Partita.Ru

Исаак Кобец: «Человечность — кредо Учителя»

«Обучение должно быть таким, чтобы то, что предлагается,
воспринималось бы как ценный подарок, а не как тяжелый долг».

«В жизни всегда можно добиться того, чего хочешь,
если только для этого хватит жизни».

А. Эйнштейн

Исаак Маркович Кобец В это утро Владимир Ганапольский, мой коллега и товарищ, пришел на работу несколько возбужденным, и я сразу это заметил. «Борис,— начал он, обращаясь ко мне, — Помнишь, я тебе рассказывал об Исааке Марковиче Кобеце — моем педагоге в Киевском музыкальном училище?»...

Школа Исаака Кобеца

Конечно, я много слышал об этом известном украинском преподавателе трубы, и не только от Володи Ганапольского. Его имя было на слуху у всех духовиков Советского Союза. Кобец внес неоценимый вклад в дело развития исполнительской школы игры на трубе. Сотни переложений, масса методических разработок, созданных для этого инструмента — все это его заслуга.

А начиналось все непросто...

Из биографии И. М. Кобеца: был морским офицером, во время одного из тяжелых боев снарядом ему оторвало обе ноги ниже колена. Надо было начинать жизнь с начала, и он ее сложил по кирпичикам: учеба, работа, семья — все как у всех!

Родились двое сыновей. Один из них, Александр, играл на трубе, слыл талантливым музыкантом, преподавал в Киевском музыкальном училище им. Глиэра, но, к сожалению, рано умер. Второй, Семен, стал известным скрипачом, играл в Квартете имени Лысенко. Сейчас проживает в Австралии, концертмейстер оркестра Сиднейской оперы. Кроме того, выступает с сольными программами, преподает.

Особая гордость Исаака Марковича — блестящая плеяда его учеников, среди которых — профессора вузов, преподаватели музыкальных училищ, солисты симфонических и духовых коллективов страны, лауреаты международных и национальных конкурсов. Это: М. Радинский, Э. Калантырский, Й. Маргулис, З. Экштейн, П. Веденяпин, И. Сазонов, П. Жагун, А. Мельник, Л. Мельник, Д. Верников, Е. Желавский, С. Нехайчик, А. Потеенко, С. Трекуров, М. Крейдин, Ю. Корнилов, А. Корш, И. Барановский, В. Ганапольский.

Особо яркие ученики — это Петр Веденяпин, солист оркестра Большого театра и Игорь Сазонов, солист Большого симфонического оркестра СССР. К сожалению, Игорь очень рано ушел из жизни... П. Веденяпин и И. Сазонов окончили институт им. Гнесиных в классе великого Тимофея Докшицера. Сергей Трекуров сегодня живет и работает в Израиле. Он солист симфонического оркестра Раананы. Очень востребован в нашей стране, прекрасный исполнитель.

«Посмотри его школу „Ежедневные упражнения трубача“,— говорит мне Владимир Ганапольский,— хочу ее перепечатать для моих учеников и серьезно взять в работу. Ничего более практически полезного не встречал! Жаль, что этот труд Кобеца не на английском. Помню, когда я только поступил в училище, то сразу получил в подарок этот сборник упражнений. Но лишь сейчас, будучи преподавателем, я эту работу начал изучать и понял ее истинную ценность».

Слушая Володю и заражаясь творческим задором, я подумал: надо рассказать людям о Кобеце, он заслужил, чтобы о нем вспомнили.

Ученый от музыки

Начались поиски и искания, иными словами — муки творчества! Увы, материала оказалось немного, ведь Кобец не был человеком, ангажирующим прессу — как говорится, «последний из могикан», но я верил — все получится! Мне непременно захотелось разыскать людей, помнящих Исаака Марковича как прекрасного музыканта, педагога и ученого. Да, именно ученого, столько сделавшего в своей профессии...

