Partita.Ru

Феномен Григория Херсонского

О маэстро Херсонском можно сказать, что у него совершенный и мягкий тембр звука,
потрясающая техника, прекрасное умение управлять течением музыки.
Поющий тромбон — не иначе!
Народный артист Украины, народный артист России,
профессор Владимир Кожухарь

Григорий Михайлович Херсонский (Вуль) Имя Григория Херсонского — выдающегося тромбониста, педагога, российского музыканта из плеяды «небожителей» — хорошо знакомо кругу моих читателей. Судьба свела нас в конце 90-х годов в Израиле, где мы оба работали в муниципальной консерватории города Петах-Тиквы. Наши классы находились рядом, и это дало нам возможность познакомиться поближе. Авторитет его был для меня непререкаемым, и я часто заходил к нему в класс, чтобы спросить совета или услышать мнение старшего коллеги по тому или иному вопросу.

Григорий — приятный собеседник, и за десять лет нашего общения я услышал немало интересных историй, связанных с его творческой жизнью. Он так же, как и я, прошел через военно-оркестровую службу, был воспитанником оркестра. Впоследствии был солистом эстрадно-симфонического оркестра Всесоюзного радио и телевидения, симфонического оркестра радио и телевидения СССР, и такого выдающегося коллектива, как Госоркестр СССР под управлением Евгения Светланова.

Работа в Государственном симфоническом оркестре, носящем сегодня имя Е. Ф. Светланова, — это концерты по всему миру, выступления на ТВ, огромное количество записей на радио и грампластинках, масса встреч с музыкантами с мировым именем!

Рассказы Херсонского не могли не тронуть мою творческую душу, и я решил и тебя, мой дорогой читатель, познакомить с удивительным и мудрым человеком Григорием Херсонским. А кто лучше, чем он сам, сможет обо всем рассказать?.. Впрочем, начнем с сухой деловой справки.

«Григорий Михайлович Херсонский (Вуль), р. 26 авг. 1937 г., Кировоград, Украина, — тромбонист и педагог, артист симфонического оркестра Всесоюзного радио и телевидения, солист Государственного симфонического оркестра СССР, заслуженный артист РСФСР».

В дате рождения, однако, ошибка. О точной дате спросим его самого.

Григорий Херсонский окончил Московскую консерваторию в 1961 году в классе Павла Чумакова. П. Чумаков был выдающимся музыкантом и педагогом. В 1936–1939 годах учился в училище имени Гнесиных по классу тромбона у А. Никитина, в 1951 окончил Московскую консерваторию у В. Щербинина. С 1949 года — солист Государственного симфонического оркестра СССР. С 1952 года он преподавал в Московской консерватории (с 1965 года доцент, затем профессор).

Херсонский прошел трудный и интересный творческий путь от артиста оркестра Московского театра имени ленинского комсомола, до солиста первого симфонического коллектива страны. Перед этим была победа на первом послевоенном Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей на духовых инструментах в Ленинграде в 1963 году.

Детство

...Больно вспоминать, как не стало мамы. Зашла в Кировограде на почту получить письмо от отца с фронта. Выходя, была убита бомбой, сброшенной немецким самолетом. Все это было на моих глазах...

Моим воспитанием занялась бабушка Лариса. Мы продолжили эвакуацию вглубь страны, в Сталинабад. Увы, в 1942 году бабушки не стало, и меня забрал в Москву мой родной дядя Борис, там я жил у родной сестры мамы, Полины. Трагическая цепочка на этом не закончилась, и в 1943 году мы получали похоронку на отца Милия Израильевича Вуля.

Ярким воспоминанием детства было то, как по Москве вели пленных немцев, после их поражения под Сталинградом. Обреченные и поникшие брели они по главным улицам Москвы при большом скоплении народа. По сторонам их охраняли наши автоматчики, чтоб их не растерзали. Хотя люди больше смотрели на них с любопытством. И никто не пытался на них наброситься. Все чувствовали, что в войне наступил перелом, но, сколько еще оставалось до конца войны, конечно еще, не знали.

В этом же году приехал к Полине ее сводный брат Херсонский Петр Петрович, офицер Советской армии. Это ему пришла в голову мысль, чтобы я стал воспитанником полка, дислоцированного во Владимире. В этом полку уже находилось тогда 23 мальчика. Всех, кто был старше 10 лет, затем отправили в суворовские училища, а мне было меньше, решили оставить в полку. Так я стал сыном полка.

Из Владимира, Петр Петрович, выйдя на пенсию, отвез Гришу на свою родину в Самарканд и определил в детский дом, дав ему при этом свою фамилию. К счастью, там был духовой оркестр. «Должен сказать, что оркестр у нас был довольно приличный для уровня детского коллектива», — вспоминает Григорий те годы.

Через много лет, отыскав в архиве дело родного отца, Григорий решил вернуть себе настоящие фамилию и отчество, сохраняя благодарность советскому офицеру Херсонскому, приведшему сироту в детский дом. К тому же, в Самарканде была перспектива стать воспитанником военного оркестра.

Итак, сегодня и уже много лет это Григорий Михайлович Вуль.

— Борис, я знаю, что в Интернете, на различных сайтах, в том числе и в Википедии, есть биографические неточности. Очень надеюсь, что, когда мы закончим очерк, и ты все узнаешь от меня, то найдешь техническую возможность сделать исправления. 20 августа 1937 года — это дата моего рождения, записанная в детдоме номер 3 города Самарканда. Но родился я в Кировограде, на Украине, а в Самарканд мы приехали несколько позже.

Вспоминаю директора детского дома Зою Самсоновну Аванесову. Не знаю почему, но большинство окружающих нас людей в детдоме были армяне. Аванесова была мудрым, справедливым и добрым педагогом, и мы, ребята, не могли этого не ценить. Она была нам как родная мать.

Моим первым преподавателем музыки был дирижер оркестра детдома Алексей Максимович Малышев. Он первым увидел во мне музыкальные задатки и дал мне в руки баритон. Мне тогда было 10 лет.

Музыкальное училище, Самарканд

О тех годах осталось много теплых воспоминаний. И об учителях, и о друзьях-товарищах.

Эвакуация в Самарканд многих талантливых музыкантов-исполнителей и творческих коллективов Советского Союза дала толчок плодотворному развитию музыкальной культуры города.

Военные годы можно назвать периодом укрепления интернациональных связей музыкально-общественной жизни Самарканда, чему способствовал усилившийся контакт местных музыкантов с представителями культуры других советских городов. А главными достижением в этот период стало открытие музыкального училища, ставшего впоследствии не только важным учебным заведением, но и одним из центров музыкального просвещения городского населения. Педагоги и студенты училища активно вели музыкально-просветительскую деятельность, что было очень важно на тот момент и способствовало общему подъему музыкально-общественной жизни и в целом всей культуры города и области.

Талант и трудолюбие Григория Херсонского позволили ему с легкостью поступить в музыкальное училище в Самарканде в 1953 году. Там его талант раскрылся настолько, что в следующем, 1954 году, ему, еще студенту второго курса, предложили возглавить класс тромбона!

