Partita.Ru

Александр Гилев: «Музыка, приносящая радость!»

Очерк об удивительном композиторе

Александр Гилев «Музыка Александра Гилева создает очень комфортную эмоциональную атмосферу. Он и сам, как каждый настоящий музыкант, живет чувствами, поэтому хочет от музыки радости, которая может принимать самые разные формы» (из прессы).

Этот мой очерк — об удивительно талантливом композиторе, преподавателе и дирижере, умном и добром человеке, Александре Гилеве.

Знакомству с ним я обязан моему другу по музыкальному училищу, профессору Московского государственного университета культуры и искусств Василию Петровичу Матвейчуку.

В 2007 году я приехал к нему в гости. Как-то вечером, за чаем, мы беседовали о современных композиторах и аранжировщиках, пишущих для духового оркестра. «Знаешь, Борис, хочу тебе предложить послушать диск моего друга, преподавателя института военных дирижеров Александра Гилева, уверен, что тебе его музыка понравится».

Так я познакомился с некоторыми опусами Александра. На меня они произвели очень хорошее впечатление. Музыка живая, интересная, написанная необычным музыкальным языком. Про этот необычный язык вот так написала пресса: «Острые, резкие звукокомплексы у Александра Гилева гармонично сочетаются с богатством мелодики и колорита».

«Расскажи мне что-нибудь об этом композиторе», — попросил я Василия. «А что? Давай мы все вместе встретимся, тебе будет интересно с ним пообщаться», — сказал Василий. И он не ошибся: мы встретились, очень интересно и творчески поговорили, и вот уже на протяжении семи лет заинтересованно общаемся постоянно.

Я внимательно слежу в Интернете за новыми произведениями Гилева. Как в «YouTube», так и в нотном архиве «Partita.Ru». А он, в свою очередь, следит за всеми моими публикациями в журнале «Оркестр», за что я ему очень благодарен.

Московский композитор, дирижер

Итак, представляю. Московский композитор и дирижер, лауреат международных конкурсов Александр Гилев. Яркий представитель современного поколения российской композиторской школы. Обладатель Гран-при всероссийских и международных фестивалей и конкурсов. Автор бэнд-мюзикла «Дон-Жуан», симфоний, инструментальных концертов, сюит: «Рождественская», «Театральный вернисаж», «Домино». Автор музыкального проекта «Gilev park» (о котором я попрошу композитора рассказать отдельно), десятков песен и произведений для симфонических, эстрадных и духовых оркестров, автор вокальных циклов и песен. А еще Гилев не забывает и детишек, и об этом тоже рассказ впереди.

Александр Гилев — доцент Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского, лауреат международных конкурсов по композиции (Франция, 1994, Словения, 1999).

Родился в 1965-м в поселке Нижнее Мошево, Соликамского района Пермской области. Образование: московское военно-музыкальное училище по классу валторны, военно-дирижерский факультет при Московской государственной консерватории, адъюнктура военно-дирижерского факультета по кафедре инструментовки и чтения партитур.

Критики видят в его творческом почерке органичное взаимодействие различных стилевых признаков: импрессионизма, неоромантизма, авангарда, рока. Высочайшее мастерство, изысканность, проницательное воплощение тончайших нюансов человеческой психики сочетаются у Гилева с поиском новых способов воплощения музыкальной мысли.

Пресса же подметила у Гилева нечто другое: избегание грустных настроений в музыке, — да и самого автора журналисты находят очень жизнерадостным. Отмечают, что думали увидеть перед собой строгого дядечку во фраке, непременно с бабочкой и со снисходительным видом, лениво отвечающего на наивные корреспондентские вопросы. «...но это веселый молодой мужчина, сыплющий остротами, что как-то не вяжется с образом человека, пишущего „концертную музыку“. Этакий живой классик: композитор с мировым именем, дирижер, доцент, лауреат, член Союза и т.д. и т.п, никак не желающий вмещаться в условные портретные рамки».

«Кто привел тебя в музыку?»

— Первый мой вопрос о твоей семье, об отце, матери. Кто привел тебя в музыку?

— Я не писал с четырех лет, как Моцарт, похвастаться этим не могу, прямого отношения к музыке родители мои не имеют. Папа — Геннадий Петрович, инженер. Мама — Людмила Ильинична — учительница. Профессии весьма распространенные и нужные в то время в нашей стране. Однако был и есть у моих родителей и некий природный музыкальный талант, который всегда позволял им тонко чувствовать и компетентно разбираться в музыке. Несколько лет назад я написал оркестровую сюиту и не знал, как ее назвать. Прослушав композицию, папа предложил назвать ее «Рождественской сюитой», и именно это название, на мой взгляд, очень точно выразило характер музыки.

