Partita.Ru

Анатолий Коган: «Ищите всегда и во всем настоящее!»

1989-й... Случайное знакомство на земле Обетованной

Анатолий Коган ...В то время я преподавал в Ровенском институте культуры: вел класс кларнета, саксофона, руководил студенческим оркестром. Работа была малооплачиваемая, но приносила мне творческое удовлетворение. У меня были хорошие студенты, один из них, Роман Дзвинка, сегодня профессор этого института. А еще я во Дворце культуры Текстильщик руководил оркестровой группой танцевального ансамбля песни и танца «Горынь». С этим коллективом мы много гастролировали по городам Украины, выезжали за границу. Все вроде бы было хорошо в моей карьере. К чему бы это я занялся воспоминаниями?..

Началась волна эмиграции в Израиль. Некогда мощный Советский Союз начал трещать по швам. Какое-то внутреннее чутье мне подсказывало, что, как в то время говорили, «ехать надо». И все-таки...

Дай, думаю, поеду и сначала сам посмотрю на эту страну обетованную — Израиль...

...и вот я в Израиле. На одной из экскурсий по стране («Израиль — страна трех религий») я познакомился с моим коллегой и земляком флейтистом Анатолием Коганом — он, как и я, из любопытства приехал посмотреть Израиль. Все три экскурсионных дня мы были вместе, много беседовали на актуальные темы — о политике и, конечно, о возможном переезде в эту страну. Оказалось, у нас много общих знакомых в музыкальном мире.

И должно было пройти четверть века, чтобы я взялся за перо, чтобы рассказать об этом прекрасном — уже израильском — музыканте, имя которого сегодня известно и далеко за пределами страны Израиль!

Итак, представляю нашим читателям: блестящий флейтист Анатолий Коган. Закончил Киевскую государственную консерваторию имени П. И. Чайковского, там же и аспирантуру. Лауреат солидных международных конкурсов. Он один из наиболее интенсивно концертирующих музыкантов страны. Коган принимал участие в фестивалях, проводимых в Британии, Франции, России, Испании, Украине. Выступал с концертами в Германии, Аргентине, Польше, Финляндии, в странах Балтии. Он лауреат премий «Золотая Ханукия» (Берлин, 2003), «Иерусалимская олива» (2006).

Музыкантом записано много дисков. Круг его интересов — от музыки барокко до произведений современных композиторов. Коган преподает в консерваториях Реховота и Шоама — причем преподаванием занимается непрерывно вот уже 36 лет, со времени окончания музыкального училища в девятнадцатилетнем возрасте. Он составляет и редактирует различные сборники пьес и переложений для флейты. На израильском радио ведет музыкальную программу «Рэка» на русском языке. Записал несколько сольных дисков. Является редактором серий репертуарных сборников для флейты — «Альбом юного флейтиста», «Репертуар флейтиста», «В старинном стиле». Входит в состав жюри различных престижных музыкальных конкурсов музыкантов-исполнителей. И как я уже упомянул раньше, активно концертирующий исполнитель.

В 2013 году Анатолий Коган выступил с серией концертов в Бельгии — в том числе в Европарламенте, солировал на международном фестивале в Гданьске (Польша), где исполнял концерт Меркаданте и произведения израильских композиторов.

Именно концертно-исполнительская деятельность — стержневая в его профессиональной жизни. Более того, он не только флейтист академического плана — с прекрасным чувством стиля, филигранно техничный, владеющий красивым, ровным во всех регистрах звуком, не только концертант с широчайшим и разнообразным репертуаром и широкой гастрольной географией (регулярно выступает, кроме Израиля, где живет почти уже два десятилетия, в Германии, Польше, Литве, Финляндии) — он еще и талантливый организатор концертной жизни. С пианистом и клавесинистом Александром Шнейдерманом и певцом Борисом Костенецким Анатолий Коган составляют основу ансамбля «Камерата Академус», в репертуаре которого музыка эпохи Возрождения, барокко, классицизма. В сущности, Анатолий Коган и создал этот ансамбль, циклические программы которого — «Тысяча лет еврейской музыки», «Золотой XVIII век» — стали неотъемлемой частью израильского концертного ландшафта.

У Анатолия имеются и другие проекты: несколько абонементных тематических циклов, для которых он и составляет программы, и приглашает музыкантов, и в которых к тому же выступает в качестве ведущего. Аудитория таких концертов весьма обширна в разных городах страны, она всегда ждет новых и новых программ.

Вот такая преамбула. А далее — я беседую с Анатолием и хочу узнать немножко больше, чем узнал о нем 25 лет назад, и больше, чем можно почерпнуть сегодня из паутины Интернета.

Вначале мне интересно узнать подробности о его семье.

— Анатолий, расскажи нашим читателям, кто твои родители, расскажи о своей семье, кто тебе дал в руки нотную тетрадку?

— Родился я в Киеве. Моя мама — врач Тереза Павловна Зисерман, а отец тенор, певец, заслуженный артист Украины, солист Киевского оперного театра Семен Яковлевич Коган.