Я пригласил в свою воображаемую музыкально-литературную студию Юрия Горлина — бывшего заведующего отделом духовых инструментов Киевского музыкального училища имени Р. Глиэра, который сегодня, как и я, преподает в Израиле в консерватории Петах-Тиквы, Сергея Остапенко, заслуженного артиста Российской Федерации, с успехом работающего в Москве, Алекса Ройзмана — одного из ведущих преподавателей игры на трубе в Израиле, Владимира Ганапольского — выпускника Киевского музыкального училища и Национальной музыкальной академии Украины имени П. И. Чайковского, ныне преподавателя по классу трубы в консерватории Петах-Тиквы.

Особое спасибо за помощь в сборе материалов солисту симфонического оркестра Киевского Национального Академического театра оперетты Александру Коршу, который предоставил много документов о жизни и творческой деятельности своего учителя, его биографические данные.

Рассказ о любимом учителе

Хочу обратить внимание тех, кто следит за моими публикациями, что имя И. М. Кобеца уже упоминалось в моих очерках — в очерке «Последний дирижер Чернобыля», опубликованном в научно-популярном журнале «Оркестр» и на страницах интернет-сайта Partita.ru, и в очерке «Такая музыка звучит у нас в судьбе!», посвященном известному дирижеру и преподавателю заслуженному артисту России Сергею Остапенко, тоже отчасти ученику Исаака Марковича.

Напомню фрагмент из очерка «Последний дирижер Чернобыля». Вопрос к Владимиру Ганапольскому: «Володя, в 1991 году, после окончания восьми классов, ты поступил в Киевское музыкальное училище имени Глиэра, в класс замечательного трубача-методиста И. М. Кобеца, автора многих переложений для трубы, очень хорошей и полезной школы игры на трубе. Дальше — Академия музыки, ты в классе уже известного исполнителя А. Чуприны, солиста оркестра Национального театра оперы и балета. Кто и что еще, кроме твоего деда, повлияло на твое становление как музыканта?»

«Безусловно, в первую очередь, — мой дед. Далее — Исаак Маркович Кобец, а также Александр Алексеевич Чуприна. Два талантливых педагога и методиста».

И вот, наша новая беседа с Владимиром Ганапольским — уже сейчас, осенью 2014 года.

— Владимир, расскажи о своем любимом учителе.

— Исаак Маркович был большим музыкантом, педагогом и, в первую очередь, прекрасным человеком. Мы, его студенты, были его семьей. Он очень был заботливым. Его интересовало буквально все о нас: кушал ты сегодня или нет; какие оценки у тебя по другим предметам; получаешь ли ты стипендию — если нет, то он начинал думать, как помочь: может, какие-то дисциплины помочь подтянуть... Ну, а что касается собственно учебы и какой он был преподаватель, — тут можно долго рассказывать, не на один очерк потянет.

Я бы сравнил профессию преподавателя с профессией повара. Чем отличается хороший повар от плохого? Тем, что он тонко чувствует сочетание вкусов и подбирает для приготовления блюда нужные пропорции и ингредиенты. И оба они — и повар, и преподаватель, получают в случае успеха одинаковый результат: один — удовлетворение гастрономическое, другой — эстетическое.

Вот и Исаак Маркович, получая учеников на четыре года, творил чудеса не только в исполнительском плане, но и в других аспектах — от этого преподавателя, благодаря его повседневной заботе, дальновидности, умению по-настоящему работать, выходили люди грамотные, воспитанные, с широким кругозором.

Трубач — это «происхождение»

Тут же приведу фрагмент своего очерка о С.Н. Остапенко «Такая музыка звучит у нас в судьбе!». Вот, что рассказывает в очерке о Киевском училище и педагогах Сергей Николаевич, вспоминая 1963 год и свою учебу в классе лауреата Всемирного фестиваля молодежи в Берлине, заслуженного артиста Украины, солиста оркестра Киевского театра оперы и балета Николая Владимировича Бердыева.

«В то время Бердыев занимался концертной деятельностью, играл в оркестре театра оперы и балета и преподавал в Киевском музыкальном училище. В моем становлении как оркестрового музыканта и в дальнейшем — дирижера оркестра большую роль сыграли мои учителя в период занятий в Киевском музыкальном училище. Это, в первую очередь, Николай Владимирович Бердыев, а также Исаак Маркович Кобец».

