Partita.Ru

Борис Котов: «Вспоминая те времена»

Предыстория

Котов Борис Юрьевич «Вспоминаю те времена с большой теплотой»,— так начал свой рассказ мой старый товарищ по оркестру Одесского высшего военно-инженерного училища ПВО, прекрасный человек и музыкант Борис Котов. 40 лет отделяет нас от того времени, когда Борис влился в наш коллектив. И произошло это как-то совсем незаметно. Вот он появился на пороге оркестровой студии, сел за партию первой трубы и стал частью оркестровой группы, как будто играл в ней много лет. Конечно, всему этому предшествовал его профессиональный оркестровый опыт. Об этом и о многом другом мы с ним сегодня поговорим.

Оркестр военного училища

— Борис, в начале нашего разговора хочу попросить тебя, минуя многие годы и события твоей биографии, поделиться воспоминаниями об одесском периоде твоей жизни. Как ты сам понимаешь, мне он наиболее близок и дорог.

— Одесса осталась в моей памяти на всю жизнь!

Оркестр военного училища был прекрасным высокопрофессиональным коллективом с замечательным дирижером и великолепными музыкантами. Оркестр был лучшим в округе, на него равнялись все коллективы Одессы и Одесского округа.

Александр Салик пользовался большим авторитетом в музыкальных кругах Одессы, был дирижером с большой буквы и прекрасным, удивительно добрым человеком — с ним все мы были защищены от всяческих неожиданностей. Играть с такими музыкантами, каких собрал в своем коллективе Александр Яковлевич, — а это были музыканты, в основном, с высшим и средним музыкальным образованием — было одно удовольствие. Хочу их вспомнить: В. Пономарчук, Н. Мельник, А. Швец, В. Фондралюк, В. Вакулович, В. Залевский, В. Дынга, ты, Борис... Одним словом, я горжусь тем, что полтора года служил и общался с такими людьми и музыкантами.

От автора

И мне тоже годы работы в этом интереснейшем коллективе запомнились на всю жизнь. В нем было немало высококлассных музыкантов — например, трубачи Вася Пономарчук, Жора Фиткевич, Витя Чарыков, Сергей Сурмиевич, тубист Коля Мельник, валторнисты Слава Машкевский, Паша Суржиков и Толя Лысак, тромбонисты Леня Захаров, Богдан Сапожников, Толя Швец, Миша Окс и Володя Фондралюк, кларнетисты Саша Маляренко, Ваня Дрангой, Коля Залесов, Сережа Соболев, Саша Гилинец, Володя Паращук, Саша Бардер, Леня Бужилов, Саша Замороко и Володя Клименко, тенорист Коля Царинный, баритонист Василий Гордиенко, флейтист Витя Панченко, вокалист Изя Бикван, ударники Толя Бельчиков и Коля Бескровнов, фаготист Саша Орлов, композитор Валентин Дынга — впоследствии народный артист Молдавии.

Оркестру, благодаря стараниям Александра Яковлевича, не было равных в Одессе, и это позволило ему на всех конкурсах завоевывать первые места. Дальнейшая карьера А. Я. Салика была также успешной: начальник военно-оркестровой службы Северной Группы войск в Польше, начальник военно-оркестровое службы Одесского военного округа. И — главное достижение его жизни: руководимый им коллектив, оркестр штаба Одесского военного округа, на Всеармейском конкурсе военных оркестров 1988 года занял первое место. Это был потрясающий успех!

После выхода на пенсию А. Я. Салик организовал муниципальный духовой оркестр, много и успешно с ним выступал (в том числе и за границей). Преподавал в Одесской консерватории. В 1997 году Александр Яковлевич ушел из жизни, а созданному им муниципальному оркестру г. Одессы было присвоено его имя.

Котов Борис Юрьевич (род. 26.Х.1952 в г. Запорожье) — трубач, дирижер эстрадного оркестра. Окончил Запорожское музыкальное училище (1972) и Московскую государственную консерваторию им. П. И. Чайковского (1977) по классу трубы (класс профессора С. Н. Еремина). С 1968 по 1971 — музыкант эстрадного оркестра при ДК им. Кирова под управлением Петра Куделина. В 1977 и с 1983 — артист симфонического оркестра Запорожской филармонии. С 1979 по 1985 — преподаватель Запорожского музыкального училища по классу трубы и руководитель диксиленда. В 1992–1996 — руководитель оркестра Запорожской филармонии «Джаз классик Бэнд», который принимал участие в фестивалях «Горизонты джаза» (Кривой Рог, 1994, 1996) и в г. Калев (Польша).

— Как появилась труба в твоей жизни?

— Трубу я впервые взял в руки в 5-м классе, в коллективе, которым руководил Сергей Николаевич Сапожников, отец Богдана Сапожникова, с которым мы с тобой служили в одесском оркестре.