— Извини, что перебиваю, но я просто не могу не вклиниться здесь и не сказать о твоем отце, что это был замечательный человек, любимый всеми в театре и многими в Киеве! Достаточно сказать, что, когда Семен Коган заболел, друзья дошли до главного партийного руководства СССР, чтобы достать необходимые крайне дефицитные лекарства. Кое-кто в городе еще хорошо помнил и знал Хрущева по работе первым секретарем в Киеве, и люди не постеснялись, как сказали бы сейчас, «включить» ради любимого друга свои былые связи.

— Да, все так. И спасибо отцу, что привел меня в искусство.

С музыкой у меня получилось нетривиально. В детстве меня, естественно, проверили на предмет музыкальных способностей, не обнаружили таковых и оставили в покое. Я хорошо учился в школе и занимался разными интересными мне вещами. Где-то в классе шестом случайно попал в хоровую студию, где начал учить теорию музыки, фортепиано, и к 8-му классу мне захотелось заниматься уже более профессионально. К тому же мне здорово поднадоела школа, с ее дисциплиной, утренними вставаниями на учебу, захотелось студенческой жизни, и «мы» на семейном совете «решили поступать в муз. училище имени Глиэра». Но на дирижерско-хоровое мальчиков брали только после 10-го класса, после мутации голоса, а поскольку общеобразовательная школа надоела мне до невозможности, было решено начать играть на духовом инструменте.

То, что это был 8-й класс и, соответственно, оставалось меньше года до поступления — как-то не останавливало. Отец колебался между валторной и гобоем, но встретил в магазине Андрея Федоровича Проценко, профессора консерватории по классу флейты, и тот, будучи патриотом инструмента, уговорил начать учиться на флейте, отправив меня на педпрактику в училище, где я начал заниматься у Ярослава Васильевича Верховинца — моего первого педагога.

— Проценко? Тот самый?! Это же необыкновенный человек в музыке! Виртуоз, педагог, легенда, гордость Украины! Надо же... случайная встреча с ним определила твою судьбу!

— Да, это был он... Я расскажу о нем ниже. Этот человек заслуживает особого рассказа.

Начав заниматься, через восемь месяцев я сыграл концерт Тершака и какие-то пьесы и был принят на первый курс муз. училища (ныне это институт имени Глиэра), которое я окончил с отличием в 1972 году. Продолжил обучение у Проценко в Киевской консерватории в 1972–1977 годах, а позже и в аспирантуре — с 1978 по 1981 год.

В 1976 году я стал лауреатом Всеукраинского конкурса музыкантов-исполнителей. С 1984-го — солистом Киевской филармонии с правом на сольный концерт, в дальнейшем — солистом Укрконцерта и Союзконцерта. Выступал с различными симфоническими и камерными оркестрами, в киевском камерном трио с исполнителями А.Баженовым (скрипка), Н.Магометбековой (чембало), в концертном дуэте с Петренко (гитара), осуществил цикл программ «Из истории камерной музыки для флейты», в которых участвовали известные исполнители на струнных, духовых, органе, фортепиано, гитаре, арфе.

Мне посчастливилось стать первым исполнителем произведений украинских композиторов: Шамо, Колодуба, Виленского, Шевченко, Губы, Дычко, позже — и израильских: Дорфмана, Димова, Поволоцкого, Левенберга, многие из этих произведений были написаны специально для меня, а некоторые — мне посвящены.

Я выступал с сольными концертами во всех крупных городах Украины, а также в Москве, Ереване, Тбилиси, Баку, Ташкенте, Душанбе, других городах. Много всего было в моей музыкальной жизни! Но по-прежнему я очень благодарен своему первому учителю в училище — Ярославу Васильевичу Верховинцу, старейшему, заслуженному, очень уважаемому преподавателю.

Любовь особая — педагогика!

— Преподавать я начал на первом курсе консерватории, и весь мой первый набор — четыре ученика — через несколько лет составили курс в музыкальном училище у моего бывшего педагога. И это было так символично, это была сама преемственность поколений! В дальнейшем немало было у меня учеников — как на Украине, так и в Израиле. Среди них лауреаты различных музыкальных соревнований. Будучи в аспирантуре, я занимался со студентами. Приезжая из Израиля с концертами, проводил мастер-классы в России, на Украине, в Германии, других странах.

— Разреши добавить, что всего четыре музыканта закончили в Киевской государственной консерватории аспирантуру по флейте, и все это — легендарные имена: Верховинец, Антонов, Вайнтрауб, Коган...

— Ну, а раз так, то, как говорится, сам Бог велел преподавать. И почему я так увлекся педагогикой? Она мне всегда нравилась. Наверное, эта деятельность подходит моему темпераменту. А сейчас уже есть и понимание того, что нужно сохранять и передавать мой опыт, в этом мною ощущается даже некий долг, как бы пафосно это ни звучало.