С отличием окончив училище, молодой музыкант в 1956 году поступает в Московскую консерваторию в класс знаменитого профессора П. И. Чумакова, выдержав большой конкурс. В Москве перед ним открываются большие музыкальные горизонты. Григорий в самом центре культурной жизни, посещает многочисленные лекции и концерты.

«В музыкальном училище мне пришлось учить самого себя, — рассказывает Григорий Херсонский, — Я сам был себе преподаватель. Случай уникальный!

Пришел на первый урок к преподавателю Леониду Рувеновичу Тельянцу. Это был молодой парень, довольно приятной внешности, очень общительный. На меня он произвел хорошее впечатление — подумалось, что с этим педагогом будет интересно. Не шутка ведь — четыре года нам предстояло быть вместе! Урок прошел интересно, но... Леонид Тельянц поехал в Ташкентскую консерваторию и... поступил. Нам пришлось расстаться. Тут и начались мои мытарства, вернее — мытарства дирекции училища. Что со мной делать?

Продолжил занятия со скрипачом Евгением Зиминым, далее определили к Виталию Руденко, хормейстеру, который в свое время играл на тромбоне во флотском духовом оркестре. Но на этом ряд моих преподавателей не закончился. В конце концов, я оказался учеником самого директора музыкального училища Сергея Сергеевича Канальчука. Он же мне предложил на втором курсе стать преподавателем училища. Я учился по всем дисциплинам как все, а отдельно от этого преподавал. Дали мне одного студента из далекого аула и благословили на преподавательский труд.

Такие были времена: преподавателей не хватало — тем более, на такой редкий инструмент как тромбон. Да и не надо забывать, где это все происходило.

В училище со мной занимался ныне известный дирижер Захид Вахидович Хакназаров. Уже в 1965 году он возглавил Симфонический оркестр Узбекской государственной филармонии и руководил им до 1979 года. С 1979 года он занимал пост ректора Ташкентской консерватории. Также со мной учился будущий профессор Алма-Атинской консерватории Аркадий Зимович Димонт. Мы были друзьями еще с детдома.

Военная музыка спасала детей

После войны в Советском Союзе уделяли большое внимание разностороннему воспитанию детей, потерявших родителей. И множество военных оркестров служили как бы своеобразным «социальным лифтом» для многих ребят того поколения. Они подняли сирот в полноценную взрослую жизнь.

Из этих коллективов в большую музыку вошли такие замечательные музыканты, как тромбонисты Джума Сабуров, педагог Ташкентской консерватории, Лев Михайлов — солист Государственного академического симфонического оркестра СССР, доцент Московской консерватории, Олег Лебединский — профессор Института военных дирижеров, Натан Рахлин — дирижер, народный артист СССР, Александр Салик — дирижер, профессор, народный артист Украины. Выдающиеся трубачи: Тимофей Докшицер, народный артист Российской Федерации, Лев Володин, заслуженный артист РФ, Виктор Венгловский, солист оркестра Ленинградской филармонии и многие другие.

«О нашем курсе я должен рассказать отдельно»

Хочется отдельно рассказать о нашем курсе в Московской консерватории имени П. И. Чайковского, где я учился позже. Курс состоял из 23 музыкантов, каждый из которых стал лауреатом Всесоюзных или Международных конкурсов музыкантов-исполнителей!

Трубач Лев Володин, кларнетист Лев Михайлов, трубач Павел Усач, народный артист Молдавии... Усачи — легендарная семья. Отец играл на трубе, баритоне, барабане, а все его сыновья — трубачи. Так сказать, «в трубы дули Усачи». Орест и Михаил работали в Большом театре, Павел в прославленном ансамбле «Жок», Георгий — в не менее известном ансамбле «Флуераш». Несмотря на разные характеры — трубачи они были замечательные!

Со мной учились флейтисты Марк Рубинштейн и Евгений Игнатенко. Игнатенко — впоследствии солист оркестра Большого театра, участник известного квинтета духовых инструментов театра. Гобоист Геннадий Керенцев, музыкант и педагог, профессор Московской консерватории, преподаватель Центральной музыкальной школы при Московской консерватории. Фаготист Всеволод Бренер, солист Государственного оркестра Союза ССР. Тромбонист Виктор Баташев, солист БСО, профессор Московской консерватории, кларнетист Рафаэль Багдасарян — кларнетист, народный артист РФ, профессор Московской консерватории и другие. Как не гордиться такими сокурсниками!

От автора. О Рафаэле Оганесовиче Багдасаряне мы с Григорием Михайловичем разговорились особенно. Дело в том, что Херсонский не знал о смерти Багдасаряна (умер он в прошлом году). «Светлый, солнечный человек был, — рассказывает Херсонский, — мы его все очень любили. Знаешь, Борис, я в силу возраста не дружу с компьютером, а может это к лучшему, так и не узнал бы об этом печальном событии»...

Справка. Рафаэль Оганесович Багдасарян (24 января 1937, Сарнахпюр, Анийский район, Армения — 22 декабря 2016, Москва). Российский армянский кларнетист, дирижер, профессор (1997), заслуженный артист Армянской ССР (1979), народный артист РФ (2003). В 1957 году окончил музыкальное училище имени Гнесиных (класс И. П. Мозговенко), в 1962 г. — с отличием Московскую консерваторию (класс А. В. Володина), в 1965 г. — аспирантуру (руководитель В. В. Петров). Будучи воспитанником оркестра министерства обороны, Багдасарян в 1957 году освоил там «французскую» систему кларнетов (кларнеты системы Бема) и стал активным ее пропагандистом. В 1978 году окончил Московскую консерваторию по специальности «оперно-симфоническое дирижирование» (класс Б. Э. Хайкина). Более 35 лет был солистом оркестра Большого театра оперы и балета России, профессором Московской консерватории имени Чайковского и музыкального колледжа при консерватории.

Из моих однокурсников, хотя дороги они мне все, хотел бы отметить еще Льва Михайлова, превосходного кларнетиста, и не только... Лева одним из первых освоил саксофон и прилично на нем играл. Выпустил ряд пособий, переложений. И хотя пальма первенства досталась Маргарите Шапошниковой, должен сказать, что и роль Михайлова в создании отечественной школы игры на саксофоне огромна!

Попросту Лева, в отличие от Маргариты Шапошниковой, не смог и, наверное, не захотел полностью переключится на саксофон, поскольку любил кларнет все же больше. С Михайловым мы работали в оркестрах Юрия Силантьева и Евгения Светланова. И на Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей мы оба стали лауреатами. Это был порядочный и добрый человек, большой музыкант.