Замечено, что из всех оркестровых музыкантов и вообще музыкантов-исполнителей именно трубачи отличаются сплоченностью и профессиональной солидарностью. Как будто трубач это не профессия, а происхождение. А ведь действительно, и в прошлом, и в настоящем, играть на трубе, так же как и на других медных инструментах, отваживались, как правило, выходцы из бедноты. Это было в прошлом. Но известно, что профессии передаются по наследству, и не исключено, что трубач — ремесло потомственное, фамильное...

Вспомним слова Бернарда Шоу: «Я склонен думать, что тяга к медным инструментам передается по наследству. Мой отец разрушил свой домашний уют неумеренной склонностью к тромбону; мой дядя много лет играл,— и должен заметить, очень мило, — на офиклеиде... Когда-нибудь и я заведу себе тромбон». (Б. Шоу «Об игре на духовых инструментах», «Звезда», 8 марта 1889).

Сообщество класса Кобеца

Уже много лет я работаю с коллегой Кобеца по Киевскому музыкальному училищу Юрием Горлиным. Они трудились вместе в 80-х и даже читали одну дисциплину — методику обучения игре на духовых инструментах.

Юрий до отъезда в Израиль был заведующим отделом духовых инструментов. Сегодня, по прошествии стольких лет, он очень высоко ценит тот вклад, который внес И. Кобец в развитие исполнительской школы на трубе. Особенно он подчеркивает высокий уровень подготовки учащихся музыкальных школ и музыкальных училищ, занимавшихся по методикам Кобеца.

Исаак Маркович был интересным, очень эрудированным человеком, рассказывает Горлин. С ним можно было посоветоваться по многим вопросам музыкальной культуры. Его класс в училище отличался высоким уровнем игры, уже буквально со второго курса его ученики преображались, совершали профессиональный рывок.

Конечно, Исаака Марковича ученики любили, поскольку всегда чувствовали его отцовскую заботу о себе. Особенно те, кто был не из Киева и жил в общежитии, — таким, само собой, жилось сложнее, чем киевлянам. «А главное, что я вспоминаю, — рассказывает Юрий Горлин, — все ребята-ученики Кобеца были дружны между собой, как никто в училище. Это было как бы особое сообщество...

Алекс Ройзман 25 лет преподает игру на трубе в нашей консерватории. До отъезда работал в Черновицком музыкальном училище, часто бывал в Киеве на различных семинарах, конкурсах и фестивалях. Приезжал иногда просто «подышать культурной жизнью» столицы Украины, походить на концерты, пополнить литературой для трубы свою библиотеку, посетить коллег, преподавателей консерватории и музыкального училища — что ни говори, а киевская школа игры на трубе была одной из ведущих в Союзе, было, где повышать свое педагогическое мастерство.

Особое уважение, рассказывает Ройзман, он питал к своему коллеге Исааку Кобецу. Бывал на его уроках, слушал его учеников. Говорит, «ловил каждое слово» мастера, обладавшего большим и необыкновенным опытом.

«У Исаака Марковича был особый подход к студентам. Я бы сказал, комплексная методика обучения. Он как-то особенно умел перезаряжать их позитивной энергией, умел увлечь, вызывая желание все время совершенствоваться. Уроки пролетали на одном дыхании. Я просто чувствовал, как его любили ученики, это витало в воздухе, и как же это важно!».

Последний из могикан

Так иногда называл себя сам Исаак Маркович, имея в виду, что никого больше не осталось из представителей старой школы игры на трубе. И так же — «Последний из могикан» — называлась посвященная И.М.Кобецу статья в журнале «Всеукраинский брасс-бюллетень» за 1995 год. Кстати, редактором этого музыкального издания в 1997 году стал ученик Кобеца Александр Корш.

Вот фрагменты интервью с Исааком Марковичем журналиста Людмилы Заниной из этого журнала. 1995 год.

— Исаак Маркович, расскажите, пожалуйста, как Вы стали музыкантом, трубачом.