Я всегда очень любил играть, выступать и искал для этого малейшую возможность. Оригинальный, необычный, разнообразный материал всегда предоставляет больше шансов самовыразиться. Я доставал ноты самыми разнообразными путями: переписывал, ездил в Ленинскую библиотеку в Москву, снимал микрофильмы интересных нот, печатал их в ванной на фотобумаге и расписывал на партии. Мне был очень понятен репертуарный голод того времени и, когда представилась возможность, я выпустил в издательстве «Музична Україна» несколько сборников с материалом как для начинающих, так и для концертных исполнителей. Они и сейчас являются важной частью педагогического и исполнительского материала на Украине.

Сейчас пришло время продолжить эту тему и поделиться огромным накопленным богатством. Многое из того, что накоплено мною, не найдешь в Интернете, в том числе записанные мной произведения для флейты, ставшие, как сейчас говорят, настоящими хитами. Это мои переложения ярких пьес эпохи барокко и музыки ХХ века, написанной в старинном стиле. Первый израильский сборник «В раннем стиле» уже вышел.

Вспоминая главного учителя...

— Анатолий, расскажи нам о твоем главном учителе. Какие преподаватели тебе больше всего запомнились, какой след они оставили в твоей жизни?

— Это, конечно же, Андрей Федорович Проценко. Им были заложены и сформулированы основные творческие принципы современной украинской флейтовой школы, это ее основоположник, человек, который заложил основы развития всего национального искусства игры на флейте, выдающийся украинский флейтист и педагог, заслуженный артист УССР, профессор киевской консерватории.

Ориентируясь на воспоминания современников, которым посчастливилось слышать Проценко и других выдающихся отечественных флейтистов ХХ века, мы можем определить основные профессиональные качества украинской флейтовой школы. Современники всегда с восторгом говорили об игре Проценко, особенно подчеркивая совершенство таких ее компонентов, как техническое мастерство, безупречный художественный вкус и невероятное ощущение темпоритма. Вот что писал о Проценко выдающийся советский дирижер Арий Пазовский: «Считаю его выдающимся музыкантом-художником, который всегда был украшением оркестра. Большим наслаждением было работать с ним — замечательным, тонким музыкантом, солистом-инструменталистом высокой культуры и высшей квалификации. Для исполнительского стиля Андрея Федоровича присуща большая внутренняя культура, ощущение целостности мелодического образа. В каждую фразку, каждую деталь, каждую ноту, он вкладывал вдохновение артиста и художественную завершенность мастера. Все флейтовые соло в исполнении Андрея Федоровича звучали ярко, законченно, артистично. Второй, не менее важной, чертой исполнения Андрея Проценко было глубокое понимание художественного ансамбля, ощущение силы ритма, организующего начала в музыкальном исполнительстве. В этом смысле я считаю Андрея Федоровича Проценко одним из величайших мастеров-исполнителей советской оперно-симфонической оркестровой культуры. Я могу только сожалеть, что обстоятельства прервали нашу совместную работу. Проценко — художник по призванию, преданный благородному делу развития советского музыкального искусства».

Мне мало что остается добавить к сказанному Арием Пазовским. Разве только то, что повезло, нет — посчастливилось! — учиться у этого замечательного мастера.

Новый период жизни

— Как встретил тебя Израиль? Какие трудности были в начале абсорбции?

— О трудностях. Я приехал в 1990 году, будучи зрелым и опытным музыкантом. Я хотел продолжать заниматься тем же, чем занимался на Украине. Переезд в другую страну, вне зависимости от мотивации — очень сложный и нередко мучительный процесс: другой язык, непривычный климат, новое окружение, незнание и непонимание многих реалий мира, в котором ты оказался, тем более, что мы были советскими людьми, попавшими в совершенно противоположный по ментальности западный мир. Неистребимое желание играть не позволяло мне даже думать о каких-то других вариантах устройства на новом месте. К счастью, мне удалось с успехом выступить с Иерусалимским симфоническим оркестром и Иерусалимской камератой (исполнить концерт Моцарта и сюиту Телемана) и таким образом начать свою новую жизнь в прежнем качестве.

Преподавать же я начал осенью того же 1990 года. Возможно, на словах покажется очень гладким мой рассказ об устройстве в новой стране, на самом же деле была, хоть и любимая, но многолетняя тяжелейшая и напряженнейшая работа. Впрочем, к счастью, она продолжается!

Разные программы, разные страны

— Анатолий, ты побывал с концертами в различных странах мира. О каждой такой поездке можно рассказывать отдельно, и это потянет на несколько больших рассказов, но если все объединить... Что больше всего тебе запомнилось, и что ты бы хотел выделить? Как тебя, представителя Израиля и израильской культуры, встречают любители музыки и, в частности, твои коллеги-флейтисты?

— Я много ездил с разными партнерами и разными программами в разные страны. Я все очень по-доброму помню и благодарен всем, с кем сотрудничал. Впервые выехав из Израиля, я выступал в Лондоне в 1992 году. Это был сольный концерт в «Персел-румм» — комплекс «Карнеги холл», также были концерты в Ливерпуле и Манчестере.