От автора. Григорий Херсонский упомянул своего выдающегося однокурсника Льва Васильевича Володина (1930–2008). Необходимо рассказать о нем подробнее. Российский и советский трубач и педагог, артист ведущих симфонических оркестров Москвы, доцент Московской консерватории, заслуженный артист РСФСР Лев Володин начал заниматься музыкой в духовом оркестре Советской Армии, при котором он с 1943 по 1952 год состоял воспитанником и музыкантом. В 1955 году Володин окончил музыкальное училище при Московской консерватории, а затем в 1965 году саму консерваторию по классу Сергея Еремина. На протяжении своей карьеры музыкант играл в трех ведущих симфонических оркестрах Москвы: с 1957 по 1971 год он был солистом ГАСО СССР, с 1971 по 1976 год — симфонического оркестра Большого театра, с 1976 по 1978 год — солистом Московского симфонического оркестра. С 1976 года Лев Володин вновь работал в Госоркестре. В 1978 году создал квартет трубачей, с которым успешно концертировал. В репертуар квартета входили переложения для труб музыки зарубежных, русских и советских композиторов. С 1979 года преподавал в Московской консерватории.

Григорий Херсонский продолжает

В 1957 году я прошел по конкурсу в оркестр театра имени Ленинского комсмола. С 1959 года стал работать в оркестре оперной студии Московской консерватории. Играл партию первого тромбона.

Тут мне посчастливилось музицировать с великими вокалистами И. Архиповой, Т. Милашкиной, впоследствии солистками Большого театра СССР.

В 1960 году я прошел по конкурсу в эстрадно-симфонический оркестр радио и телевидения под управлением народного артиста СССР Юрия Силантьева.

Силантьев дублей не любил

1960-й год. Херсонский работает в известном на всю страну эстрадно-симфоническом оркестре радио и телевидения СССР под управлением Юрия Силантьева. Оркестр обладал огромным репертуаром, аккомпанировал лучшим эстрадным певцам, постоянно участвовал в записях музыки кино- и телевизионных программ.

Ю. В. Силантьев не любил делать дублей, поэтому от музыкантов требовалось большое мастерство и концентрация, чтобы все получалось с первого раза.

Сам он в оркестр пришел в 1958 г. И за несколько лет из просто эстрадного превратил оркестр в эстрадно-симфонический. С отличием окончивший консерваторию по классу скрипки, Силантьев в душе всегда оставался классическим музыкантом. С ним оркестр начал исполнять Генделя и Глюка, Бранденбургские концерты Баха, одним из первых сыграл скрипичный концерт Тихона Хренникова.

Но и эстрада влекла не меньше классики. Пахмутова, Островский, Кобзон, Лещенко, Магомаев — концерты с участием этих композиторов и исполнителей собирали тысячную аудиторию.

Была удивительно интересная работа. Чтобы перечислить всех солистов — книгу надо писать. Сколько концертных выступлений! Лучшие гастроли. Юрий Васильевич Силантьев был значительной и уважаемой личностью, как в музыкальных кругах, так и «там, наверху».

Записи

Считаю важным привести список имеющихся записей на грампластинках, сделанных когда-либо с участием Григория Херсонского. Записи фирмы «Мелодия».

  • Эрнест Блох. Концерт для тромбона с оркестром: I. Maestoso, II. Agitato, III. Allegro deciso. Григорий Херсонский (тромбон). Симфонический оркестр Союза ССР. Дирижер Владимир Кожухарь. Запись 1988 г.;
  • Пластинка. Григорий Херсонский. А. Вивальди, И. С. Бах, В. Моцарт;
  • И. С. Бах. Ария из Сюиты № 3 ре мажор; Ж. Б. Сеналье. Аллегро из Сонаты ре минор; В. Моцарт. Ария «Песня Laudate Dominum» из «Vesperae Solennes Де Confessore»;
  • В. Моцарт — В. Бурместер. Немецкий танец ре мажор; А. Вивальди — А. Стасевич. Аллегро из Концерта Гроссо ля минор, аранжировка — Г. Херсонский;
  • Г. Форе — П. Казальс. «Пробуждение», аранжировка — Г. Херсонский; Э. Биго, Е. Изувер. Вариации для тромбона и фортепиано;
  • Ж. Г. Ропарц. Концертная пьеса для тромбона и фортепиано.

«Японский курьез»

«Вспоминаю, как записывали с известным дирижером Владимиром Марковичем Кожухарем и Госоркестром симфонию для тромбона с оркестром Эрнеста Блоха с моим соло», — рассказывает Григорий Херсонский. «На репетиции было отведено немного времени. С дирижерской стороны все было четко, и мне игралось легко. Результат превзошел все ожидания. Я горжусь этой записью, как и воспоминаниями, связанными с этим!».

А Владимир Кожухарь, о котором мы еще расскажем и которому дадим слово, в свою очередь вспоминает вот что.

«Прошло много лет, я работаю в Киевском театре оперы и балета. Мы на гастролях в Японии. После одного из концертов подходит ко мне человек и протягивает диск: «Подпишите автограф, маэстро!» Ну, что ж, не привыкать. Достаю ручку. Думаю, интересно, что за запись на диске? Это было начало 90-х годов, и диски были в новинку. Смотрю и глазам своим не верю. «Государственный академический оркестр СССР. Дирижер Владимир Кожухарь, солист Григорий Херсонский. Э. Блох, „Симфония для тромбона с оркестром“.

Оказывается, фирма „Мелодия“ продала в Америку какой-то звукозаписывающей фирме много записей из своих фондов. Конечно, без нашего с Григорием разрешения, и дивидендов от этого мы никаких не получили. Уверен, Херсонский об этом и не знает!»

От автора. Узнав историю с автографом в Японии, Григорий Херсонский искренне удивился. Оказывается в 1990 году, перед выездом в Израиль, он обратился в Государственный комитет СССР по телевидению и радиовещанию с просьбой дать, продать, сделать копии записанной им за многие годы музыки. На что получил категорично отрицательный ответ: «в связи с вашим отъездом за границу, ваши записи размагничены». Что же это творилось? Состроили хорошую мину при плохой игре. Человеку сказали, что записи его уничтожены, а сами...

Государственный академический симфонический оркестр СССР

Основан в 1936 году, первое выступление коллектива состоялось 5 октября 1936 в Большом зале Московской консерватории.

За дирижерским пультом этого прославленного коллектива стояли: Г. Абендрот, Э. Ансерме, Л. Блех, Н. Голованов, К. Зандерлинг, О. Клемперер, К. Кондрашин, Л. Маазель, К. Мазур, Н. Малько, И. Маркевич, Е. Мравинский, Ш. Мюнш, М. Ростропович, С. Сондецкис, И. Стравинский, А. Янсонс, А. Борейко, А. Ведерников, В. Гергиев, Ш. Дютуа, А. Лазарев, И. Марин, Т. Миккельсен, Г. Ринкявичюс, Г. Рождественский, А. Сладковский, Л. Слаткин, Ю. Темирканов, М. Юровский и другие легендарные дирижеры.

