коллеги! Его знали и ценили музыканты и дирижеры военных оркестров Киева. А больших оркестров в то время насчитывалось в столице республики более десяти и все с высоким уровнем исполнительской игры. Так что, я видел профессионализм деда в сравнении, на примерах понимал, чем так высок его уровень.

— Расскажи о последователях Михаила Самойловича, то есть, о вашей музыкальной династии. Начало, как уже сказано, положил дед, которого ты боготворишь, это видно по тому, с каким почтением ты к нему относишься, ведь именно он тебя приобщил к миру музыки.

— И не только меня. Мой отец профессиональный саксофонист, двоюродный брат Александр — замечательный кларнетист, тоже закончил Национальную музыкальную академию в Киеве и сейчас солист оркестра Национального театра оперы и балета Украины, а в этом году начал преподавать и в Национальной музыкальной академии. Я горжусь его успехами!

— Володя, в 1991-году после окончания восьми классов ты поступил в Киевское музыкальное училище имени Глиэра, в класс замечательного трубача-методиста И. М. Кобеца, автора многих переложений для трубы, очень хорошей и полезной школы игры на трубе. Дальше — академия музыки, ты в классе уже известного исполнителя А. Чуприна, солиста оркестра Национального театра оперы и балета. Кто и что еще, кроме твоего деда, повлияло на твое становление как музыканта?

— Безусловно, в первую очередь, — мой дед, далее, Исаак Маркович Кобец, а также Александр Алексеевич Чуприна. Два талантливых педагога и методиста.

«Сегодня ты играешь джаз...»

— А теперь немного о твоем отце. Алекасндр Ганапольский—сын Михаила Самойловича Ганапольского. Профессиональный саксофонист.

— Он закончил Киевское музыкальное училище имени Глиэра по классу кларнета у известного на Украине преподавателя Ф. Я. Чабана, который за годы своей педагогической деятельности воспитал целую плеяду высококвалифицированных музыкантов. Но мечтой самого Александра был не кларнет, а саксофон.

Дело в том, что в те годы не было классов этого инструмента ни в училищах, ни в высших учебных музыкальных заведениях. Одной из причин, было, если мягко сказать, плохое отношение к этому инструменту в верхних эшелонах власти. Странно, да? Вроде бы, что за дело занятым и важным правительственным чинушам до одного из видов духовых музыкальных инструментов? Был такой в Кремле политический деятель — А. А. Жданов, который, можно сказать, командовал всем идеологическим фронтом СССР, а значит и культурой. Говорят, сам не чужд был исполнительству, даже мог на рояле исполнить «Собачий вальс». Тем самым приводил в умиление политбюро. Не знаю, по каким причинам, но невзлюбил Жданов саксофон. Известно его резкое высказывание насчет саксофона «От ножа до саксофона — один шаг».

Эта страшилка была услышана всеми, кто по долгу службы был наделен правом решать, кто играет и что играть. Меня все это до сих пор и удивляет, и возмущает. И, несмотря на то, что Жданов умер в 1948 году, последствия этого глупого высказывания насчет ножа и саксофона ощущались до середины 70-х.

Звучание саксофона ассоциировалось с буржуазным образом жизни, никак не иначе. А если учесть что саксофон еще и один из основных инструментов джаз-оркестров, то картина получалась совсем печальная. В воздухе носилась фраза «Сегодня ты играешь джаз, а завтра родину продашь». Лишь Леонид Утесов смог отстоять перед министерством культуры СССР наличие саксофонов в своем оркестре. Правда, на игру в ресторанах чиновники закрывали глаза, это была некая отдушина для саксофона. Увеселительные и питейные заведения не считались местами воплощения коммунистических идеалов. В музыкальных учебных заведениях же обучение на саксофоне началось только в конце 70-годов.

Мой отец работал в известном эстрадном оркестре киевского варьете. Руководителем этого коллектива был Виктор Поляков, прекрасный аранжировщик. Трубач «тутист», равному которого не было в городе, а виртуозность играть самые немыслимые верхние звуки на трубе он приобрел, работая в оркестрах киевского цирка и ансамбле песни и пляски киевского военного округа. Уже много лет Поляков преподает на музыкальном факультете киевского педагогического института им М. Горького.

Пришлось поработать даже и с прославленными Тарапунькой и Штепселем, в коллективе высокопрофессиональных музыкантов, в эстрадном ансамбле, который сопровождал концерты знаменитых комических артистов, а Тарапунька и Штепсель были по популярности едва ли не в одном ряду с Аркадием Райкиным. Эти два комика давали поиграть в своих выступлениях музыкантам, чтобы самим немного передохнуть, с ними выступали и солисты-вокалисты с песнями популярных современных авторов, с очень любимыми на то время песнями.