Очень важными для меня являются мои ежегодные совместные выступления с композитором и пианистом Константином Виленским, ныне живущим в Польше, — нами записаны два диска на польском радио. Также записан диск с моими коллегами по «Камерате Академус» — пианистом Александром Шнейдерманом и контртенором Борисом Костенецким. Коллектив был создан перед поездкой на фестиваль Михоэлса в Москву в 1999 году. Состав трансформировался, расширялся. С этим коллективом мы выступали в Испании, Аргентине, странах Балтии, в Финляндии, Германии, Украине, России. Одна из основных наших программ — «Тысяча лет еврейской музыки» — это целая панорама еврейской музыкальной культуры.

Где бы я ни выступал, всегда чувствовал себя представителем Израиля, понимал, что представляю не только сам себя и коллектив, но и страну, народ. Мы знаем, что отношение к нашей стране неадекватное и зачастую недоброжелательное. Я всегда включаю в свой репертуар произведения израильских композиторов и музыку с еврейской тематикой. Поскольку это интересно, ярко, с фольклорными интонациями, то находит живой отклик у публики, создает некий мост понимания.

Мне всегда интересно и важно приезжать в родной Киев, где на моих концертах всегда полные залы. Я играл с оркестром Киевской филармонии и с оркестром радио и телевидения Украины сольные концерты в зале филармонии и в органном зале. Очень приятно, что каналом «Культура» был снят и неоднократно транслировался фильм обо мне — «Анатолий Коган. Соло для флейты с оркестром». Также я был приглашен в жюри Первого международного конкурса исполнителей на духовых инструментах в Украине. Это было очень непростое трехтуровое состязание. Приехало много способных молодых исполнителей из разных стран. Жюри работало очень слаженно, очень ответственно. И могу сказать, что все вопросы решались коллегиально, без всякого давления и вмешательства извне.

Обычный любитель музыки не запоминает много имен. Рампаль и Гелуэй — для него — этого вполне достаточно. Сейчас есть несколько флейтистов довольно известных, и имя одного из них со временем займет место ушедшего Рампаля. Скоро он будет так же широко известен, ведь в сегодняшнем мире информация расходится моментально. Мир стал другим: есть возможность ездить, учиться, слушать что-то новое, в каждой стране есть превосходные музыканты. Для многих новых талантов вопрос их известности — это вопрос лишь рекламы и удачи.

Главные аспекты творчества

— Диапазон твоих творческих изысканий довольно широк, и рассказ обо всем тянет не на очерк, а на книгу. И все-таки постараемся хотя бы в сжатой форме остановиться на некоторых главных аспектах твоего творчества. Концертное исполнительство, преподавание и издательская деятельность. В прошлом году мне попался на глаза твой сборник пьес для флейты и фортепиано. Превосходно оформленный и с интересными произведениями в различных жанрах — причем, различной степени сложности. Что, на мой взгляд, очень важно для преподавателей и исполнителей. Ведь это работа и кропотливая, и ответственная, и, что там таить, без материального поощрения, то есть, на голом энтузиазме.

Пойдем дальше...

— Анатолий, я как кларнетист-исполнитель и кларнетист-педагог слежу за развитием исполнительской техники на кларнете. Она необыкновенно продвинулась вперед. Есть такой шведский кларнетист Мартин Фрест. Его игру мало назвать превосходной, это значительно более того. То, что он может на кларнете, поражает воображение. Зашел я на форум кларнетистов и читаю. Пишет один кларнетист, кажется, из Праги: «После концерта Фреста я больной, не хочу прикасаться к кларнету. Жалко потраченных на овладение инструментом лет. Колледж, академия — все ни к чему, когда есть исполнители, до которых не дотянуться никакой музыкальной академии». Я думаю, эти слова у человека — лишь минутная слабость, но ведь вызвана она такой необыкновенной игрой коллеги! Что ты думаешь, об игре Фреста и что происходит сейчас в мире с техникой игры на флейте, каковы новые тенденции?

— Фрест, несомненно, уникум, блестяще владеет всем арсеналом технических средств: перманентное дыхание, потрясающая артикуляция, беглость пальцев... Ничего не скажешь — виртуоз ХХI века!.. А тенденции новые таковы. Виртуозов стало все же немало, и это очень хорошо. Среди трубачей могу назвать Сергея Накарякова. Это пример бесподобной игры. «Паганини Трубы» — так его называют в один голос музыкальные критики. Он перекладывает и мастерски исполняет сложнейшие произведения скрипичного и виолончельного репертуара. Или взять, к примеру, таких современных флейтистов как Шигенори Кудо (Япония) — необыкновенный виртуоз, и есть чему удивляться, слушая его. Еще Мартин Лебель и Пьер-Ива Арто (Франция), Эммануэль Пайо (Швейцария), Николас Гун (США). Замечательные наши флейтисты на всем постсоветском пространстве: Владимир Кудря, Денис Буряк (в настоящее время солист оркестра нью-йоркского театра Метрополитен Опера), Денис Лупачев (солист оркестра Мариинского театра) да и многие, многие другие. Кстати, в каждом столетии были свои виртуозы, которые удивляли своих современников. Ничего удивительного нет и теперь, что и наши новые виртуозы удивляют нас сейчас.