— Я родился в Запорожье в рабочей семье. Мои родители к музыке не имели никакого отношения. Отец работал бетонщиком на Днепрогэсе, а мать на заводе «Коммунар», который впоследствии выпускал известный народный автомобиль «Запорожец». При этом заводе был самодеятельный духовой оркестр, где я начал свой музыкальный путь. Начинал я с большого барабана, это был мой первый инструмент. И только потом появилась труба.

Наверное, потому, что я из рабочей семьи и из рабочего города, где люди просыпались по заводскому гудку, да еще и трубач, и солдат, я люблю выражение «труба зовет», и не всегда в прямом значении этого выражения. Для меня «труба зовет» означает: пора браться за серьезную работу. Люблю, когда она всегда новая.

В 1937 году, после окончания десятилетки, я поступил в Севастопольское военно-морское училище имени Нахимова. А в 1941 году после выпуска — сразу на фронт. Участвовал в освобождении Ростова, Таганрога, Северного Кавказа. В одном из боев был тяжело ранен и уже не смог вернутся на фронт.

— Вас иногда называют «Маресьев музыки». Точно так же, как знаменитый летчик, вы не смирились, снова стали в строй!

— Меня отправили лечиться в Алма-Ату, где я пролежал в госпитале целый год. После выздоровления поступил в музыкальное училище, в класс преподавателя Павлова. Он был солистом объединенного симфонического оркестра Москвы и Ленинграда, которые находились там, в Алма-Ате, в эвакуации. После третьего курса я переехал в Киев и стал студентом Киевской консерватории в классе В. М. Яблонского. Это был 1945 год. Параллельно работал солистом оперной студии и детской музыкальной школы номер два. С 1962 года преподаю в Киевском музыкальном училище имени Р. Глиэра.

Свою первую методическую работу «Начальная школа игры на трубе» я написал в 1952 году. Она выдержала три издания.

— Кто был Вашим главным педагогом?

— Несомненно, Яблонский. Я у него много взял. Но только, если честно, меня не устраивал принцип его подхода к обучению игры на трубе. Он говорил: «Играй, как я!». И демонстрировал. Все это было прекрасно, и мы старались это перенять. Но объяснить, почему надо играть так, а не иначе, он не мог.

Надо также вспомнить и первых преподавателей Потгорбунского и Вурма, которые работали в нашем музыкальном училище, у которых занимался Яблонский. Это были прекрасные педагоги, но никто из них не придавал значения вопросам теории. Все шло эмпирическим путем. Готовились в основном оркестровые музыканты. Вообще, до появления Тимофея Докшицера про сольное исполнение на трубе не было и речи. Ученики должны были играть красивым звуком, от них требовался крепкий верхний регистр, аппликатурная техника, умение владеть всеми компонентами игры на трубе. Это все, что требовалось музыканту для игры в оркестре.

— Какая ситуация, на Ваш взгляд, сложилась на сегодня в методике преподавания?

— Ситуация сложная. Я давно прошу методические объединения Киева организовать теоретический семинар. Я готов провести десяток лекций. Так хочется передать свои знания и накопленный опыт! Уверен, что это нужно многим преподавателям и студентам. У меня едва ли не пятидесятилетний опыт работы. Я, пожалуй, старейший из преподавателей, интересующихся методикой обучения игры на трубе. Я, можно сказать, и в самом деле последний из могикан...

Учителя большого мастера

Справка о В. Вурме, которого часто вспоминал И. М. Кобец. Имя замечательного русского трубача-виртуоза Вильгельма Вурма (1826–1904) непосредственно связано с киевской исполнительской трубной школой. Его ученик Никс Захарович Подгорбунский (1863–1926), известный трубач, педагог, капельмейстер, начал педагогическую деятельность в Киевском музыкальном училище, где преподавал трубу, валторну и тромбон. Он умело воспитывал в своих учениках характерные черты исполнительской игры Вильгельма Вурма: ритмическую точность, техническую чистоту, академичность, чувство динамики, правильное исполнительское дыхание, мягкий, теплый тембр звука. Самые известные из учеников Вурма — это Вильгельм Яблонский, Иван Василевский, Иван Мещанчук, Николай Карашевский. Эти музыканты впоследствии были солистами ведущих симфонических и оперных оркестров России и Украины почти до середины 50-х годов, а также занимались педагогической деятельностью, успешно передавая и обогащая новыми чертами своего наставника.