Вот уж где было много концертов и самого разного уровня! Одно время ни один правительственный концерт не обходился без замечательных украинских комиков, один из которых, кстати, — Ефим Березин, затем жил у нас в Израиле. Также отец преподавал в музыкальной школе Чернобыля и помогал своему отцу, Михаилу Самойловичу, в работе с оркестром. Проводил репетиции с оркестровыми секциями, вел индивидуальные занятия с участниками коллектива. А также занимался концертной деятельностью. Сегодня мой отец работает с различными эстрадными коллективами. Чтобы по достоинству оценить его игру и получить удовольствие, достаточно зайти на «YouTube» и набрать его фамилию.

Труднее всего преподавать своим детям и внукам

Александр Ганапольский-младший, сын Владимира и внук Михаила Самойловича, — прекрасный кларнетист, ученик профессора национальной музыкальной академии музыки, солиста оркестра Национальной оперы Украины Р. А. Вовка. Кларнетист и второй внук, он приходится двоюродным братом Владимиру. Недавно я получил от него письмо из Киева.

«Борис, я слышал от моего брата Владимира, что вы написали книгу о музыкантах-духовиках, пишете новые очерки, где может быть будет сказано и пара слов про нашего дедушку. Хотел добавить от себя, что благодаря тому музыкальному фундаменту, который он заложил для меня в детские годы, я сейчас работаю солистом Национальной оперы Украины и преподаю в киевской консерватории. Он мой первый и главный учитель не только в музыке, но и в жизни. Никак не меньше! А педагогом он был от Бога. Сколько было в нем выдержки и такта. А как он доходчиво и доступно мне все объяснял. Уже тогда, как будто предвидя, что его внук будет со временем играть в оркестре оперы, главной оперы страны, он переписывал для меня кларнетовые соло из различных опер, а также и симфонические фрагменты, где солирует кларнет. „Терпение и труд-все перетрут“, — любил повторять дед. Иногда он сидел со мной часами. Такт за тактом, предложение за предложением, выстраивали мы вместе фразы, искали кульминации. Кропотливая это была работа. А как он прекрасно все слышал, любое интонационное отклонение. Очень переживал, что кларнет тогда у меня был не совсем профессиональный, а значит и не совсем стройный. Именно деду я обязан поступлением в музыкальное училище и всей своей последующей дорогой в музыке. Дед еще успел порадоваться за меня, когда я поступил в Киевскую академию музыки, но, к большому сожалению, когда я был на 1 курсе, его не стало. Теперь, с годами, я понимаю, как он много для меня сделал, какой он мне был родной человек! Нелегко преподавать своим детям и внукам, это аксиома. Возможно, слова его благодарного ученика пригодятся вам, Борис, в написании очерка, как подтверждение педагогического таланта этого удивительного, дорогого нам всем человека. Спасибо вам за ваше такое нужное творческое музыкально-литературное дело!».

Начало — в продолжении

Теперь, когда мы узнали так много об этом замечательном легендарном человеке — Михаиле Самойловиче Ганапольском из рассказа его внука Владимира, мне хочется вернуться к тому, с чего я начал — к личности самого Владимира, внука, ведь во внуке — продолжение дедово.

— Володя, расскажи немного о себе. Ты выпускник Киевского музыкального училища имени Глиэра, кафедры духовых инструментов Киевской академии музыки имени П. И. Чайковского. Сегодня ты преподаешь, в пожалуй одном из наилучших учебных заведении Израиля, консерватории Петах-Тиквы. Расскажи нам о своем творческом пути до репатриации в Израиль. Где ты работал прежде? Что это за коллективы были?

— Это был духовой оркестр под управлением народного артиста Украины В. И. Охрименко, Киевский академический муниципальный духовой оркестр. Я стал концертмейстером группы труб. Это была очень интересная и творческая работа. Много концертных выступлений, гастролей по Украине. Гастролировали и в Москве.

С оркестром выступали ведущие солисты-вокалисты Украины Д. Гнатюк, А. Чубарев, В. Пивоваров, Национальная заслуженная академическая капелла Украины «Думка» и многие другие. Пожалуй, именно этот коллектив и работа в нем оставили у меня самые хорошие воспоминания. В коллективе царил дух истинного творчества. Мне было интересно работать с дирижером В. И. Охрименко. Он был прекрасный специалист, и как дирижер, и как администратор.