С оркестром выступали выдающиеся музыканты, в числе которых знаменитые певцы И. Архипова, Г. Вишневская, С. Лемешев, Е. Образцова, М. Гулегина, П. Доминго, М. Кабалье, Й. Кауфман, Д. Хворостовский, пианисты Э. Гилельс, В. Клиберн, Г. Нейгауз, Н. Петров, С. Рихтер, М. Юдина, В. Афанасьев, Б. Березовский, Э. Вирсаладзе, Е. Кисин, Н. Луганский, Д. Мацуев, Г. Соколов, скрипачи Л. Коган, И. Менухин, Д. Ойстрах, М. Венгеров, В. Пикайзен, В. Репин, В. Спиваков, В. Третьяков, альтист Ю. Башмет, Н. Гутман, А. Князев, А. Рудин.

В начале войны оркестр был эвакуирован в Среднюю Азию, выступал с концертами в тылу. 6 марта 1943 года состоялся первый концерт оркестра в Москве после возвращения из эвакуации. В 1956 году Госоркестр стал первым из советских оркестров, выехавшим на гастроли за границу.

С середины 1950-х годов, а более активно — с приходом на пост главного дирижера Евгения Светланова — оркестр начал делать записи, в том числе уникальный проект «Антология русской симфонической музыки». Госоркестр часто становился первым исполнителем новых сочинений, написанных специально для этого коллектива, а также — после долгого перерыва — забытых и долго не исполнявшихся произведений. Так, в 1945 году впервые почти за пятьдесят лет была исполнена Первая симфония Сергея Рахманинова.

В 1986 году, в честь 50-летия образования оркестра, был проведен торжественный концерт. Дирижировали Е. Светланов и Б. Демченко.

В 2005 году оркестру было присвоено имя Евгения Светланова.

В настоящее время Госоркестр России — один из ведущих симфонических оркестров мира. Коллектив дает концерты, как в России, так и за рубежом, а также делает многочисленные записи.

Главными дирижерами оркестра в разное время были: Александр Гаук — 1936–1941, Натан Рахлин — 1941–1945, Константин Иванов — 1946–1965, Евгений Светланов — 1965–2000, Василий Синайский — 2000–2002, Марк Горенштейн — 2002–2011, Владимир Юровский — с 2011-го.

Известные тромбонисты оркестра: Константин Ладилов (1927-1983), Евгений Сущенко (1912-2004), Григорий Херсонский (р.1937), Владимир Щербинин (1896-1963).

Дирижеры доверяли его вкусу и опыту жизни

Евгений Федорович Светланов очень высоко ценил Григория Херсонского — вспоминают его коллеги по оркестру — и не только как классного тромбониста, но и как человека знающего, доверял его музыкальному вкусу и жизненному опыту. Часто интересовался его мнением насчет исполнителей — и не только для духовиков.

При оркестре был художественный совет, куда входили наиболее видные музыканты коллектива, в том числе и Григорий Херсонский. На конкурсах на замещение вакантных мест в государственный академический симфонический оркестр мнение этого органа было решающим. Евгений Федорович всегда прислушивался к мнению Херсонского, потому что знал, что он как никто другой объективен и справедлив. Никогда не будет тянуть в оркестр свое протеже.

Даже когда его сын Михаил играл прослушивание в оркестр, Григорий Михайлович высказал свое мнение по поводу каждого из предыдущих конкурсантов и... извинившись, вышел. Сказал, что не может голосовать, так как далее в конкурсе будет участвовать его сын. Не имеет на это морального права.

— Григорий Михайлович, мы хорошо знаем, что на своем творческом и жизненном пути вам приходилось встречаться со многими выдающимися и интересными людьми. Расскажите о них.

— За 30 лет работы в Госоркестре СССР было так много встреч, концертов с различными известными деятелями музыкального мира бывшего Союза и с зарубежными музыкантами, что в пору сесть за мемуары и это потянет не на один том. Яркие впечатления у меня остались от дирижеров Геннадия Рождественского, Мариса Янсонса, Валерия Гергиева, Владимира Кожухаря. Всех их всегда объединял высокий профессионализм, глубокое вникание в замысел автора исполняемых произведений. Обладание превосходным художественным вкусом давало возможность этим дирижерам блестяще раскрывать художественный замысел...

— Григорий Михайлович, через моих друзей из оркестра Национальной оперы Украины получил для вас теплый привет от хорошо вам знакомого Владимира Марковича Кожухаря. Узнав, что вы в полном здравии, живете и работаете в Израиле, он очень обрадовался этому. Вспомнил работу с вами в госоркестре Союза ССР, который часто приглашал Владимира Кожухаря на концерты, на записи и в заграничные поездки. Помнит запись с вами на фирме «Мелодия» в 1988 году (симфония для тромбона с оркестром Э. Блоха). Не могу не предоставить слово Владимиру Кожухарю.

«Григорий Херсонский — один из самых выдающихся тромбонистов современности»

«Играть в таком прославленном и блестящем оркестре как Государственный симфонический оркестр Союза ССР, исполнять партию первого тромбона, быть концертмейстером группы — значит, по рангу быть тромбонистом номер один в стране! Поэтому без преувеличения можно сказать, что Григорий Херсонский — один из самых выдающихся тромбонистов современности!», — говорит Владимир Кожухарь. И продолжает: «О Херсонском можно сказать, что у него были совершенный и мягкий тембр звука, потрясающая техника, прекрасное умение управлять течением музыки. Поющий тромбон был у него, не иначе! Это был выдающийся музыкант, как и сам наш руководитель Евгений Светланов. Для обоих музыка — образ жизни».

Здесь стоит, по-моему, сделать отступление и сказать пару слов о самом дирижере Владимире Кожухаре, чье дирижирование многие считали образцовым. Вот что писал известный украинский музыкант Михаил Кречко. «Дирижирование Кожухаря — это энциклопедический образец классического распределения функций левой и правой руки, не отделяя их, конечно, от ума, сердца, духовной высоты, то есть — таланта. Правая рука Владимира Кожухаря — это ритмический пульс музыки, железный, неотступный, сводящий в синхронное звучание оркестр. И куда большее чудо — левая рука Кожухаря. Она у него — посол сердца, жрица эмоций. Владимир Кожухарь — идеальный дирижерский аппарат, за которым может играть и петь любой профессионал с одной репетиции или без нее, при идеальном знании своей партии».

Григорий Херсонский продолжает

«Светланов нередко повторял: «Друзей у меня нет, а подруга — музыка». Когда была панихида по нему, по его завещанию, на похоронах не было ни одного чиновника, а звучали записи оркестра. Я не раз дирижировал его оркестром, и такого звучания всех групп, как в нем, я никогда уже не услышу. Потому что там каждый музыкант был «Херсонский».

С оркестром мне приходилось ездить на гастроли во Францию и другие страны Европы, и мы со Светлановым по очереди дирижировали и Чайковского, и Скрябина... Я Евгению Федоровичу говорю: «Хочу так, как вы, исполнять», а он мне: «Не надо так, как я». А когда я дирижировал его произведения — обязательно просил разрешения сделать немного по-своему. Он отвечал: «Буду вам очень благодарен, если сделаете так, как считаете нужным».