Справка. Вильгельм Марьянович Яблонский (1889–1977). Воспитанник полкового оркестра. В 1912 году окончил Киевское музыкальное училище. С 1913 по 1918 год работал вместе с М. Табаковым и П. Эйсмонтом в симфоническом оркестре Сергея Кусевицкого, был одним из организаторов оркестра (1926), а также Киевского симфонического ансамбля (оркестр без дирижера), где он играл партию первой трубы. На протяжении полувека являлся подлинным лидером исполнителей и педагогов-духовиков Украины. Играл в лучших симфонических и оперных оркестрах под управлением К. Дебюсси, А. Глазунова, Н. Малько, О. Фрида, В. Ферреро, А. Пазовского, В. Дранишникова, Э. Клайбера и других. Творческая деятельность В. М. Яблонского связана также с оркестром Украинского радио (1926–1932), с театром оперы и балета имени Т. Шевченко (1932–1957), педагогическая — с музыкальным училищем (с 1924 года), музыкально-драматическим институтом Н. Лысенко (с 1927 года) и с 1934 года — с консерваторией (с 1935 года В. М. Яблонский — профессор, заведующий кафедрой).

Письмо из Киева

«Уважаемый Борис! Обязательно используйте в своем очерке мысли Исаака Марковича из его «Педагогических размышлений». В этой маленькой книжечке заключена вся суть и гениальность Кобеца как педагога. Вот одно из его гениальных изречений: «Хвалите исполнителя, критикуйте исполнение!».

Был смешной и поучительный эпизод, когда я редактировал «Педагогические размышления». Сижу дома и читаю рукопись Исаака Марковича. Там написано: «Осмысленное запоминание в 20 раз эффективнее механического».

Я звоню Исааку Марковичу и говорю: «Знаете, я подумал, подсчитал, и мне кажется, что эффективнее в 47 раз». Мы оба долго смеялись. Конечно же, надо написать «намного эффективнее», потому что, как это возможно — подсчитать, во сколько именно раз эффективнее? Получается, просто как в еврейском анекдоте. Потом Кобец серьезно сказал: «Именно потому ты редактируешь мою книжку, что понимаешь и чувствуешь. Я тебе доверяю!».

Это письмо написал мне Александр Корш. И мне подумалось, что здесь самое время призвать на помощь этого человека — одного из любимых учеников Кобеца, отличного музыканта-аранжировщика. Рассказать немного и о нем самом, поскольку ученик — это всегда продолжение учителя.

Александр Юльевич Корш. Родился в 1967 году. Лауреат Республиканского конкурса музыкантов-исполнителей на духовых инструментах (Днепропетровск, 1991 год, II премия). Еще занимаясь в музыкальной школе (класс Л. Шлейнера), он дважды становился лауреатом детских музыкальных фестивалей. В 1986 году окончил Киевское музыкальное училище имени Р. Глиэра (класс И. Кобеца). В 1995 году окончил Киевскую консерваторию имени П. Чайковского (класс В. Посвалюка).

Трудовую деятельность начал в 1983 году в эстрадном оркестре «Современник», затем продолжил в оркестре киевского отделения Госцирка. С 1986 по 1987 год — артист сценического оркестра Национальной оперы. После службы в армии, с 1988 года — солист симфонического оркестра киевского театра оперетты и солист гастрольного симфонического оркестра «Украина», в составе которого записал несколько дисков с произведениями отечественных и зарубежных композиторов.

Первый исполнитель концерта для трех труб с оркестром Я. Лапинского, (1999 год, Германия), автор переложений произведений для трубы, ансамблей медных инструментов, оркестровок для различных по составу оркестров. С 1995 по 1998 год — преподаватель Киевского государственного университета культуры и искусств. Главный редактор журнала «Всеукраинский брасс бюллетень». Член гильдии трубачей-профессионалов, а также Международной и Евро-международной гильдий трубачей.