Мама — очень целеустремленный человек. Благодаря ее решительным и настойчивым действиям, я практически без документов поступил в московское военно-музыкальное училище. Мои документы, мое личное дело, по ошибке, вместо Москвы, отправили в Свердловск (Екатеринбург), в суворовское училище. Мама добилась от соликамского военкомата справки о том, что «я есть я», и с этой единственной бумагой, даже без личного дела, я и отправился в Москву. Получается, жизнь моя музыкальная в столице начала складываться благодаря маме. Сестра Ирина — талантливая художница, известный дизайнер. Живет в Германии. Входит в каталог ведущих дизайнеров Европы. Казалось бы, к музыке не имеет отношения, но как человек творческий тоже может помочь, оценить, подсказать, дать дельный совет.

Банальный вопрос о таланте

— И кто же предугадал твой талант и твое будущее? После военно-музыкальной школы надо было обязательно продолжать военную карьеру?

— Начинал я учиться музыке в детской музыкальной школе № 2 города Соликамска. Первые шаги в музыке были малоуспешные. Известная начинающим баянистам русская народная песня «Во саду ли, в огороде...» в моем исполнении никак не указывала на будущие музыкальные перспективы, скорее, наоборот. Так продолжалось до 4-го класса, до тех пор, пока я не попал в класс к Анатолию Германовичу Шварцу. Он первый из учителей очень доходчиво объяснил мне, что такое «музыка», пробудил интерес к занятиям! Программу для поступления в музыкальное училище готовил со мной блестящий музыкант и педагог Анатолий Родионович Фомин. Благодаря занятиям с Ниной Николаевной Зиновьевой стали появляться успехи и в теории музыки, особенно в сольфеджио. Таинственное слово «интонация» и музыкальные диктанты наконец-то приобрели для меня определенный смысл. Моя искренняя благодарность замечательным музыкантам и педагогам, давшим мне основы музыкальной грамоты. Светлая им память! Теперь, уже в статусе известного музыканта, композитора, я часто встречаюсь с коллегами моей любимой ДМШ № 2 Соликамска, вспоминаем молодость и удивительные повороты в судьбе...

На твой вопрос о том, кто предугадал мой талант и будущее даже затрудняюсь ответить. В период моего обучения в музыкальной школе угадывать было еще нечего. Впервые о своих музыкальных способностях я услышал от легендарной Валентины Васильевны Волковой на вступительных экзаменах в московское военно-музыкальное училище. Илья Григорьевич Мамалыга — мой преподаватель по дирижированию, радовался моим успехам в этом «темном» пока для меня деле и прочил мне успешную карьеру дирижера. Но ярко выраженного музыкального таланта не было особенно заметно, я думаю. Не было, соответственно, и успеха. Кроме, пожалуй, первых наивных композиторских опытов, больше известных только моим ближайшим друзьям. Мои попытки сочинять музыку познакомили меня с известным российским композитором, автором популярной музыки для духового оркестра, Виктором Акимовичем Шепелевым. Несколько факультативных занятий под его руководством, скорее всего, только добавили сомнений в ценности моих композиторских поисков...

В то время очень много одаренных ребят училось в «кадетке», и на их фоне мои результаты были довольно скромными. Более заметные успехи, как ни странно, я демонстрировал в... гимнастике, особенно в нехитром упражнении «подъем переворотом». В этом жанре результаты были чемпионские: более ста с лишним раз (с интервалом в две секунды на одно упражнение!) за одну «сессию» на перекладине! Для начинающего композитора — более чем достаточно.

С особенной благодарностью вспоминаю своего учителя по классу валторны — Анатолия Николаевича Грабовского. Именно он познакомил меня с «валторновой кухней», скрупулезно занимался постановкой моего исполнительского аппарата, делился жизненным опытом.

Сомнений, куда идти учиться после военно-музыкального училища, не было, дорога на военно-дирижерский факультет была хорошо известна и протоптана многими поколениями выпускников. На факультете все было уже «по-взрослому», как сказали бы сейчас. Педагоги, друзья, учеба. Понемногу стал складываться мой музыкальный авторитет. Во многом, благодаря моим друзьям, которые поддерживали мою страсть к «композиторству», помогали преодолеть разные творческие сомнения. Надо сказать, что и преподаватели военно-дирижерского факультета всячески поддерживали мои опыты по композиции и охотно включали опусы в учебный процесс. Так что можно сказать, что тот самый «талант», о котором ты, Борис, задал мне вопрос, формировался постепенно и до поры до времени не особенно «беспокоил» окружающих. До тех пор, пока не произошло «обыкновенное чудо»!

Вот, как бывает!

