Partita.Ru

Маэстро из Шанхая

Предыстория

Джименес Константин Анжелович Когда-то Нижнеудинск был славен своими духовыми оркестрами. Летом по вечерам музыка неслась со всех сторон. Фабричный оркестр слюдянщиков играл в своем парке, из-за реки ему вторили голоса труб военного оркестра, а ближе к станционным постройкам в парке железнодорожников веселил публику свой оркестр. И я отчетливо помню, что вечерами пели на лавочках около домов и что пели прохожие на улицах. В каждой крупной школе были свои хоры.

Нынче от того времени остался в городе лишь один духовой оркестр. Когда он начинает играть, охватывает душу маленькое блаженство. Не только от музыки, словно смывающей и уличную, и невидимую человеческую грязь, но и от самого вида музыкантов: все они в черных парах, белоснежных рубашках и галстуках-бабочках. А впереди, с дирижерской палочкой, затянутый во фрак человек с непривычной для здешних мест фамилией Джименес.

Причудливое плетение кружева жизни

Константин Анжелович Джименес родился в Шанхае. Отец его — музыкант-филиппинец с испанскими корнями Анхель Хименос (это много позже паспортисты в СССР переиначили фамилию Константина). Во время Второй мировой войны Анхель бежал с Филиппин от военных неурядиц. В Шанхае встретил совсем молоденькую русскую девушку Иру Буркову, чью семью, подхваченную волной белой эмиграции, занесло сюда с Урала.

Анхель играл тромбонистом в симфоническом оркестре и был знаком с Вертинским. Подрабатывал и в джазовом оркестре Олега Лундстрема. По рассказам матери, отцу музыка заменяла все, включая и родину, и своих детей. Костя родился в 1946 году, через два года после сестры. Из Шанхая семья перебралась поближе к Желтому морю, в город Циндао. Там маленький Костя пошел в первый класс. Безмятежность была дарована на короткий срок.

Тогда властители мира распоряжались судьбами миллионов, словно забавляясь и тасуя их, как колоду карт. В этой игре маме Костика выпало вернуться в СССР, а ее мужу — уехать в Австралию. Бабушка, истосковавшаяся за годы эмиграции по родине, рвалась в Советский Союз, не представляя какую судьбу им родина уготовила.

Русский экстрим

В пассажирском поезде они доехали лишь до границы, а там их пересадили в теплушки и, минуя забайкальские степи, Байкал и Саянские отроги, выгрузили на одном из безчисленнных полустанков Омской области. Шел 1954 год, и неистовый Никита Сергеевич призвал всех осваивать целинные и залежные земли. Требовались рабочие руки, много рук.

На подводах семью Кости доставили в деревню Юрьевка Павлодарского района. Деревня была заполнена сосланными бендеровцами и «лесными братьями» из Прибалтики. Увы, лица обитателей временного пристанища «не были овеяны интеллектом». Все золотые украшения и даже обручальное кольцо маме пришлось отдать за хлеб насущный. Это спасло Костю и его сестру от смерти, но голод они ощущали постоянно. Был период, когда от голода у него опухали уши.

Это был жестокий и страшный мир, в котором они промыкались четыре года. И не было там музыки, и не было блестящих залов и ласкового моря, а были морозы, русский мат и нередко поножовщина. Мама не раз вспомнила своего Анхеля и не раз пролила слезы, таская на себе дровяные сутунки. Она работала токарем в совхозных мастерских, ей никак не удавалось осилить норму по расточке и нарезке гаек и болтов.

От генов никуда не денешься

Перелом в их жизни наступил, когда мамина сестра зазвала их в небольшой сибирский город Нижнеудинск, где строилась и набирала обороты слюдяная фабрика. Фабрика давала жилье, место в детсадах и главное — гарантированный заработок. И в городе, кроме того, было все необходимое, чтобы дети получили маломальское образование.

На уроках пения Костя был лучшим в классе. Однажды пришел из дома пионеров с виду неприметный старичок по фамилии Кулешов. Он отбирал ребят с музыкальным слухом в свой кружок струнных инструментов. Костю взяли сразу, и он перепробовал играть на всех имеющихся инструментах: балалайке, домбре... Старичок нахваливал Костю и просил передать маме, что у ее сына отличный музыкальный слух и что необходимо много учиться. Мальчик хотел сказать, что его папа был хорошим музыкантом (мама не раз говорила ему об этом). Папа играл в блестящих залах, где полно света, нарядных дам. Но давным-давно не было папы. А мама, глотая слюдяную пыль, приносила домой скудный заработок.