Особую известность Корш получил как талантливый аранжировщик. Причем он мастер «на все руки», работает в различных жанрах, от классики до джаза: музыка для биг-бендов, балетные дивертисменты, музыка для симфонического оркестра, оперетта, — все одинаково хорошо ему удается. Не мне объяснять нашим читателям, что такое профессиональная аранжировка. А еще с ним сотрудничает BBC Entertaiment — британский международный телеканал, у которого очень много авторских прав на лучшие мировые телевизионные проекты, среди которых множество музыкальных, требующих и оригинальной музыки, и хороших аранжировок. Украинское телевидение купило один из таких проектов. Интересно, что это работа только с «живыми оркестрами» и в прямом эфире.

Написать хорошую аранжировку — значит определить стилистику музыкального произведения. Это почти так же важно, как и композитору написать музыкальное произведение. Качественная, профессиональная, интересная музыкальная аранжировка часто имеет решающее значение — понравится ли музыка слушателю и будет ли она звучать после своей премьеры.

Общение великих мастеров

Вернемся, к рассказу Александра Корша и попросим его открыть для нас интересную страницу в жизни Кобеца, повествующую о его дружбе с великим коллегой Т. Докшицером. Исаак Маркович Кобец и Тимофей Александрович Докшицер были «на ты». Они были сверстниками — всего год разницы в возрасте — Тимофей Докшицер 1921-го года рождения, Исаак Маркович — 1920-го. На дни рождения отправляли друг другу поздравительные телеграммы. К сожалению, тогда еще не было SMS, Skype и электронной почты, а то общение их было бы еще гораздо живее и плодотворнее.

Кобец направлял к Тимофею Докшицеру в институт имени Гнесиных, где тот преподавал, своих учеников, они всегда обменивались своими новыми трудами по методике обучения игры на трубе, нотными изданиями.

Несколько раз я был живым свидетелем общения великих мастеров — Докшицера и Кобеца. Докшицер высоко ценил Исаака Марковича как педагога и создателя методической литературы для трубы. В свою очередь, Тимофей Александрович являлся эталоном игры на трубе для Исаака Марковича и всего нашего класса. Виниловые пластинки, на которых была записана игра Тимофея Александровича, всегда были у Кобеца в портфеле. Он гордился дружбой с Тимофеем Александровичем и очень высоко ее ценил.

Последний раз они виделись в Киеве на конференции европейской и международной Гильдии трубачей в октябре 1998 года. Хочу отметить, что конференция была организована украинской Гильдией трубачей (на тот момент ее вице-президентом был В. Посвалюк). Докшицер в то смутное время уехал из Москвы и жил в Вильнюсе со своей женой Монной Рачгус. В Вильнюсе он работал консультантом-профессором в Литовской академии музыки и театра.

Выглядели оба, невзирая на возраст, великолепно. На этой конференции мне, к счастью, еще раз удалось пообщаться с великим мира сего (для меня) Докшицером, но, к сожалению, я его видел тогда в последний раз...

Из истории

1998 год. О международной конференции и конкурсе трубачей в Киеве рассказывает его участник трубач Андрей Белоус.

Прошедшая в Киеве 7–10 октября 1998 года очередная ежегодная конференция Международной гильдии трубачей (МГТ), созданной в Женеве в 1973 году, явилась важным событием в жизни музыкантов восточноевропейских стран. Украина стала первой страной среди стран Центральной и Восточной Европы, оказавшей славянское гостеприимство участникам и гостям, прибывшим из многих стран Европы, Соединенных Штатов Америки, Австралии.

Программа конференции охватывала вопросы исполнительского мастерства трубачей, педагогики, музыкальной литературы, профессионального общения. Ежедневно, с утра до вечера, были расписаны выступления участников конференции с концертами, докладами, лекциями мастеров. Их проводили известные в мире исполнители классической музыки и джаза. С докладами выступали Тимофей Докшицер, Исаак Кобец, Виталий Посвалюк, Андрей Кибита из Ровно и другие. Сопредседателями жюри международного конкурса в Киеве были профессор-консультант Литовской академии музыки народный артист России Тимофей Докшицер и народный артист Украины, известный композитор профессор Лев Колодуб.