— Я попал в класс композиции к выдающемуся мастеру своего дела, известному российскому композитору Георгию Ивановичу Сальникову, и это изменило мою музыкальную жизнь круто. Расскажу, как это произошло.

Я написал прелюдию для валторны и фортепиано. Этакая модерновая смесь «рахманинова», «шнитке», «веберна». Репетировали в классе, партию валторны исполнял мой товарищ, блестящий валторнист Сергей Даев, ныне — успешный топ-менеджер крупной международной компании.

В кульминации пьесы я с огромной силой, вдохновенно ударял кулаками по клавишам фортепиано. Было громко, нам казалось это грандиозным новаторством. В этот «громкий» момент в класс вбегает начальник кафедры инструментовки и чтения партитур полковник Сергей Абросимович Суровцев и начинает нас отчитывать за «неправильное» использование фортепиано. Мы оправдываемся, мол, музыка такая... Сергей Абросимович внимательно выслушивает, смотрит в ноты и... уходит.

Через два дня вызывает на кафедру и предлагает профессионально учиться композиции под руководством профессора, композитора Георгия Ивановича Сальникова. Судьба! Ударяй я по клавишам фортепиано секундой раньше или секундой позже, не услышал бы этого Сергей Абросимович, прошел бы мимо, и все могло бы сложиться совершенно иначе.

И второе чудо — пожалуй, самое главное, — это то, что я попал учиться в класс валторны профессора Юрия Иосифовича Гриценко. Попытка описать достоинства Моего Великого Учителя обречена на провал, потому как сделать это невозможно. Простое перечисление человеческих качеств ничего не даст, все равно чего-то будет не хватать. Скажу только, что Юрий Иосифович Гриценко стал автором жизненного проекта «Александр Гилев»! Это он ввел меня в мир Большой Науки и Музыки. Он убедил министра обороны СССР разрешить мне поступать в военную адъюнктуру сразу после окончания военно-дирижерского факультета! Случай в то время уникальный в истории нашего учебного заведения.

Обучаясь искусству жизни

— Что было после института?

— После института — работа в должности преподавателя кафедры инструментовки и чтения партитур. В тот период было много разных интересных событий, даже простое упоминание о них займет много времени. Ограничусь тем, что отмечу некоторые направления своей деятельности того времени... Сочинение музыки разных жанров, работа с известнейшими музыкантами и творческими коллективами, общественными и государственными организациями (от детских музыкальных школ до Совета Федерации России, рыцарей Мальтийского ордена и даже Голливуда), научная и преподавательская деятельность, внедрение компьютерных технологий в образовательный процесс военно-дирижерского факультета, создание профессиональной звукозаписывающей студии и новой учебной дисциплины — такой, как «музыкальная информатика» — продюсирование музыкальных проектов, многочисленные выступления с авторскими программами на различных концертных площадках России и за рубежом, создание оригинальных творческих коллективов и т.п.

— Александр, следующая моя вставка имеет личный характер, но относится к преподавателям института военных дирижеров, в котором ты учился. Евгений Петрович Макаров и Михаил Давидович Готлиб. Ты, наверное, их хорошо помнишь? В 1965–1968 годах я был воспитанником военного духового оркестра в Вильнюсе. Оркестром руководил прекрасный дирижер и человек, заслуженный артист Литвы Иосиф Моисеевич Манжух. Наш оркестр был лучшим в Прибалтийском военном округе. Манжух постоянно организовывал различные концерты, творческие встречи с известными в стране солистами-инструменталистами, певцами и композиторами.

Так в 1967 году он пригласил двух композиторов, преподавателей вашего, Александр, института — Макарова и Готлиба — с авторскими концертами. В первом отделении исполняли произведения Е. Макарова, во втором — М. Готлиба. Концертов было два: один для воинов Советской Армии, а другой для музыкантов и любителей духовой музыки столицы Литвы.

Хорошо помню этих, тогда уже немолодых, интеллигентных людей. Мы репетировали в Доме офицеров — сегодня это, кстати, резиденция президента Литвы. Гости из Москвы очень хотели посмотреть город, купить сувениры. Иосиф Моисеевич был гостеприимен. Так вот, он меня отпускает с репетиции и говорит гостям: «Дорогие мои преподаватели! Этот мальчишка хорошо знает город, он вам все покажет. А мы пока будем готовиться к вечернему концерту». Я был польщен! До сих пор помню замечательное общение с вашими преподавателями в том увольнении. А сколько мороженого я тогда съел! Александр, добавь что-то от себя в мое воспоминание об этих людях и о других преподавателях института, близких тебе и оставивших след в твоей жизни. Мне будет очень приятно и интересно. Кстати, Манжуху скоро исполняется 90 лет. Он проживает в Вашингтоне. Этим летом я собираюсь его навестить!