А начиналась моя дружба с оркестром Евгения Светланова и его музыкантами на Всесоюзном конкурсе дирижеров (1966 год). Я прошел в финал конкурса и должен был дирижировать с оркестром Московской филармонии Кирилла Кондрашина. В программе — первая часть Четвертой симфонии Р.Шумана и сюита из балета Игоря Стравинского «Жар- птица». Ко мне подходит Кондрашин, а он был и председателем жюри, и говорит, что в репертуаре его оркестра нет «Жар-птицы», и он меня передает в Госоркестр к Евгению Федоровичу Светланову.

Когда я занимался в аспирантуре Московской консерватории, по утрам я все время пропадал на репетициях оркестра Светланова, а по вечерам — на его концертах. Это была моя школа в музыке и в жизни, это моя аспирантура. Всем тем, что я сегодня есть, я обязан этому коллективу. Ему не было равных. Каждый музыкант оркестра был по-своему уникален, талантлив и представлял из себя личность.

Вспоминаю один курьез. Мы с оркестром выступали в Ницце на летней площадке. Народу — тьма тьмущая! Кстати, сколько раз мне приходилось бывать с Госоркесром на гастролях за рубежом — не помню пустых залов. Авторитет коллектива за границей был огромен!

Так вот, дело было вечером, и мы играли 4-ю симфонию П. И. Чайковского. Вдруг погас свет... А мы в четвертой части симфонии, почти финал. Я дирижирую втемную, музыканты играют наизусть. Всплеск оваций еще до последнего аккорда!

И я совсем не преувеличиваю значимость Госоркестра. Послушайте в его звучании «Поэму экстаза» Александра Скрябина. Сама музыка и его исполнение потрясает. Такой «меди» как у Светланова, нигде в мире нет и не было. Это Л. Володин, труба, Г. Херсонский, тромбон, С. Заставенко, валторна, А. Демин, валторна, В. Зыков, труба, А. Иков, труба, Д. Пигузов, тромбон, В. Школьник, тромбон, А. Кузнецов, валторна, И. Макаров, валторна, В. Мачехо, туба.

Этот российский брасс — неповторимый по своему исполнительскому уровню. Все музыканты его — звезды мирового класса!"

От автора. Когда я писал очерк об израильском композиторе Нубаре Асланяне, у меня был разговор с первым кларнетистом Хайфского симфонического оркестра американцем Джеффом Хорвардом. Разговорились о русской школе духовых инструментов. «Когда в детстве я впервые услышал Четвертую симфонию П. И. Чайковского в исполнении ГАСО СССР, — рассказывал Джефф (как раз там и был этот звездный брасс с участием Херсонского), — то был потрясен и первая мысль, которая промелькнула у меня в голове: с этой страной, с Россией, воевать нельзя!» (ГАСО был тогда на гастролях в США). Я передал эти слова и Херсонскому, и Кожухарю. Им обоим было очень приятно слышать такое! И вот что Григорий Херсонский попросил меня передать своему коллеге и товарищу в музыке Владимиру Кожухарю: «Дорогой Владимир Маркович, спасибо за бесценные воспоминания и теплые слова! Ценю нашу дружбу, а еще больше — ваш талант дирижера и музыканта. Помню вас как человека теплого, который прекрасно ладил и ладит с людьми. Вы заряжаете окружающих положительной солнечной энергией. Что еще может быть важнее в жизни!»

«Играть с ним — это была неподдельная радость и отличная школа!»

Слово коллегам Григория Херсонского.

Алекс Чечельницкий. Тромбонист, выпускник Российской академии музыки имени Гнесиных, преподаватель консерватории Петах-Тиквы.

«Когда ты, Борис, обратился ко мне с просьбой сказать несколько слов о выдающемся тромбонисте Григории Михайловиче Херсонском, я от неожиданности, прежде чем ответить, взял длинную паузу. Вот и скажи после этого, что в жизни не бывает удивительных совпадений! Объясню, в чем дело. Накануне я участвовал в одном из концертных выступлений с младшим сыном Григория Михайловича Денисом, прекрасным тромбонистом, хорошим и добрым человеком! Так уж вышло, что в моей личной жизни многое связано с именем Григория Михайловича Херсонского.

В далеком 1977 году, когда я только впервые прикоснулся к тромбону в Одесской специализированной музыкальной школе-десятилетке имени П. С. Столярского, моя дорогая бабушка Дора подарила мне грампластинку — их еще тогда называли «сорокопятки». Для тех, кто помоложе, объясню, что это мини-пластинка на 45 оборотов. Это была запись произведений в исполнении тогда неизвестного мне тромбониста Григория Херсонского. На меня, мальчишку, эта игра произвела огромное впечатление! Да что там огромное — я был сражен наповал!

Особено виртуозно маэстро исполнял «Allegro Spiritoso» французского композитора Ж. Б. Сеналье. Неужели можно так здорово играть? — задавал я сам себе вопрос. Даже и сегодня у меня это в памяти, так свежи и крепки те впечатления, хоть ночью разбуди!

Тогда я себе еще не мог и представить, что когда-нибудь в будущем познакомлюсь лично с человеком, записавшим это произведение на пластинку, очаровавшую меня. На этих записях Григория Херсонского, надо сказать, выросло не одно поколение советских тромбонистов. Уже учась в Москве, я часто посещал концерты Госоркестра под управлением народного артиста СССР Евгения Светланова, где заслуженный артист России Г. М. Херсонский играл партию первого тромбона. Для меня Григорий Михайлович был всегда эталоном игры на тромбоне!

Мне в жизни крупно повезло. Я учился у сокурсника Григория Херсонского, известного тромбониста Виктора Борисовича Баташова. Какие были времена, какие имена замечательных музыкантов остались в памяти! И, бесспорно, имя Херсонского в первых рядах этой, уже исторической, плеяды советских духовиков. А познакомиться лично мне посчастливилось с Херсонским уже в Израиле.

Немного вернусь к своим «везениям» жизни. Великие духовики XX и XXI столетий, с которыми мне посчастливилось быть знакомым. Назову четверых из первого ряда. Мой педагог профессор В. Б. Баташов — выдающийся музыкант и прекрасный человек. Куратором в вузе у меня был легендарный трубач современности профессор народный артист России Тимофей Александрович Докшицер. Позднее, уже в Израиле, к этим знаменитостям добавился Григорий Ройтфарб, народный артист Татарстана.

Отдельно стоит уникальный тромбонист, опытный и мудрый педагог Григорий Херсонский.

Однако вернемся в год 1991-й. Как-то сын Григория Херсонского Михаил пригласил меня на пикник. Уважая коллегу, и зная, что на этом мероприятии будет сам Григорий Херсонский, я не мог отказаться. Там и состоялось столь важное и знаменательное для меня знакомство с этим замечательным человеком. Помню свои ощущения. Пока мы сидели за столом, в голове у меня все время прокручивались кадры давно прошедших лет. Родная Одесса... моя бабушка Дора... грамзапись с блестящей игрой сидящего сейчас напротив меня мэтра тромбоновой музыки. И пластинка-сорокапятка, которую патефон заиграл до дыр.