«Камерата Академус»

Из прессы: «В субботу, в 12.00, в хайфской церкви Святого Иоанна Анатолий Коган и Константин Виленский в сопровождении популярного польского вокального квартета „Артус“ представят новую программу „Барокко-блюз“, в которой в джазовой обработке и оригинальной манере прозвучат старинные произведения Алессандро Марчелло, а также музыка Гершвина, Гарнера, Роджерса, английские баллады и негритянские спиричуэлы. „Артус“ — это Магдалена Грудзинска (сопрано), Эдита Лесовска (альт), Марек Вецлавек (тенор) и Адам Окрой (бас). Коллектив с успехом выступал в скандинавских странах, в Ватикане, Испании и других странах. Класс музыкантов видно и слышно сразу — это и виртуозное исполнение, и чувство ансамбля, и полная свобода самовыражения. ...Тон всему концерту блестяще задает израильский виртуоз Анатолий Коган!»... «Жемчужины классической музыки» по субботам в хайфской церкви Святого Иоанна и в Латруне. В эти дни, в полдень, над Израилем воцарится прекрасная тихая польская осень, украшенная вечными шопеновскими руладами, исполненными мастерами-виртуозами — вокалистами и инструменталистами мирового класса, собранными на одной сцене маэстро Анатолием Коганом«.

— Анатолий, ты часто выступаешь с ансамблем камерной музыки «Камерата Академус», лауреатом многих международных фестивалей. Что это за коллектив?

— Я веду концертный цикл в иерусалимском монастыре «Нотр-дам де Сион». Продолжаются также концерты с моим участием в Ган-Явне и в Ашдоде. Выбор именно этих залов не случаен, он связан с тематикой и репертуаром.

Католические соборы всегда охотно предоставляли свои помещения для светских концертов в часы, свободные от богослужения. Ну а в наше время толерантности музыкальный утренник в церкви монастыря Notre Dame вполне может включать произведения и католических, и протестантских, и православных авторов, а также еврейских канторов (хазанов). В этих утренниках вполне уместна даже сугубо светская музыка, в том числе оперные арии. Тем более, что в наших иерусалимских программах участвуют прекрасные певцы — яркая и артистичная Мария Иоффе, обаятельный Борис Костенецкий, отлично владеющий техникой контртенор. Но главное, что именно там — в Эйн-Карем в Иерусалиме, в ашдодском матнасе «Далет» и в Ган-Явне сложился круг слушателей, которым мы интересны и которые нас тепло принимают.

В «Нотр-дам де Сион» в Эйн-Карем, в этом живописном уголке Иерусалима, наш ансамбль «Камерата Академус» представляет «Золотой XVIII век» — фрагменты из опер и ораторий Генделя, Марчелло, Вивальди, Перголези, Глюка, сюиты Баха, клавирные пьесы Куперена, Дакена, а также еврейскую богослужебную музыку из сборника 1733-го года «Casale Monferrato», исполнявшуюся в свое время в итальянских синагогах. На фортепиано и клавесине играет Александр Шнейдерман, музыкант высокой культуры, глубокого интеллекта и огромной эрудиции. Признаться, я многому научился у него за годы нашего сотрудничества. Шнейдерману принадлежат многие переложения и обработки, в том числе синагогальной музыки Италии; часть переложений репертуара выполнена мною.

Один из наших иерусалимских концертов, в котором участвует замечательная гитаристка Шири Конэ, называется «Утренняя серенада», — программа включает пьесы для флейты и гитары. Она же, Шири Конэ, выпускница зальцбургского «Моцартеума» и лауреат конкурсов гитаристов в Испании — это о чем-то говорит! — открывала, при участии певца из Аргентины Фернандо Наймарка и вашего покорного слуги, абонементный цикл в Ашдоде, название которого на иврите звучит поэтично: «Цлили ха-мусика», а по-русски весьма обыденно «Звуки музыки». В этом же цикле — выступление «Камераты Академус»: мы составили с Александром Шнейдерманом программу под названием «От Баха до Гершвина». В концерте участвует певица Мария Иоффе, которая не только глубоко чувствует баховскую, вивальдиевскую и моцартовскую стилистику, но и способна к «стилистическим модуляциям» из эпохи в эпоху.