— К сожалению, ко времени моего появления на ВДФ при МГК имени П. И. Чайковского эти великие люди уже ушли из жизни. Но многое из их жизни и творчества мне стало известно со слов моих старших коллег и преподавателей. В свое время Георгий Иванович Сальников — великий мастер духовой музыки, написал монографию о творчестве Е. Макарова — ученика Д. Шостаковича, и у меня есть экземпляр, подаренный мне автором. Творчество Михаила Готлиба мне также очень близко. Его «маленькие оркестровые шедевры» поражают и сейчас своей мастерской композиторской мыслью, ясностью и красотой звучания. Как-то я был приглашен принять участие членом жюри во всероссийском музыкальном конкурсе «Голоса ХХI века», организованном министерством культуры Российской Федерации. Этап конкурса проходил в Новосибирске, и там я стал свидетелем празднования 100-летнего юбилея выдающегося отечественного фортепианного дуэта Адольфа и Михаила Готлибов!

Касаемо многих других, «кто оставил след в моей жизни», скажу так: каждая встреча (вне зависимости от возраста и положения) оставляет свой след — это один из физических законов Вселенной. И я многим обязан своим родным, друзьям, коллегам, учителям, ученикам и просто знакомым, обучаясь у них искусству жизни.

С чувством глубокой благодарности назову имена своих учителей на военно-дирижерском факультете: это профессоры Ю. И. Гриценко, Г. И. Сальников, Ю. Н. Рагс, Е. С. Аксенов, Х. М. Хаханян, В. И. Гришин, Н. К. Сурин, С. А. Суровцев, Н. Н. Богданова, Д. А. Браславский, Л. Ф. Дунаев, Н. А. Зудин, Ю. С. Мельничук.

— Музыка для духового оркестра, что она для тебя?

— Она для меня «окно» в большой мир искусства. Через музыку для духового оркестра я познакомился с самыми различными музыкальными жанрами. Собственно, и мое продвижение как композитора началось именно с духовой музыки!

— Многие дирижеры с большой охотой исполняют твои произведения. Расскажи нам об этих музыкантах и об их оркестрах.

— С удовольствием назову дирижеров и оркестры, сыгравшие большую роль в моей композиторской деятельности. Оркестр КВЗРИУ (Киевского военного зенитно-ракетного инженерного училища) под руководством В. С. Яковенко, где я получил профессиональную дирижерскую и композиторскую практику. Учебный оркестр военно-дирижерского факультета; Президентский оркестр Российской Федерации, дирижер В. Богорада — первый оркестр, записавший для российского телевидения мою музыку; оркестр имени Петра Великого (Санкт-Петербург), дирижеры — Сергей Вовк, Сергей Ежов; концертный оркестр духовых инструментов ростовской филармонии имени В. Н. Еждика — дирижеры В. Еждик, В. Вилинов, В. Леонов; образцово-показательный оркестр министерства обороны Российской Федерации; губернаторский оркестр Московской области, дирижер О. Лебединский; губернаторский оркестр тульской филармонии, дирижеры П. Балин, А. Балин; губернаторский оркестр воронежской филармонии, дирижер В. Шорин; концертный оркестр белгородской филармонии, дирижер А. Меркулов; эстрадно-симфонический оркестр астраханской филармонии, дирижер С. Бондарев; концертный оркестр Липецкой филармонии под управлением А. Калмыкова и Н. Будюкина, оркестр штаба Северо-Кавказского регионального командования, дирижеры С. Литвинов, Артем Аракельян; саратовский оркестр «Волга-бенд», под руководством профессора А. Селянина; оркестры Магнитогорска, Хабаровска, Читы, Перми, Казани, Артемовска, Уфы, Тамбова, Хантымансийска, Латвии, Австрии, Словении, Казахстана, Армении, Германии и другие.

«Что нашептал внутренний голос?»

— Как ты стал сочинять музыку? Что к этому подтолкнуло? Был внутренний голос или, как иногда говорят, просто решил попробовать?

— Как-то в юности, во время учебы в детской музыкальной школе № 2 города Соликамска, мне в руки попала статья Владимира Высоцкого, о том, как он начал писать свои песни. По словам Владимира Семеновича, он обладал не очень развитым музыкальным слухом и трудно подбирал «чужие» песни — поэтому он стал писать песни свои! Именно это, очень простое, решение помогло и мне. Ведь не секрет, что вокруг композиторского творчества (впрочем, как и вокруг других видов творчества) существует много легенд — на основе сюжетов реальных и выдуманных, рассказывающих об исключительности и даровитости того или иного человека... Например, пишут — он был от рождения гений! Или: вдруг вспыхнула искра Божья! Осенило! Перст Всевышнего указал именно на меня! И т.п. Нет, ничего этого со мной не было. Просто, как и Высоцкий, вместо того, чтобы «подбирать по слуху чужие песни», я стал писать свои. Так Высоцкий помог мне преодолеть некий искусственный стереотип и «позволил» мне пробовать свои собственные силы в композиторстве.