Международный конкурс — неординарное событие. По прошествии времени просто диву даешься, как удалось украинским трубачам не только провести международную конференцию и конкурс, но и достичь там весомых творческих результатов: наши земляки-киевляне Андрей Илькив и Всеволод Анцупов вошли в пятерку финалистов конкурса вместе с представителями России, США, Норвегии. Всеволод Анцупов получил диплом.

«Педагогические размышления» или «Мысли вслух»

Еще раз вспомню письмо из Киева от моего коллеги Александра Корша. «Уважаемый Борис! Обязательно используйте в своем очерке мысли Исаака Марковича из его „Педагогических размышлений“. В этой маленькой книжечке заключена вся суть и гениальность Кобеца как педагога!». Что ж, так и сделаю! Не оставлю без внимания дельный совет.

Из книги И. Кобеца. Издано журналом «Всеукраинский брасc бюллетень». Киев, 2000 год. Вступление коллеги Исаака Марковича президента Гильдии трубачей-профессионалов профессора заслуженного артиста Украины В. Т. Посвалюка.

«Исаак Маркович Кобец всю свою творческую жизнь посвятил обогащению и развитию педагогической науки. Его имя широко известно на Украине и за рубежом как имя педагога, воспитавшего не одно поколение трубачей, и методиста, обобщившего свой богатый педагогический опыт во многих теоретических работах. В этой брошюре изложены размышления автора об исполнительстве, педагогике, психологии. Они адресованы не только музыкантам-духовикам, но и могут быть полезными музыкантам других специальностей, а также педагогам, студентам, ученикам».

Фрагменты книги:

Педагог.

Кредо истинного педагога в том, чтобы знать много, знать глубоко и чувствовать постоянную необходимость в передаче этих знаний своим ученикам. Естественный акт познания начинается с удивления и заинтересованности.

Ученик считает прекрасным только того учителя, кто справедлив. Не жалко вложить много сил и пройти все трудности в деле подготовки будущего музыканта, но если эти трудности оправданны и не вызывают досадного чувства напрасно затраченных усилий. Успех обучения во многом зависит от атмосферы урока. Результативность урока будет гораздо выше, а знания усвоятся быстрее и надежнее, если они подаются в атмосфере доброты, сердечности, внимания к ученику, физической и психологической свободы, непринужденности. Лучшее состояние для усвоения любой информации — выше перечисленная свобода. Запоминание в этом случае происходит легко, свободно, быстро и надежно.

Далеко не каждый музыкант-исполнитель, даже самый лучший, может быть настоящим педагогом. Быть учителем-музыкантом — природный дар, причем довольно редкий. Это та профессия, к которой человека влечет душевно, от природы. Глубокое знание предмета, отточенный профессионализм, интеллигентность облика и поведения, безусловная человечность — это лишь некоторые качества современного учителя музыки. Настоящий учитель должен чувствовать потребность поделиться своими знаниями с учеником. Это делает его в глазах ученика уважаемым и близким человеком. Учителя надо искать и судьбу свою формировать, прилагая к этому немалые усилия. Истинный педагог-музыкант должен обладать большими знаниями, невероятной добросовестностью, педагогической тщательностью. Он должен беззаветно служить искусству, создавать его, а не натаскивать своих подопечных на скорую руку, делая из них умельцев-ремесленников.

Ученик.

Чтобы добиться намеченной цели, музыканту необходимо обладать огромным трудолюбием, определенными способностями и целеустремленным упорством.

Помните, что только постоянная и настойчивая тренировка — единственный верный путь к закреплению приобретенных навыков, время не любит, когда о нем забывают! Терпение плюс старание дают умение. Успех придет непременно, если любить сам процесс работы, а не ее итог. Основа успеха в достижении мастерства музыканта — самостоятельная работа, умение трудиться, и трудиться не из-под палки, не по приказу и даже не в силу необходимости, а из внутренней потребности.