Одна из программ ашдодского цикла посвящена 50-летию со дня кончины Эрнста Блоха — одного из крупнейших музыкантов ХХ века и значительнейшего еврейского композитора. В исполнении альтиста Игаля Браславского и пианистки Любы Барской (оба они — выпускники Тель-Авивской музыкальной академии, лауреаты ряда конкурсов, в том числе имени бельгийской королевы Елизаветы, оба живут в Брюсселе и называются «Дуэт имени Эрнста Блоха») звучат, конечно же, сочинения Блоха, а также Леклера и Шуберта. Весенний концерт ашдодской серии называется «Романтический альбом» — с арфисткой Вероникой Креймер мы играем пьесы для флейты и арфы Россини, Доницетти, Шопена, Адана, Сен-Санса. В майской программе выступают певец Илья Певзнер и пианистка Алла Данциг.

Мне особенно важен и дорог абонементный сезон в городе, где я живу — в Ган-Явне. Очередной сезон открылся выступлением ансамбля «Камерата Академус» в постоянном нашем составе. Концерт блестящего и остроумного пианиста Юрия Поволоцкого и его ансамбля «A propo» можно назвать скерцозной, жанрово-юмористической частью цикла. Наш концерт с певицей Ларисой Татуевой — подлинной звездой современной израильской оперной сцены и пианисткой Эллой Пасик — это русско-итальянский альбом, где музыка Глинки перемежается с россиниевской, а Рахманинов — с Пуччини. Как, оказывается, духовно близки — имеются даже стилистические переклички! — русские и итальянцы!

«Польская осень» — «Барокко-блюз» и «Шопен-джаз»

— Ваши концерты с пианистом из Польши, твоим киевским однокурсником, Константином Виленским, с которым вы записали диск «Flute in Love», представляются, по мнению критиков, соединением противоположных начал: аполлонически уравновешенная флейта Когана и дионисийски взрывной, тяготеющий к джазовой импровизационной стихии, рояль Константина Виленского — «свингующий Моцарт», или, наоборот, блюз, окрашенный шопеновской элегантной элегичностью, рэгтайм с шумановскими подголосками...

— Да, было с ним замечательное турне по городам Израиля, приуроченное к Дням польской культуры. Я, действительно, очень люблю Костю Виленского и высоко ценю его как музыканта. А раз уж зашла речь о дисках, то скажу, что с разными партнерами — пианистками Натальей Толпыго (аспирантка Гнесинской академии), Татьяной Степановой (пианисткой из Чикаго), гитаристом Валерием Петренко, скрипачом Анатолием Баженовым, альтистом Юрием Холодовым (они оба народные артисты Украины) мы записали несколько новых дисков с сочинениями Генделя, Рамо, Глюка, Шуберта, Гуммеля, Мошковского, Регера, Русселя, Энеску, Губайдулиной. Один диск полностью посвящен флейтовой музыке ХХ века, включая новые сочинения израильских, украинских, польских, чешских композиторов.

— Для абонементных циклов, продюсируемых тобой, характерно такое построение программ, которое охватывает несколько эпох, за исключением программ специальных, одной эпохе посвященных и монографических концертов — таких, например, как «Молодой восемнадцатый век». А в программу концертов вы включаете новейшую серьезную музыку?

— Непременно. Хотя, что уж говорить — «Шутка» Баха из си-минорной сюиты или «Мелодия» Глюка из «Орфея» широкой публике понятней и приятней, чем пьесы в лексике музыкального авангарда. Но если играть те же «Allegro rustico» Софии Губайдулиной, «Диалоги» Йиржи Дворжачека или «Звуки шофара» Иосифа Дорфмана не холодно-отстраненно, а с эмоциональной отдачей, смысловым наполнением, то любую публику можно заворожить.

Программа Анатолия Когана и Константина Виленского получила название «Шопен-джаз» именно за «польскость» происхождения основного музыкального материала и мягкие шопеновские обороты исполнения, оттененные свежей джазовой гармонией и броскими синкопированными ритмами. Публика все это понимает и чувствует тонко. И вот, какое любопытное высказывание прессы об исполнителях Когане и Виленском я храню в своем архиве: «Когда большие классические музыканты начинают играть джаз, то на стыке двух этих очень серьезных жанров всегда получается что-то абсолютно новое и интересное. Сегодня по праву модным и престижным становится все, что строится на современном синтезе разных жанров искусства. В церкви Святого Иоанна (Хайфа) израильской публике была представлена новая совместная программа „Барокко-блюз“ популярного польского квартета „Артус“, знаменитого джазового пианиста и композитора Константина Виленского (Польша) и лауреата международных фестивалей флейтиста Анатолия Когана (Израиль). В латрунском монастыре будет звучать „Шопен-джаз“ — джазовые импровизации на темы классической музыки в оригинальном преломлении Константина Виленского, Анатолия Когана и Иерусалимского фестивального оркестра. Уникальный сплав классической, современной и джазовой музыки, а также звездный состав участников этих концертов гарантируют огромный и заслуженный успех».

Дуэт с «Бароном джаза»

— Виленским записано семь альбомов, европейская пресса называет его «Бароном джаза». Пресса привычно пишет о нем, что аристократизм классики и интеллектуальность джаза органично и свежо дополняются артистическим драйвом Константина Виленского — первоклассного музыканта с богатым опытом.