А потом появился в городе другой музыкант, по фамилии Дымура, и он стал набирать ребят в кружок духовых инструментов. Костя опять перепробовал все инструменты: труба, флейта, саксофон, валторна, альтгорн... Но наследственность и породу не обманешь. Он выбрал тромбон. Музыка с тех пор навсегда вошла в его жизнь.

Под звуки танго

Он был еще подростком, а его уже взяли во взрослый оркестр, и они играли на танцах в ДК слюдянщиков. На танцы приходили незамужние молодые учительницы. Им нужно было веселиться, и им было неловко оттого, что их ученик играет в оркестре. Неловко было и ему. Он старался не поднимать глаз, давая понять всем своим видом, что ничего не видит и не слышит, кроме музыки. Учительницы, тем не менее, нажаловались директору школы.

Директор Анатолий Иванович Бодрых был мировой мужик и обращался к нему по-взрослому: «Константин, я не пойму: ты у нас учишься или работаешь? Нехорошо, брат, ты давай заканчивай играть на танцах».

Небольшого ростика, смуглый парнишка стоял и заливался краской. Не мог же он признаться, что в семье страшно не хватает денег. Свою долю за игру на танцах, три-пять рублей, он отдавал матери, и это было существенное подспорье. Позволить себе лишиться этих денег он не мог. Пришлось уйти из школы и поступить в вечернюю. Играл на танцах, свадьбах и похоронах. Так уж устроены люди, что хоть в трагические, хоть в радостные моменты жизни им всегда помогает музыка. Не порвалась его связь с музыкой и в армии. Играл тромбонистом вначале в оркестре дивизии, а затем и округа.

По возвращении домой устроился на слюдяную фабрику резчиком слюды и стекловаром. И все же музыка оказалась сильней. В тридцать лет он заканчивает музыкальное училище и переходит работать в детскую музыкальную школу. А несколько лет спустя осуществляет свою давнюю мечту — создает духовой оркестр «Молодость».

По главной площади с оркестром

На 50-летие Победы именно нижнеудинский оркестр Джименеса был выбран среди немногих оркестров Сибири и Дальнего Востока для прохождения заключительного марш-парада по Красной площади. Они шли и играли от Белорусского вокзала до Красной площади и так волновались, что звук собственных сердец забивал звуки труб, выводящих мелодию «Прощания славянки».

Перестроечные годы едва не прикончили оркестр. Спас его тогдашний мэр города Анатолий Ольшевский. Вызывая огонь на себя и косые взгляды, выкраивал деньги из бюджета и на инструменты, и на костюмы. Мэр сам хорошо играл на баяне и трубе. Музыка для него была, пожалуй, единственной отдушиной, оркестр — его гордостью.

Как-то Джименес обратил мое внимание на один любопытный факт. Духовики крайне редко и только в случае крайней нужды продают свои инструменты, будь то тромбон, труба или валторна. Как правило, они как самые дорогие семейные реликвии передаются от отца к сыну, от сына к внуку.

Кто-то из ребят уезжает в большие города учиться в консерватории, работать в оркестрах и филармониях. Воспитанники Джименеса прочно оседают и в столице. Но когда приезжают домой, то всегда заходят в музыкальную школу и стремятся попасть на концерты своего оркестра. Слушают, сравнивают, порой грустят о чем-то своем утраченном.

Далекий аромат Циндао

Более 60 лет за плечами Константина Анжеловича. Партитуру жизни не переписать, не изменить. И все же. Иногда ему грезится Циндао. Маленький смуглый мальчик бежит из школы. Он безмятежно счастлив и даже не задумывается, что его ждет впереди. Кажется, что солнце, море и мама будут всегда.

Джименес надеется, что когда-нибудь он съездит в свое прошлое. Может, на несколько дней. Быть может, возьмет с собой сына Стаса, который работает тромбонистом (порода, что тут спорить) в Абаканской филармонии. А может, возьмет с собой прелестную внучку Сашу, у которой белокурые кудрявые волосы и чуть раскосые азиатские глаза. Что увидят они? И что поймут?

Николай Савельев, март 2014
Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first sheet music library for wind band in Russian web
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
eXTReMe Tracker
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play