Если закралась уверенность, что все получается — артисту приходит конец. Талант плюс хорошая школа дают мастерство. Без наличия способностей никакой труд не поможет стать настоящим музыкантом, но и одни только способности или даже талант останутся пустыми, если носитель их будет лентяем. Постичь все тонкости исполнительского мастерства могут скорее не те, кто одарены природой, а те, которые научились неустанно работать над собой, находить время для самостоятельного совершенствования, отдавать все силы и знания достижению намеченной цели. Лучше иметь 20 процентов таланта и 80 процентов работоспособности, чем наоборот.

Человек мужает, зреет и творчески растет, лишь проходя через трудности, совершая ошибки, преодолевая самого себя. Музыкант должен твердо усвоить это. Чем суровее и злее судьба к начинающему таланту, тем он ярче заблестит впоследствии. Самое трудное в музыке, как и в жизни вообще — это найти что-то свое. Многие считают, что надо совершенствовать то, что лучше получается, а я уверен, что надо, прежде всего, избавляться от недостатков. Времени для побед в жизни отпущено очень немного, и мы не имеем права безжалостно его растрачивать.

Исполнительство.

Превращение музыки в убедительное человеческое высказывание, понятное слушателю — вот важная и трудная задача музыканта. Она может быть решена лишь людьми музыкальными, в достаточной степени одаренными и трудолюбивыми. Музыкальное образование можно получить. Музыкальность — нет!

Музыкальными звуками можно воздействовать на чувства и разум людей. Ими можно воссоздавать целые картины. Но все, в конечном счете, решает талант и мастерство исполнителя. Музыкант не только воплощает замысел автора. Он изображает звуками картину, которая возникает в его воображении. Каждый звук музыканта должен быть наполнен настроением. Музыка — это прежде всего, эмоции, внутренняя красота, вдохновение, и только потом отточенная техника. Талант — это прежде всего, подробности. Глубочайшее проникновение в смысл каждой фразы и даже отдельного звука требует таланта. Опытный музыкант внутренним слухом представляет себе заключенную в нотных знаках музыку. Так же, как художник внутренним оком видит еще скрытые от мира создаваемые им образы. Техника дается музыканту для выражения сути музыки. Музыканту необходим хороший внутренний слух, внутренний ритм, наряду с внутренней музыкальностью.

И еще одно воспоминание ученика

Исаак Маркович, чтобы помочь своим студентам исправить оценку, сам ходил к педагогам и поднимался на протезах на любой этаж училища, как бы тяжело ему не было. В мороз и гололед, когда не работала его машина с ручным управлением, он, чтобы не пропустить урок, приезжал на трамвае и шел с палочкой в гору — по крутой скользкой горке вверх!

Как-то я с женой приехал к нему домой. Исаак Маркович позвал меня в другую комнату — помочь ему надеть протезы. Я обалдел от того, какие они тяжелые... Килограммов по пять каждый! Кобец мне говорит: «Представляешь, если молодому человеку привязать по арбузу на каждую ногу? Как он будет ходить? Что уж говорить обо мне, старике»... После чего он, как всегда, бодро встал и с доброй улыбкой на лице пошел принимать гостей (т.е. меня и мою жену)...

В заключение, по моему мнению, необходимо назвать некоторые важные — можно сказать, классические — труды большого учителя, это будет полезно молодым музыкантам:

  • Кобец. И. М. Основы обучения игре на трубе
  • Кобец. И. М. Начальная школа игры на трубе или корнете, альте, теноре
  • Кобец. И. М. Система домашних занятий. Учебно-методическое пособие
Существует также ряд методических работ Кобеца, изданных на украинском языке.

Очень многие последователи и по сей день пользуются замечательными, исключительно содержательными методическими трудами мастера музыки и в сердце своем благодарят его за великий талант музыканта, педагога и просто редкой души человека!

В очерке использованы материалы Интернета, фрагменты книги «Трубачи Киева, прошлое и настоящее» В. Посвалюка («Киев-2000»), материалы института искусствоведения, фольклористики и этнографии имени М. Ф. Рыльского НАН Украины.

Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first sheet music library for wind band in Russian web
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
eXTReMe Tracker
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play