— Получилось сразу?

— Включил как-то телевизор, а там по Первому каналу телевидения России оркестр по исполняет мою музыку. Очень мне понравилось. И я подумал: зачем растрачиваться по мелочам? Если мне дан талант, то его нужно применять по назначению.

— Твои произведения не только известны, но и популярны за рубежом. Ты композитор с мировым именем!

— Это не главное. Мой приятель недавно сказал, что у его дочери мой компакт-диск стал настольным. Вот это — признание!

Но — по-разному бывает в композиторской судьбе. Случается, что музыка наша и не нравится... Был у меня такой случай, могу привести пример. Написал я музыку, отослал поэту. Через два дня он мне перезвонил и сказал: нет, мне не понравилось...

Возможно, десять лет назад у меня была бы в таком случае депрессия, но сейчас я уже вполне самостоятельно могу оценить свое творчество: песни мои достойные, просто они не понравились этому человеку. И все. Кому-то нравится моя музыка, кому-то нет — это нормально.

И не нужно здесь ни под кого подстраиваться. Автор, с разной степенью творческой свободы, создает музыкальное произведение так, как он чувствует, как он понимает, — возможно, и не заботясь о том, понравится публике «это произведение» в дальнейшем или нет. Вот пример. Руководитель одного из ансамблей русских народных инструментов попросил меня написать для них хит, визитную карточку ансамбля — так родились «Два веселых гуся». От русской народной песни остался всего лишь сюжет, слова другие, музыка иная, я не старался выдержать стиль, но публике понравилось. Понимаешь, если я пишу музыку, то она не должна быть повторением музыки прошлого века. Моцарт — да, гениальный композитор. Но если кто-то сейчас начнет создавать похожие «копии», то они, скорее всего, получатся музыкально неинтересными. На мой взгляд, по-настоящему масштабные творческие люди способны улавливать (предчувствовать, создавать, выражать) «новизну» в музыке и затем представлять ее публике в виде музыкальных произведений. Причем, совершенно не обязательно эта интонационная новизна в музыке достигается только за счет «авангардных» композиторских техник. Есть произведения, очень простые и не сложные с точки зрения музыкальной технологии, которые, тем не менее, переходят из поколения в поколение — это и есть настоящий шлягер, например, «Прощание славянки» Василия Агапкина.

Музыкальный проект «Гилев-парк»

— Расскажи нам подробней о нем.

— Идея проекта пришла моему близкому другу Юлии Лаврентьевой, известному российскому специалисту в области рекламы и маркетинга. Именно она, познакомившись с моим творчеством, предложила данное название. Поначалу я испытывал некую неловкость от такого, несколько странного, использования моего имени, но Лаврентьева убедила меня в том, что это не ложный пиар, а отражение реальной деятельности, объединяющей талантливых артистов для создания творческих проектов.

Музыкальный проект «Гилев-парк» создан для популяризации традиций массовых музыкальных концертов и фестивалей, традиций классической, духовой, популярной, джазовой, народной музыки, детских музыкальных постановок, русского романса. То есть, таких массовых программ, которые в недавнем прошлом составляли суть российского музыкального искусства.

Проект направлен на популяризацию лучших российских музыкальных традиций, хорошей, качественной музыки в широкой аудитории; особое внимание уделяется музыкальному просвещению детей и молодежи. Также создатели проекта видят свое назначение в роли организационной структуры для предоставления профессиональным музыкальным коллективам возможности работать на масштабных площадках, вести концертную деятельность на территории всей страны, популяризировать собственные профессиональные достижения и, главное, получить доступ к своей публике.

Наш «музыкальный проект» регулярно проводит концерты в Москве и регионах. Каждая концертная программа обладает яркими художественными качествами и высокопрофессиональным исполнением.

Важным достоинством концертов проекта является то, что программы составлены с учетом художественных вкусов разных поколений и социальных групп: от молодежи до лиц пожилого возраста. Концертные выступления рассчитаны не только для выступления в «закрытых» залах, но и на открытых городских площадках. Организацией музыкальных детских праздников в музыкальном проекте «Гилев-парк» занимаются знатоки своего дела: профессиональные композиторы, авторы, музыканты, певцы и актеры.