Мои учителя — это, прежде всего, мой отец. С него и начнем. Юрий Семенович работал на алюминиевом заводе анодчиком и играл в духовом оркестре на баритоне. Почему он не стал профессиональным музыкантом, не знаю, но он очень хотел, чтобы я им стал. У него была непростая судьба — может, вследствие этого он и умер совсем молодым, в 42 года. Мама отца, Лена, умерла от рака вскоре после родов. Мой дед, Семен Дмитриевич Котов, работал в наркомате путей сообщения, погиб при непонятных обстоятельствах. Воспитывала отца бабушка, Анастасия Ивановна, он называл ее мамой. Бабушка жила с нами до самой смерти.

В детстве и юности отец дружил с Константином Серостановым, впоследствии преподавателем класса трубы в Центральной музыкальной школе Москвы. Отец очень хотел, чтобы я продолжил свое музыкальное образование в столице, под присмотром его старого друга, да и учеба в Москве открывала для меня совсем другие перспективы, в отличие от периферии. Но внезапная смерть отца перевернула все планы, и я оказался в Запорожском музыкальном училище, которое окончил с красным дипломом, что очень помогло мне при поступлении в Московскую консерваторию. Преподавателем в училище у меня был прекрасный музыкант Эдуард Эдуардович Гасс, выпускник Одесской консерватории.

Отец был человеком добрым, но и очень принципиальным. Любил правду, отвергал лицемерие и от меня требовал того же. Кстати, играя на баритоне, обладал тенором, который можно было спутать с голосом Евгения Беляева из военного ансамбля им. Александрова, любимца всей страны.

Моя мама, Фаина Григорьевна, была учителем русского языка и литературы. Также обладала прекрасным голосом, в середине 40-х годов пела в джазе «Днепростроя» («Днепрострой» — это организация при ДнепроГЭСе).

Руководил оркестром Н. А. Токарев — замечательный музыкант и знаток джаза. Может, именно от матери и потянулась ко мне «джазовая ниточка», и я полюбил это искусство.

— Борис, ты выпускник столичной консерватории, ученик известного профессора по классу трубы Сергея Николаевича Еремина. Каким он был, твой учитель?

Справка. Еремин Сергей Николаевич. Начинал свой творческий путь в музыке воспитанником оркестра Нежинского пехотного полка, находившегося в Рязани. Участник Гражданской войны в России — служил в 1-м Советском полку на Южном фронте. В 1920–1922 годах Еремин играл в духовом оркестре при школе курсантов им. ВЦИК в Кремле. В 1922–1927 учился в Московской консерватории. В 1932 году окончил аспирантуру. Некоторое время играл в симфоническом оркестре «Персимфанс». В 1922–1924 и 1928–1947 годах С. Н. Еремин — солист оркестра Большого театра и одновременно симфонического оркестра Московской филармонии (в 1928–1934 годах). Также работал в оркестре филиала Большого театра, Государственном симфоническом оркестре СССР (в 1937–1941 годах) и Большом симфоническом оркестре Всесоюзного радио (в 1941–1944 годах). В 1932 году начал преподавать в Московской консерватории и продолжал эту работу свыше 40 лет. В 1954–1970 годах — заведующий кафедрой духовых инструментов. Среди учеников: Заслуженный артист РСФСР Лев Володин, Заслуженный деятель искусств РСФСР Юрий Усов, Заслуженный артист Армянской ССР Гайк Марутян и многие другие.

— Мне очень повезло, что я попал в класс такого известного учителя. Сергея Николаевича Еремина называли патриархом советских трубачей. Его ученики были для него, как родные дети, он интересовался всеми нашими житейскими проблемами.

Когда он узнал, что у меня нет стипендии из-за тройки по истории на вступительном экзамене, сразу пошел в деканат — и с октября стипендия уже у меня была. Благодаря протекции С. Н. Еремина, я неоднократно играл в Большом Симфоническом оркестре Союза ССР (БСО), что было для меня большой честью. Кроме того, это было еще и хорошее материальное подспорье.

В Москве мне посчастливилось играть с такими выдающимися дирижерами, как В. И. Федосеев, Ф. Ш. Мансуров, А. М. Жюрайтис, Н. Г. Рахлин, А. А. Копылов...

Учась в консерватории, я играл в оперной студии. Выступал со многими известными музыкантами. Один такой концерт запомнился надолго. Год 1974. С нами играл Святослав Рихтер — выступление было посвящено памяти его близкого друга, Арона Соломоновича Шерешевского, который в свое время был профессором кафедры симфонического дирижирования и оперной подготовки Московской консерватории. Это был проект большого масштаба и не только для меня. Мы ловили каждое слово великого маэстро, через нас проходила каждая его музыкальная фраза. Играли концерт Р. Шумана.

Материалы интернета. Арон Соломонович Шерешевский — близкий друг Святослава Рихтера. На художественной выставке, организованной С. Рихтером, был выставлен его портрет, написанный Робертом Фальком в Витебске («Портрет молодого музыканта»). В «Путеводителе» по выставке Святослав Рихтер написал: «Арон Соломонович Шерешевский — друг Нины Львовны Дорлиак и мой. Мы были связаны долголетней дружбой. Прекрасный музыкант, дирижер, моцартианец, умница, циник. Человек, прошедший в ополчении войну, предельно скромный, высокий профессионал».