В Израиле мне довелось несколько раз музицировать с Григорием Михайловичем в симфоническом оркестре. Для меня это была большая, неподдельная радость и школа! И, конечно же, я не могу забыть тот факт и не поблагодарить этого человека за то, что именно он рекомендовал меня на работу в консерваторию Петах-Тиквы в 1993 году, где я тружусь по сей день.

***

Вот, что рассказывает о Херсонском известный тромбонист, народный артист Татарстана, в 1970–2000 годы солист государственного симфонического оркестра республики Татарстан Григорий Ройтфарб.

Впервые я услышал игру Григория Херсонского в Москве перед Всесоюзным конкурсом музыкантов-исполнителей на оркестровых инструментах в 1963 году. Его игра меня потрясла, поразила воображение. Затем я слушал его на конкурсе в Ленинграде. Туда я тоже поехал «продолжать свое обучение», послушать знаменитых мастеров.

В Ленинграде на конкурсе выступал цвет исполнителей на духовых инструментах. Глаза и уши разбегались во все стороны. Сколько лет прошло, а воспоминания и впечатления живы. Напомню коллегам-тромбонистам обязательную программу того конкурса: концерты Н. Римского-Корсакова, Н. Платонова, А. Нестерова. Концертино: М. Списак, В. Успенский, другие.

Итак, оглашены результаты конкурса. Как я и предполагал, первое место присуждено, и по праву, Григорию Херсонскому. Назову еще две фамилии людей, которым также были присуждены первые места. Это Д. Пигузов (Москва) и М. Дубирный.

Как же меня впечатлил конкурс в Ленинграде! Тогда я только начал знакомится с музыкантами-духовиками того времени, это и было моей дополнительной «учебой». Для меня это была великолепная школя самосовершенствования. Всесоюзные конкурсы того времени отличались высоким исполнительским уровнем. К сожалению, по прошествии времени их престиж несколько упал, не хочу размышлять сегодня, почему именно, вдаваться в подробности. Но 1963-й год — это было незабываемо, это было что-то!"

Об этом историческом конкурсе рассказывает и Григорий Херсонский.

«Да, это был по своей значимости серьезный конкурс. На него приехала уникальная плеяда музыкантов послевоенного времени. Всего участников изначально было 70 человек, а в финал прошли только пятеро. Первая премия стала самым большим достижением всей моей творческой деятельности. Не могу не отметить других конкурсантов-тромбонистов, не могу не назвать те же фамилии: М. Дубирный, Д. Пигузов, Е. Нестеренко».

«...В 1983 году я проходил военную службу в Первом отдельном показательном оркестре министерства обороны СССР. Это был выдающийся коллектив страны. И вот, по инициативе прославленного дирижера Е. Ф. Светланова произошло знаменательное событие в творческой жизни Москвы — исполнение бессмертного сочинения великого Г. Берлиоза», — рассказывает выдающийся кларнетист-виртуоз Иван Оленчик — лауреат Республиканского, Всесоюзного и Международного конкурсов, заслуженный артист России. Много лет Иван Оленчик был концертмейстером группы кларнетов в знаменитом госоркестре СССР под управлением Е. Светланова. Ныне он преподает в Российской академии музыки имени Гнесиных, профессор. Ему слово.

"Дирижировал Евгений Федорович Светланов. На то время Государственный академический симфонический оркестр СССР был в зените творческой формы и славы. Мы, молодые музыканты, считали большой честью побывать на репетициях и концертах оркестра, слушать игру солистов-корифеев, к которым, безусловно, относился солист-тромбонист оркестра Григорий Херсонский.

Произведение Берлиоза написано для духового оркестра, и поэтому творческое объединение двух коллективов — духовой группы ГАСО СССР и I ОПО МО вызвало громадный интерес в столице! Я бы не стал столь подробно рассказывать об этом событии, если бы не большое по масштабу и исполнительской сложности соло тромбона там. Его исполнял, конечно же, Григорий Херсонский!

Прошло много лет, а великолепная игра Херсонского по сей день осталась в моей памяти. На сцене музицировали две личности: гениальный Е. Ф. Светланов и выдающийся тромбонист Г. П. Херсонский. Концертов было два: в Большом зале Московской консерватории и на сцене Большого театра, для правительства Советского Союза.

...Прошли годы. Я по конкурсу прошел на должность солиста в Госоркестр. Между мной и Григорием Херсонским возникли теплые человеческие взаимоотношения. К сожалению, я не так много времени проработал с ним. Жизнь диктовала свои условия, и через несколько лет он уехал в Израиль. Но теплые чувства к этому изумительному человеку и музыканту остались в моей душе навсегда.

Пускай это мое воспоминание отзовется в вашем сердце, дорогой Григорий, моей искренней любовью и уважением к вам. Вы отметили свое 80-летие. Здоровья вам и огромных творческих успехов!

Аранович, Силантьев, Светланов

С 1962 по 1969 год Херсонский работает солистом симфонического оркестра радио и телевидения под руководством, без преувеличения, выдающегося дирижера двадцатого столетия Юрия Михайловича Арановича. «Именно в этом оркестре я получил превосходную школу читки с листа. А с какими мне довелось играть музыкантами! В. Атлантов, Г. Вишневская, Е. Образцова, З. Саткилова, Е. Нестеренко, М. Ростропович, А. Хачатурян, Т. Хренников, А. Эшпай, Р. Щедрин, А. Петров — что ни имя, то легенда!

Когда мы завели с Григорием Михайловичем разговор о Юрии Арановиче, он и его сын буквально наперебой начали мне рассказать интересные и теплые истории, связанные с этим именем. Обобщу услышанное.

В середине 70-х годов Аранович репатриировался в Израиль. Сколько ему пришлось пережить, чтобы в те годы выехать в Израиль, один бог знает, да еще КГБ, подвалы которого он посещал не раз. После одного из таких посещений недосчитался нескольких зубов. Допрос был с пристрастием... Власти никак не могли взять в толк, чего не хватает известному и почитаемому дирижеру. Зарплата и квартира хорошие, что еще нужно этому...

С Григорием Херсонским они не только вместе работали, но и дружили. Особенно их сближала любовь к футболу. Оба были фанатами. „Помню, как меня дядя Юра подбрасывал вверх, когда забивала гол его любимая команда“, — рассказывает Михаил Херсонский. „Гол, Мишуня! Наши забили!“

Папа в те годы часто брал меня на репетиции оркестра, так как видел, что мне интересно. А это действительно было захватывающе и запомнилось на всю жизнь».

И вот, наконец, Аранович очутился на исторической родине. Его торжественно встречала сама премьер-министр госпожа Голда Меир с членами правительства.