Среди артистов, активно участвующих в проекте, хочу назвать своих близких друзей. Это солист шоу-группы «Доктор Ватсон», лауреат премии фестиваля «Славянский базар» Владимир Овчаров; актер театра и кино Евгений Дремин; замечательные певицы Кристина Гордадзе, Ксения Чурсинова, Варвара Золова; талантливые дирижеры Андрей Балин и Максим Федоров (Андрей Балин еще и блестящий джазовый трубач), концертмейстер Мария Павлова (фортепиано, виолончель); уникальный музыкант Евгений Афанасьев (кларнет, саксофон, фортепиано, гитара, аккордеон, вокал); Александра Мостовяк — юная талантливая певица; пианистка Ирина Афанасова и многие другие достойные артисты, музыканты и творческие коллективы.

— А вот, что мне удалось узнать еще об одном твоем творении в плане, так сказать, просветительства, помощи российским гуманитариям. Такого еще не было! В минувшем году ты ведь написал совершенно необыкновенное произведение — Гимн детских библиотекарей Новосибирска!

— Да, был написан такой «гимн», хотя мне более близко другое определение жанра — песня. Гимн — чересчур торжественно, а вот «песня детских библиотекарей» вполне по-человечески! Родился он благодаря совместной инициативе Ассоциации детских библиотекарей города и новосибирской Центральной городской детской библиотеки имени Аркадия Гайдара, которые организовали и провели открытый конкурс на создание текста гимна. Авторами композиции-победителя «Мы служим книге — книга служит детям!» стали специалисты библиотеки Светлана Казарина и Марина Михайлова. Ну, а музыку для песни (гимна) написал я как творческий партнер Ассоциации. Исполнил гимн Дмитрий Баланцев из группы «Проспект».

«Пишу на разные стихи...»

— Бэнд-мюзикл «Дон Жуан» — это не единственное твое произведение, которое можно найти в Интернете. Я с удовольствием прослушал его несколько раз. Оно прекрасно! Как пришла тебе идея этого произведения?

— Интересно, а как бы Пушкин, который со мной «поделился сюжетом», реагировал, если бы ему задавали вопросы о том, как пришла ему в голову идея тех или иных произведений? Дело это творческое, и кто знает, как и когда идеи приходят нам в голову? Может показаться странным, но Александр Сергеевич «поддержал» эту мою идею «бэнд-мюзикла»! Да-да! Именно так: он сам и поддержал. Удивительно?

Дело в том, что если бы «он» был «против», эта идея вообще не проявилась бы в материальном мире. Объясню и приведу пример на уровне занимательной физики. В детстве я зачитывался книгой Я. Перельмана «Занимательная физика», где среди прочего говорится, что, в соответствии с законом всемирного тяготения, принято считать, что яблоко падает на землю, хотя справедливо будет сказать, что и земля также падает на яблоко! С некоторых пор, я обратил внимание на некоторую особенность в своем композиторском творчестве. Когда ко мне «приходят» стихи, которые меня «побуждают» к написанию музыки, я осознаю то, что это как бы сам автор стихотворения приглашает меня к сотрудничеству. То есть, мы с ним, с автором текста, интересны друг другу! У нас возникает творческий диалог музыканта и писателя...

Что касается привлечения маленькой трагедии А. С. Пушкина «Каменный гость» в качестве драматургической основы для бэнд-мюзикла «Дон Жуан», то это еще одна возможность донести до современного поколения творчество великого русского поэта! Причем, многие вокальные номера мюзикла написаны на слова разных поэтов — Соловьева, Бернса, Гумилева, Северянина, Амадо Нерво, Гете и других. Получился своеобразный литературный микс, объединенный музыкой. Ну а привлечение оркестра духовых инструментов — это попытка не только расширить репертуар духовых оркестров, но и, по возможности, «открыть» эти оркестры для массовых театральных проектов.

— Названные тобой поэты, авторы текстов, могут быть благодарны: писателей всегда передают дословно, чего не скажешь о музыке. Композитору приходится иметь дело с дирижерами, которые ведь могут и «переврать» композиторское сочинение. Разве такого не бывает? Насколько в музыке сложно и насколько возможно извратить творческий замысел?

— Да, это верно, бывает, что авторский замысел в музыке можно очень сильно извратить. Приведу пример. Еще в курсантские годы я написал весьма популярное произведение для оркестра — «Польку». Мои учителя послушали — похвалили. Но однажды я из зрительного зала услышал свое детище — и мне было стыдно. Что я написал?! Так ужасно исполнили... Потом мне повезло с дирижером — и музыка зазвучала так, что я стал ею гордиться. И я понял, от дирижера очень многое зависит, дирижер может привнести новое звучание, а может и погубить авторский замысел. Подобные ситуации в музыкальном мире происходят часто.