— Константин — виртуозный исполнитель! Он лауреат многочисленных международных музыкальных фестивалей и конкурсов. Проводит джазовые мастер-классы в США, его приглашают играть с лучшими симфоническими оркестрами — Королевским Брюссельским, Иерусалимским симфоническим, Национальным симфоническим оркестром Украины. Особенность его стиля заключается в гармоничном объединении академической и джазовой составляющих.

— Виленский великолепен в своей игре, слов нет, но и о тебе, Анатолий, критика отозвалась восторженно: «Мы услышали необыкновенные полифонические переплетения моцартовской оркестровой партитуры в „Анданте для флейты с оркестром“. Анатолий Коган это Анданте играл... нет, не играл, пел! по-шопеновски мечтательно и по-вокальному выразительно...». Как сказано?!

Шесть вечеров

— Ты побывал с концертом в Челябинске. Что и как там было, как встречали?

— Это были шесть замечательных вечеров на сцене зала имени Прокофьева с участием талантливых российских и зарубежных исполнителей. Этот подарок подготовило своим слушателям Челябинское концертное объединение. Газеты писали, что это уникальный случай в истории Челябинской области, так как наш музыкальный фестиваль, в рамках которого мы выступали, проходил при поддержке частного бизнеса — группы компаний «Гринфлайт» и «Ключевые люди», они взяли на себя львиную долю расходов по осуществлению проекта. Афиша I-го международного фестиваля академической музыки была ориентирована на широкую аудиторию слушателей разных возрастов. Филармония и спонсоры музыкального проекта приняли решение установить доступные цены на билеты: от 150 до 500 рублей, благодаря чему концерты смогли посетить зрители разного достатка. Вот, что писала о фестивале пресса: «В Челябинске выступят приглашенные исполнители-виртуозы, лауреаты международных конкурсов. Многие из них — наши земляки, чьи имена знают на Южном Урале. Сейчас эти музыканты живут в Европе. Они востребованы, активно концертируют по миру, преподают. Фавориты европейской публики в тандеме с солистами и коллективами Челябинского концертного объединения дарят южноуральцам шесть незабываемых концертов. Меломанам нашего города известна музыкальная династия Гольдфельдов. Ее основатель Владислав Гольдфельд живет в Германии, преподает в музыкальной школе Любека. Среди его учеников — более 50 лауреатов всевозможных конкурсов. На открытии фестиваля выступит его ученица, пятнадцатилетняя Феличита Шифнер, лауреат самого престижного в Германии конкурса юных скрипачей. Она исполнит сложнейшее сочинение — „Кампанеллу“ Николо Паганини. Пианист Александр Шнейдерман, живущий в Израиле, приедет с коллегой — флейтистом Анатолием Коганом. Оба пишут музыку, которая звучит в концерте „Музыкальный вояж“, наряду с произведениями Доницетти, Рахманинова, Скрябина, Гершвина.

Особое внимание в рамках фестиваля уделено детям. Для учеников школ искусств и студентов музыкальных ВУЗов запланировано проведение творческих встреч и мастер-классов музыкантов из Германии и Израиля. Значимой частью музыкального форума станет концерт юных талантливых музыкантов Челябинска. Эти одаренные исполнители, делающие свои первые шаги в мире академической музыки, — стипендиаты Межрегионального благотворительного общественного фонда „Новые имена“. Финальным аккордом фестиваля станет выступление юной пианистки Канон Мацуда. Это новое чудо российской фортепианной школы. Филигранная игра исполнительницы поразила зрителей на концерте Российского национального оркестра под управлением Михаила Плетнева в столице Южного Урала. С Челябинским филармоническим симфоническим оркестром под управлением Адика Абдурахманова она исполнит 2-й фортепианный концерт Сергея Рахманинова на гала-концерте».

От себя добавлю, что в Челябинске наше с оркестром участие было в концерте из произведений Вивальди, пьес Поппа и Виленского. Был сольный концерт с пианистом Шнейдерманом. В программе, как уже сказано, Доницетти, Россини, Гендель, Родриго и европейская музыка Италии, Испании, Германии, а также пьесы Дорфмана, Поволоцкого и Виленского.

Ну, а весной у нас, как обычно, Польша. Концерты с оркестром «Капелла Геданенсис». Исполняем сюиту Телемана, концерт Меркаданте и различную другую музыку.