В 1970 году, будучи военным дирижером киевского суворовского училища, он со своим коллективом в Москве на всеармейском конкурсе военных духовых оркестров занял первое место среди военных оркестров училищ и академий ВС. Это грандиозный успех, если учесть то громадное множество духовых оркестров, которое было в Союзе, и что конкурсы проводились лишь раз в 10 лет. В области духовой музыки Охрименко был непревзойденный авторитет.

— Владимир, расскажи, как у тебя сложилась творческая судьба здесь, в Израиле?

— В Израиле, кроме преподавания (класс трубы в консерватории Петах-Тиквы), я работал в симфонических оркестрах Иерусалима, Хайфы, Раананы и Беэр-Шевы, с израильскими дирижерами, такими известными, как Г. Шохат, Н. Шериф, Л. Подштейн, Ф. Шезлин. Особенно хотел бы остановиться на симфоническом оркестре телерадиовещания Иерусалима. Сегодня музыкальный директор и дирижер оркестра Фредерик Шезлин.

С момента основания оркестра им руководили Менди Родан, Лукас Фосс, Гари Бертини и другие таланты. Это очень, как сейчас говорят, «продвинутый» коллектив, который имеет свою давнюю историю и традиции. В течение десятилетий с ИСО работали многие музыканты мировой известности: Игорь Стравинский, Отто Клемперер, Артур Рубинштейн, Иегуда Менухин, Мстислав Ростропович, Исаак Штерн, Пабло Казальс, Игорь Маркевич, Генрик Шеринг, Йо-Йо Ма, Мишель Легран, Пьер Булез, Невилл Марринер, Криста Людвиг, Табеа Циммерман, Марта Аргерич, Раду Лупу, Хосе Каррерас, Жан-Пьер Рампаль, Максим Венгеров и Ефим Бронфман. Оркестр первым на территории Израиля исполнил оригинальные произведения таких именитых композиторов, как Софья Губайдулина, Анри Дютийе, Альфред Шнитке и других.

Хотел бы подчеркнуть, что духовая группа в этом оркестре просто великолепная! Трубачи Д. Левитас, Р. Берлин, валторнист Э. Вильнер, тромбонист Ш. Ливне, фаготист А. Файн.

Надо добавить, что и хайфский симфонический оркестр тоже прекрасный коллектив с высоким исполнительским уровнем и большим творческим потенциалом. Дирижер и художественный руководитель Г. Шохат — талантливый композитор, лауреат Премии Израиля. Из музыкантов назову такие имена, как трубач Н. Бирман, кларнетист В. Лавриков, династия тромбонистов Херсонских. Григорий Херсонский, сын его Денис и внук, тоже Григорий. Херсонский-старший много лет проработал, в Государственном академическом симфоническом оркестре СССР, под руководством всемирно известного дирижера Евгения Светланова, был концертмейстером группы тромбонов.

К слову сказать, все симфонические оркестры Израиля — это прекрасные, высокопрофессиональные коллективы, каждый со своей историей и традициями. Они представляют собой неотъемлемую часть израильской культуры. В такой маленькой стране, как Израиль, ныне успешно трудятся семь симфонических и камерных оркестров, и у каждого своя аудитория, свои концерты. Где еще в мире такое можно найти?!

— Владимир, а кто из современных трубачей тебе интересен?

— Конечно же, прежде всего это наши корифеи Т. Докшицер, Ю. Кривошеев, В. Марголин, В. Морсалес, С. Накаряков. С удовольствием съездил бы к Морису Андрэ, к Пьеру Тибо на мастер-класс, мне очень интересна французская школа. Из немцев интересны Матиас Хефц, Рейнальд Фридрих.

О Ганапольском — Ганапольские

Как получилось неожиданно, необычно и интересно: началось все с того, что внук — Владимир Ганапольский, стал рассказывать мне про своего выдающегося в музыке деда. К разговору подключился правнук, да и сам разговор, весь рассказ повернулся так, что мы узнали не только о заслугах деда, но и о музыкальном пути сына, внука, правнука! То есть, получилось, что Ганапольские рассказали нам с вами о Ганапольском, а их дед Ганапольский как бы исподволь «повернул» разговор на тему своего продолжения, своих музыкальных последователей.

Я благодарен всем Ганапольским за добрую встречу с их талантливой семьей, я говорю спасибо этим людям, еще раз подтвердившим единство прошлого и настоящего, называемого одним словом — жизнь. Жизнь Михаила Самойловича Ганапольского продолжается в его детях.

Борис Турчинский, октябрь 2013
Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first sheet music library for wind band in Russian web
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
eXTReMe Tracker
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play