— Твой «Реквием» — отклик на гибель подводной лодки «Курск». Твой авторский концерт в Санкт-Петербурге, где реквием исполнялся... Нет слов! Задевает все нервные окончания... Хорошо, что это можно увидеть в YouTube. Запись авторского концерта в Санкт Петербурге. Исполнители — Наталья Кумкова и объединенный военный оркестр кадетского ракетно-артиллерийского корпуса и Санкт-Петербургского военно-морского института. Дирижеры Сергей Вовк и Сергей Ежов.

— Трагедия «Курска» глубоко взволновала меня. Именно поэтому музыка получилась такой честной, эмоциональной. Хормейстер Светлана Романова предложила ввести в партитуру «Реквиема» вокальную партию на текст молитвы «Kyrie eleison» («Господи, помилуй») и выполнила переложение для голоса, за что я ей очень благодарен.

— И еще интересующий меня вопрос. На чьи слова ты пишешь вокальную музыку?

— Пишу на разные стихи, на стихи давно ушедших поэтов, и на стихи поэтов ныне живущих, с которыми, кстати, у меня нередко складывается и теплое взаимное общение. Список моих «соавторов» получается внушительный — Омар Хайям, Байрон, Гете, Пушкин, Фет, Некрасов, В. Соловьев, Лохвицкая, Гумилев, Есенин, Северянин, Чекмарев, Гиппиус, Ахматова, Пастернак, Мандельштам, Рильке, Амадо Нерво, Сессилия Мэйрелис, Эдгар По, Бараташвилли, Бернс, Рубцов, Кирсанов, Самойлов, Ольгин, Лебедева, Шишина, Усачев и другие. Песни, романсы, баллады на стихи этих и других поэтов составили еще один мой музыкальный проект — «Просвещение», с которым я знакомлю аудиторию самого разного возраста — и детей, и взрослых.

Детство во взрослом человеке

— Кстати — о твоей музыке для детей. Самое время поговорить о ней. «Веселая мышка», «Домовой», «Баба Яга», «Жили-были гуси» и другое. Извини за нескромный вопрос: это заказ или все еще детство во взрослом человеке?

— Однажды мой друг Виктор Аникин познакомил меня с народным ансамблем «Купина» и предложил написать хит для этого коллектива. Я взял за основу известную песню, переработал мелодию, гармонию, текст, добавил «перцу», так и появились «Жили-были гуси»! С «Купиной» мы расстались быстро, а песня живет!

Музыка для детей, по большому счету, у меня началась после встречи со стихами Андрея Усачева. Однажды утром я открыл книжку своего сына Ивана с детскими стихами А. Усачева. Яркие, динамичные, образные стихи меня так увлекли, что буквально за час я набросал эскизы десяти песен...Но, возможно, эти эскизы так и остались бы на бумаге, если бы не мой друг и соратник — начальник кафедры инструментовки и чтения партитур института военных дирижеров, кандидат искусствоведения, лауреат международных конкурсов, профессор Александр Леонидович Ермоленко. Он выполнил блестящие аранжировки и, как полагается аранжировщику с большой буквы, — усилил музыкальные образы и развил характеры персонажей! Эти так называемые «детские» песни составили еще один музыкальный проект. Песни великолепно слушаются и воспринимаются публикой самого различного возраста! Кроме детских песен, было еще несколько моих сочинений, к которым приложил свою руку мастера Александр Ермоленко. И во многом благодаря его участию и поддержке, моя музыка успешно звучит на концертных площадках страны.

Концертино для валторны и квартет

— Хочу спросить тебя об инструментальном творчестве. Прекрасное концертино для валторны и квартет «Частушка» говорят о том, что ты любишь этот инструмент и знаешь его досконально. Квартет туб и малого барабана, концерт для фортепиано с оркестром... А что еще у тебя написано в этом жанре?

— Знаменитая «Частушка» начиналась с варианта для тубы. Первым исполнителем стал блестящий тубист Никита Бутенко, лауреат международных и всероссийских исполнительских конкурсов, яркий выпускник военно-дирижерского факультета. Затем «Частушка» «добралась» и до квартета валторн и даже (ходят упорные слухи, что это именно так!) до народного и симфонического оркестров.

«Концертино» для валторны посвящено светлой памяти моего учителя — профессора Юрия Иосифовича Гриценко. Значительная часть инструментальной музыки появилась и в результате работы по заказу Российской государственной цирковой компании, которой руководил народный артист России Мстислав Запашный. Есть чудная «Самба» для флейты в аранжировке А. Ермоленко в исполнении Ирины Стачинской, романтическая «Павана» для фортепиано в его же аранжировке, лирическая баллада для саксофона «Светлее солнца...». Есть «Маленькое концертино» для ансамбля трубачей, «Регтайм» для ансамбля кларнетов, «Привет Гарленду...» для ансамбля саксофонов. Кстати, мою «Павану» в переложении для саксофона исполнял легендарный саксофонист Феликс Словачек! Недавно благодаря моему другу и партнеру Михаилу Кушневскому, создавшему комфортные условия для появления приличного мотива...