Аранович продирижировал несколькими концертами и... тишина... Великому дирижеру не нашлось места в музыке Израиля. Он устроился на мойку автобусов. Очень переживал и, наконец, принял решение уехать в Германию, где сразу стал работать по специальности. Кстати, он очень любил Израиль и даже купил квартиру в Иерусалиме.

В 1995 году Юрий Аранович приехал по приглашению израильской стороны на несколько концертов в Израиль. Я тогда работал в оркестре Ришон-ле-Циона. Репетируем Кантату Сергея Прокофьева «Александр Невский». Перерыв, уставший дирижер сел на стул, ему надо немного расслабиться. Естественно, меня он не узнал, прошло много лет, и маленький Мишка, которого он когда-то подбрасывал к потолку, уже стал дядей.

Я набираю по мобильнику папин номер телефона, подхожу к Юрию Арановичу и говорю, тут с вами хотят поговорить. Через секунду — взрыв радости: «Гришка, дорогой!.. А это кто, тромбонист, что дал мне с тобой возможность поговорить?». «Да это мой сын Михаил, не помнишь?», — ответил отец. Слезы появились на лице всегда серьезного Арановича. Музыканты оркестра собрались вокруг, не понимая, что происходит.

Через несколько дней у друзей в Хайфе состоялась встреча, где Юрий Аранович дирижировал программу уже с Хайфским симфоническим оркестром, где работал отец. «Пойдем в ресторан!», — предложил мой отец после концерта. «Нет!», — отреагировал Аранович, — «Никаких ресторанов, пойдем к тебе домой, как в былые времена. Селедочка и картошечка для старого друга у тебя найдется?»

«Ради этого стоит творить!»

Как уже сказано, Григорий Херсонский сделал множество аудиозаписей разнохарактерных произведений на фирме «Мелодия» и на Всесоюзном радио и телевидении. Он впервые исполнил ряд посвященных ему произведений известных композиторов Г. Фрида, Т. Чудовой, С. Васильева. Стоит рассказать немного подробнее хотя бы о ком-нибудь, из этих выдающихся музыкантов.

Татьяна Чудова — композитор, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, член Союза композиторов России, лауреат премии Ленинского комсомола, профессор Московской консерватории. Преподает также в Центральной музыкальной школе, в музыкальном колледже и Московском государственном институте музыки имени А. Г. Шнитке, в Академическом музыкальном колледже при Московской консерватории, в других музыкальных образовательных учреждениях.

Ученица Тихона Хренникова и Эдисона Денисова, ассистент Т.Хренникова на протяжении 20 лет. Лауреат российских и международных конкурсов, фестивалей. Ныне — главный редактор журнала «Музыкант».

Татьяна Чудова — автор более 500 музыкальных произведений различных форм (балеты, симфонии, концерты и сюиты для различных инструментов с оркестром, хоровые произведения, множество сочинений для детей).

Я обратился к ней с вопросом.

— Уважаемая Татьяна Алексеевна, среди многочисленных замечательных произведений, написанных вами за многие годы вашей творческой деятельности, есть соната для тромбона, которую в 1967 году исполнил герой нашего очерка Григорий Херсонский. Расскажите нам об этом сочинении, которое вы ему и посвятили.

— Григорий Херсонский... Как давно это было... Замечательный музыкант, всегда тонко чувствовавший замысел композитора. В данном случае — мои задумки. Так что можно сказать однозначно, что с солистом, исполнившим мою сонату, мне крупно повезло. Не помню, как мне пришла в голову мысль написать пьесу для тромбона. Но когда произведение было готово, мне посоветовали для исполнения Гришу Херсонского. Он был тогда солистом оркестра Всесоюзного радио и телевидения под управлением Юрия Арановича.

Мы встречались всего несколько раз, и этого было достаточно. Я почувствовала, что все готово к записи. Григорий первый исполнитель этого моего произведения, и на сегодняшний день — самый лучший!

Хочу добавить, что как большой музыкант он внес и свое видение музыкальной ткани исполняемого произведения. Сонату это только обогатило и внесло новые неповторимые краски. С большой теплотой вспоминаю и то время, и то, как мы с Григорием работали над сонатой. Соната написана в современном стиле, и она довольно сложная для исполнения, но, конечно, не для такого мастера как Григорий.

Случается и так, что композиторские удачи никто не замечает, что не совсем хорошо для композитора. В данном случае все было иначе. Сонату «услышали», конечно, и благодаря талантливой игре Григория. Сегодня она востребована, исполняема и вошла в репертуар тромбонистов. В чем успех композитора? Когда твоя музыка заслужила признание — ради этого стоить творить!

И еще одно значительное событие в жизни Григория Херсонского. Альфред Шнитке, доверил ему первому исполнить свое камерно-инструментальное произведение для тромбона и органа «Звук и Отзвук» (1983 год, Олег Янченко-орган). По мнению музыкальных критиков, инструментальное творчество А. Шнитке — это не только важная и значительная часть творчества художника, но и ценный вклад в мировую музыкальную культуру.

Подсчеты Григория Херсонского

Как педагог Григорий Херсонский дал путевку в жизнь не одному из ныне играющих профессионалов. Его мастер-классы, которые проходили в Японии, Австралии и Испании, пользовались очень большим успехом.

Несколько лет назад Херсонский давал мастер-класс в Москве, в Академии Маймонида, и присутствовавшие очень много почерпнули для себя в профессиональном и музыкальном плане.

— Григорий Михайлович, прежде всего вы — педагог для своих детей и внуков. У вас династия тромбонистов — редкая в истории исполнительного искусства. Я полагал до встречи с вами, что вас трое: вы, ваши сыновья Михаил и Денис, но, оказывается, намного больше!

— Да, Борис, ошибся ровно вдвое. Нас шесть тромбонистов, и это моя гордость. Значит, я именно тот могучий дуб, откуда ветки пошли в небо.

Представлю свою династию. Сын Михаэль Вуль. Родился в Москве в 1959 году. Начал заниматься на тромбоне в 9 лет у меня, далее окончил Центральную музыкальную школу при Московской государственной консерватории. Учился у моего же преподавателя П. И. Чумакова, который затем и взял Михаила к себе в класс уже в Московскую консерваторию в 1978 году.

К сожалению, после первого курса обучения Михаила Чумаков умер, и Михаил продолжил учебу у не менее известного тромбониста профессора П. Т. Скобелева.

В 1979 году поступил по конкурсу в Симфонический оркестр гостелерадио СССР, (дирижер Максим Шостакович), затем исполнял партию первого тромбона в Государственном оркестре министерства культуры СССР (дирижер Геннадий Рождественский). С 1991 года Михаил работает в оркестре Израильской национальной оперы.

С 2011 года — Хайфский симфонический оркестр. Завидная биография для любого музыканта, не так ли?!

Хоть Денис и первый тромбон симфонического оркестра, он влюблен в джаз. Это была его идея — организовать при симфоническом оркестре джаз-оркестр. Идея всем понравилась, как музыкантам, так и руководству оркестра.

Таким образом, он стал администратором и продюсером Haifa Jazz Band.