Белый клавиш, черный клавиш

— Анатолий, не удивительно ли, что мастера музыки из Израиля востребованы в дальних российских городах, даже и в российской глубинке! Ты ведь побывал и на I-м Международном фестивале «Живая классика» в Стерлитамаке, в Башкортостане. Я следил за ним и могу процитировать местную прессу тех дней:

«На сцене городского Дворца культуры проходит I-й Международный фестиваль „Живая классика“, в рамках которого запланирована презентация большого концертного рояля „Samick“. При поддержке администрации городского округа города Стерлитамак совместно с Национальным симфоническим оркестром Республики Башкортостан горожан ждут три незабываемых вечера с участием ведущих современных музыкантов, лауреатов престижных международных конкурсов Анатолия Когана (Израиль, флейта), Михаила Окулова (Санкт-Петербург, фортепиано), дирижера Романа Леонтьева (Санкт-Петербург). Победитель многочисленных мировых состязаний, флейтист Анатолий Коган вместе с оркестром исполняет произведения Ю. Поволоцкого, Б. Левенберга, К. Виленского. Прозвучит цикл пьес „Картинки с выставки“ в переложении для симфонического оркестра...».

— Может быть, это и удивительно, но остается фактом: хороший музыкант везде востребован. Я имею в виду, прежде всего, не себя, а своих коллег, товарищей в музыке.

С особым чувством — в родной Киев

— Анатолий, ты уже сказал, что посещаешь родной Киев всегда с особым чувством. В 2013 году ты участвовал в работе жюри Международного конкурса исполнителей имени В. С. Антонова в Киеве. С такими корифеями духовой музыки, как профессор института Гнесиных лауреат международного конкурса Иван Оленчик, профессор Киевской академии музыки Р. А. Вовк и другие. Какое впечатление на тебя произвели конкурсанты, кого бы ты хотел выделить?

— Украинская пресса писала тогда, что тот турнир, словно вулканический остров, появился внезапно, вдруг, в конкурсном «океане» столицы, заставил заговорить о нем как о серьезном художественном соревновании: широкая география — девять стран, заявки от более чем ста претендентов на участие, представительное жюри, высокий профессиональный уровень выступающих и трансляция в on-line режиме на сайте конкурса всех трех туров (а это аудитория слушателей в шестидесяти странах!). Все это обеспечило особый психологический комфорт и атмосферу праздника на протяжении шестидневного турнира, как для самих конкурсантов и членов судейской команды, так и для многочисленной аудитории слушателей.

Конкурс, который проходил в двух номинациях (флейта и кларнет), не случайно носит имя Владимира Антонова — прославленного исполнителя, легендарного флейтиста-виртуоза, блестящего педагога, наставника сотен в настоящее время известных в мире музыкантов. И знаменательно, что именно украинская школа исполнительства на флейте и кларнете в этом соревновании продемонстрировала блестящую игру и добилась победы!

Чрезвычайно высокий уровень подготовки показали воспитанники национальной академии Украины. Среди всех победителей — а их, учитывая дипломантов, было восемь — воспитанников академии — шестеро! Причем, высшие ступени заняла именно их молодежь. В номинации «Флейта» первая премия не была присуждена, а второе место разделили Анастасия Ганзенко и Денис Смирнов (оба — Украина). «Золото» в номинации «Кларнет» завоевал киевлянин Андрей Опанащук, третье место занял Тарас Гамар (Киев).

Специальную премию за исполнение оригинального произведения современного украинского композитора Владимира Рунчака Homo ludens для кларнета соло получил молодой, но уже опытный конкурсант, артист Заслуженного академического симфонического оркестра НРКУ, солист Молодежного симфонического оркестра L’Culture Orchestra Василий Рябицкий. Одобрительную оценку жюри и публики получил россиянин Михаил Меринг (кларнет, 2-я премия) который, между прочим, играл на инструменте, подаренном ему самим Спиваковым! Второе место в номинации «Флейта» заслуженно заняла опытная исполнительница из Венгрии Ката Шеуринг. Вот, это все те, кого я хотел бы назвать и выделить.

Ищите настоящее!

— Анатолий, по традиции, в заключение: что бы ты хотел пожелать читателям журнал «Оркестр»?

— Прежде всего, я хочу пожелать всем здоровья! Оно и только оно дает нам возможность строить творческие планы и осуществлять их. И еще я хочу пожелать всем гармонии. Гармонии в душе и в отношениях с окружающим, таким непростым миром.

Где-то я услышал и навсегда запомнил такой очень правильный призыв: «Ищите всегда и во всем настоящее!». То есть, не довольствуйтесь заменителем, эрзацем, в музыке — попсой. Ничего лучше классики никогда не было, и быть не может! А как флейтист я пытаюсь жить и воспринимать начавшийся новый век, который, впрочем, уже давно разменял второе свое десятилетие, через мелодику своего любимого инструмента. Ведь заглянуть в «зрачки нового века» и «склеить столетий позвонки» предлагал еще Осип Мандельштам в своем стихотворении «Век». По его мнению, и по моему тоже, чтобы жить в гармонии с веком и идти с ним в ногу, нужно почаще слушать звуки древнего инструмента, ставшего символом волшебной музыки природы — флейты:

Чтобы вырвать век из плена,
Чтобы новый мир начать,
Узловатых дней колена
Нужно флейтою связать…
Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first sheet music library for wind band in Russian web
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
eXTReMe Tracker
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play