— Извини, что перебиваю... Хорошая какая фраза: «комфортные условия для появления приличного мотива»... Из нее многое становится понятнее — о том, как порой пишется музыка...

— Согласен. Хорошая фраза, объясняющая многое. Так вот, благодаря моему другу и партнеру Михаилу Кушневскому, создавшему — подчеркиваю — комфортные условия для появления приличного мотива, я написал недавно еще одну достойную пьесу — «Случайную мелодию» для саксофона. К слову сказать, с Михаилом Кушневским мы совсем недавно организовали центр искусств «100 желаний», в котором обучаем детей и взрослых умению музицировать, петь, сочинять музыку. На всякий случай даю адрес сайта в Интернете — может быть, для кого-то это окажется интересным: www.muz-sam.ru.

Создавая новую гармонию

— Фантазия «Фома и Ерема» изначально была задумана для игры на открытом воздухе и с дефиле?

— «Ноги» у этой фантазии «растут» опять же из цирка. Но концертная жизнь проходит в оркестре. В принципе, характер фантазии «Фома и Ерема» действительно годится для дефиле — плац-концерта. И впервые эту задумку блестяще реализовал оркестр штаба Северо-Кавказского регионального командования внутренних войск МВД в Ростове-на-Дону. Этот коллектив — лауреат многочисленных всероссийских и международных фестивалей, им руководит дирижер — начальник оркестр подполковник Артем Аракельян; начальник военно-оркестровой службы — заслуженный артист России подполковник Сергей Литвинов. Об этом творческом тандеме стоит написать в отдельной статье, у него уникальный масштаб профессиональной деятельности.

В частности, эти люди являются организаторами международного, теперь уже исторического, фестиваля валторнистов имени В. Буяновского в Ростове.

— Александр, зашел на твою страничку «Фейсбука». Ты там говоришь о непонимании людьми творчества современных композиторов. Можно конкретнее, что под этим ты подразумеваешь? Сейчас все современные музыкальные мэтры — Щедрин, Слонимский, Сильвестров... уверены, что «новой музыки» (имеются ввиду музыкальные техники) написать нельзя, что можно лишь по-своему «смотреть» на то, что уже создано. Они считают произведение ценным лишь в том случае, если где-то в подтексте обнаруживается что-то из классики. Ты с этим согласен?

— С мэтрами — согласен! От себя добавлю, что в каком-то смысле современную музыкальную эпоху можно назвать эпохой перевода, транскрипций... Вообще, тема не простая, развивая ее, можно углубиться в такие музыковедческие джунгли, что потом трудно будет выбираться. Оставим это на будущее.

— Чем индивидуальней «взгляд» на уже созданное, тем ценнее будет новое произведение. Разве нет? Как ты считаешь?

— Если ты имеешь в виду, например, «взгляд» композитора на уже существующий литературный поэтический текст, то и тут все бывает по-разному. Я бы в большей степени опирался на гармонию в авторских взаимоотношениях. С другой стороны, необычный взгляд на уже созданное произведение способствует созданию новой гармонии. В общем — это вечный вопрос о том, что первично — курица или яйцо...

— Несколько слов о твоей преподавательской деятельности. В чем она заключается, есть ли у тебя талантливые ученики?

— В свое время кафедра инструментовки и чтения партитур военно-дирижерского факультета при МГК имени П. И. Чайковского дала мне великолепную практику преподавательской деятельности. И я благодарен своим коллегам за эту высокопрофессиональную школу! Полученный опыт и знания использую в своей концертной и организаторской деятельности. Со многими из своих учеников поддерживаю дружеские, творческие, профессиональные отношения. Их успехами — горжусь и искренне им радуюсь!

— А вот без таких, завершающих, вопросов, Александр, наверное, не обходится ни одно подобное интервью. О чем жалеешь, что не получилось в твоей жизни? О чем мечтаешь? Какие творческие планы у тебя на ближайшие годы? И что ты пожелал бы музыкальной молодежи и всем любителям духовой музыки?

— Отвечу словами великого поэта: «Не жалею, не зову, не плачу...». Это о том, что не сложилось в жизни. О планах. Главное, что планы — есть! А нашим коллегам и любителям музыки я пожелал бы радости, здоровья, любви... И удовольствия исполнять и создавать музыку, удовольствия дарить людям радость, которую посылает нам музыка.

— Хорошо сказал... Ты — счастливый человек и тебе можно только позавидовать!

Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first sheet music library for wind band in Russian web
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
eXTReMe Tracker
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play