В 2008 году он пришел с этим предложением к генеральному директору Хайфского оркестра Моти Айнесу. Идея сразу была оценена, и решение приняли почти мгновенно.

«Исполнители биг-бэнда говорят на разных языках, и у каждого есть свое слово — лучшей обстановки для творчества я еще не видел!, — рассказывает Денис.

«С ошеломляющим успехом продолжает концертные выступления джазовый биг-бэнд „Haifa Jazz Band“. Три четверти его музыкантов говорят по-русски, принеся традиции и мастерство советской джазовой школы. Репатрианты из США, Албании и СССР вместе с уроженцами Израиля приумножают музыкальную культуру. „Haifa Jazz Band“ — единственный профессиональный джазовый оркестр в Хайфе и на севере, который предоставляет возможность любителям классического и современного джаза слушать профессиональное исполнение, высокого уровня. Оркестр состоит из 17 музыкантов, причем большинство виртуозов играют в Хайфском симфоническом оркестре». (Из прессы).

Григорий Херсонский продолжает представлять свою музыкальную династию. Сын Михаила, мой внук Грэг Вуль. Родился в 1982 году. Начал играть в 8 лет, то есть в 1990-м. На третий день после приезда в Израиль начал заниматься на тромбоне у Михаила и у меня. У него два учителя, и если учитывать, что мы работаем по одной методике, то это даже хорошо. Грэг окончил израильский музыкальный колледж «Тель Маэлин». После этого поступил в университет «Linn» в Майами. Работал в Хайфском симфоническом оркестре.

С прошлого, 2016, года Грэг — солист (партия первого тромбона) симфонического оркестра в Суджо (Китай). Это международный оркестр, где собраны лучшие музыканты из 18 стран.

Мой младший сын Денис. Первый тромбон Хайфского симфонического оркестра и продюсер хайфского биг-бенда. Эрик Вуль, сын Дениса. Сейчас работает в Хайфском симфоническом оркестре и является студентом Тель-Авивской академии музыки. Милан Виндовер-Вуль, правнук. Ему 12 лет, учится у меня и у Михаила в консерватории Кирият-Ата.

Немного арифметики, и мы выходим на цифру шесть. Это затронуло четыре поколения! Очень надеюсь, что на этом счет не закончился. Продолжение следует...

«Мы с ним прожили интересную творческую жизнь»

Так говорит Натан Бирман, трубач, солист Хайфского оркестра.

С Григорием Херсонским я проработал 15 лет в оркестре Хайфы и столько же в консерватории города Афулы. По посадке симфонического оркестра мы сидели рядом друг с другом. Сотни программ, десятки дирижеров и солистов-исполнителей. Можно с уверенностью сказать, что мы с ним прожили интересную творческую жизнь. У него целая тромбоновая династия, которая с честью продолжает дело отца и деда в симфоническом оркестре, а точнее — творить. А мне его не хватает...

Григорий — человек необыкновенного таланта и внутренней красоты. Все у него получается легко, само собою. Многие композиторы посвятили ему свои пьесы, коллеги и известные музыканты высоко характеризуют его исполнительскую манеру игры. Тромбонист Григорий — от Бога, а теперь он легенда духовой исполнительской школы России и Израиля.

Еще, когда я занимался в Уральской консерватории, в далекие 70 годы, его имя звучало у нас сродни именам выдающихся мастеров скрипичной и фортепианной музыки — Гилельса, Ойстраха, Ростроповича.

Григорий музыкант высокого исполнительского уровня, но больше всего в его игре меня впечатляет чистейшая интонация и звук, который даже в незначительных музыкальных фразах, фрагментах, такой прекрасный, что трудно передать словами. Его тромбон не играет, а поет!

«Спасибо за талант и дружбу!»

Валерий Харитонович Рябченко, народный артист Российской Федерации, в прошлом солист Госоркестра СССР, заведующий отделением духовых инструментов детской школы искусств имени Е. Ф. Светланова.

Узнав, что Валерий Харитонович многие года был коллегой и другом Григория Херсонского, я разыскал его в Фейсбуке и написал письмо. Ответ не заставили себя долго ждать.

«Рад весточке о моем старом и добром друге Грише Херсонском! Сколько времени прошло с момента нашего последнего концерта теперь уже легендарного Госоркестра СССР! Союза давно нет, а вот оркестр жив и процветает.

А вашим читателям, Борис, хочу поведать, что маэстро Херсонский — тромбонист с большой буквы! Духовики музыкальных учебных заведений Москвы, консерватории и музыкальных училищ следили за каждым выступлением Херсонского и ничего не пропускали. Его характеризует безукоризненное исполнение любого произведения и, что бы Херсонский ни исполнял, это была всегда игра мастера международного класса! Точно выверенная техника, тонкое чувство понимания замысла автора и божественное качество звука! На его игре учились все тромбонисты страны. Пластинки с его записями невозможно было купить. Вот такая была популярность!

Дорогой друг Григорий! Спасибо за дружбу и талант. Желаю тебе и твоим близким крепкого здоровья!»

«Херсонский — это железный стержень оркестра!»

Израильский музыкант, композитор, профессор, главный дирижер Хайфского симфонического оркестра в период с 1994 года по 2014-й Ноам Шериф сегодня считается одним из самых известных и разносторонних израильских музыкантов, и он знает что говорит, ему можно верить. И о Григории Херсонском, с которым немало работал, он сказал необыкновенно: «Херсонский — это „железный стержень“ оркестра, вокруг которого расположились другие музыканты».

Борис, я помню нашу беседу несколько лет тому назад, когда мы говорили о солисте нашего оркестра, великолепном трубаче Натане Бирмане. И я даже помню, что сказал в заключение нашей беседы. «Когда я становлюсь на дирижерский подиум и вижу Натана перед собой, у меня на сердце легко, и я полон уверенности». То же самое относится и к прекрасному тромбонисту солисту нашего оркестра Григорию Херсонскому. Говоря о Херсонском, я не могу не сказать о его высоком профессиональном уровне, как и о всех музыкантах-репатриантах, с которыми мне приходилось работать. Это специалисты наивысшего класса!

Но из всех тромбонистов, с кем мне приходилось работать в своей творческой жизни, я могу Херсонского выделить особо, в «моем списке» он на первом месте. Выдающийся и тромбонист, и музыкант. А его династия детей и внуков?! Он во всем феноменальный человек, во всех ипостасях. И в музыке, и в жизни.

Тромбон его — просто бельканто из театра «Ла Скала»! По рассказам его друзей и почитателей таланта знаю, что он тромбонист — легенда Советского Союза. Рад, что такие именитые люди сегодня с нами, поддерживают и поднимают культурный уровень нашей молодой страны. Вклад их неоценим. Желаю маэстро, как у вас говорят, сибирского здоровья и успехов в преподавательском труде!"

***

Здоровья и вдохновения вам на долгие годы, дорогой Маэстро! Спасибо за талант!

Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first sheet music library for wind band in Russian web
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
eXTReMe Tracker
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play