— Сергею Николаевичу Еремину я обязан многим, прежде всего — своим музыкальным совершенствованием, правильными жизненными приоритетами. Его советами я пользуюсь и по сей день. Сергей Николаевич был очень коммуникабельным человеком. Мог дружить с людьми долгие годы и ценил дружеские отношения. Долгие годы его друзьями были такие известные музыканты, как М. И. Табаков, М. П. Адамов, И. А. Василевский, И. И. Костлан, Н. Ф. Николаевский, П. С. Бессмертнов, А. В. Володин, Т. А. Докшицер и многие другие.

Расскажу один эпизод. 1972 год, я — студент первого курса консерватории. В Московском Дворце съездов готовился грандиозный концерт по случаю 50-летия Советской власти. Кто-то из композиторов написал праздничное произведение для 50 труб, 4 роялей и 10 арф. Тимофей Александрович Докшицер должен был играть соло, он же был и куратором этого проекта. И вот мы собрались на первую репетицию. В произведении четыре голоса. Студенты консерватории — 1-й голос, гнесинки — 2-й, мерзляковского училища — 3 голос и 4-й — студенты гнесинского училища. Кто распорядился так, а не иначе, нам не было известно. Наверное, спустили сверху. Тимофей Александрович подошел к каждому студенту и поздоровался, попутно спросив о чем-то. Я был в полуобморочном состоянии: вижу самого Докшицера!

Тимофей Александрович медленно приближался ко мне. «Вы чей студент?», — спросил Докшицер. «Сергея Николаевича Еремина», — сказал я. «Знатный у вас педагог, вам повезло. Удачи!» «Тимофей Александрович, а можно еще что-то сказать? Моя мама из Нежина, откуда и вы родом», — выпалил я. «Как замечательно, — улыбнулся маэстро, — мы с вами земляки, а это ко многому обязывает». И еще раз пожал мне руку... Кстати, произведение, которое мы готовили, на финише подготовки к концерту из программы вычеркнули. Но это уже другая история.

Б.Т.
— Хочу, Боря, немного удивить тебя и рассказать о твоем учителе то, что ты наверняка не знаешь. Рассказываю со слов нашего общего знакомого по Одессе, моего друга, трубача и дирижера Сергея Остапенко.

В один из дней моего пребывания в Москве мы с ним зашли в музыкальный магазин напротив консерватории, а после этого Сергей мне предложил: «Давай посетим интересное место, которое называется „рюмочная“». Можешь не пить, но, исторически, тут происходило много забавных историй. Раз она возле консерватории, то ты можешь предположить, какие люди являлись ее посетителями на протяжении многих лет.

Сергей Николаевич Еремин дружил с известным композитором Александром Федоровичем Гедике, и иногда они сюда захаживали после работы. История сохранила один интересный случай.

«Александр, напиши что-то для трубы, — попросил Еремин, — для всех инструментов пишешь, а мы как бедные родственники». После второй или третьей рюмки Еремин снова вернулся к своей просьбе: «Что, слабо?»

«Нет, „не слабо“! — ответил Гедике, — вот тебе, Сережа, салфетка — напиши главную тему».

Так родился знаменитый превосходный концерт для трубы, который на протяжении многих лет присутствует в репертуаре каждого трубача. Естественно, право первого исполнения было за твоим учителем. А он-то с этим справился блестяще! Кстати, мы с Остапенко сидели за тем же столиком (нам его указал хозяин заведения). Только вот пили мы апельсиновый сок.

Запорожский симфонический оркестр

Борис Котов.
— Запорожский симфонический оркестр — замечательный коллектив! Мы много выступали. За время работы в этом оркестре мне посчастливилось побывать во многих странах — Польше, Венгрии, Югославии, Германии, Франции, Австрии...

Много лет я проработал под руководством талантливого дирижера Вячеславом Редей. При нем и ушел на пенсию. Мы с ним были не только коллегами, но и дружили. Вячеслав был прекрасным музыкантом и увлекающимся человеком, с ним мне всегда было интересно и комфортно.

Благодаря московским друзьям, в середине 90-х годов с военным ансамблем песни и пляски Ракетных войск стратегического назначения (художественный руководитель и главный дирижер Олег Неклюдов) я побывал в Южной Корее, Китае, Мексике. Я был приглашенным музыкантом, но за время репетиций и гастролей за границей успел со многими подружиться. Музыканты там были как на подбор — все профессионалы высокого класса. Конечно, со многими я поддерживаю отношения на протяжении многих лет. Это Саша Зеленчук — аранжировщик от Бога, живет в Никополе. Саша мне как родной брат, он занимался вместе со мной в консерватории — только у другого великого трубача, профессора Юрия Усова. Это тромбонисты Юрий Данилин и Саша Дремчук.

С ансамблем с большим желанием выступали многие отечественные певцы. Помню, к нам в Китай на несколько выступлений прилетал Ринат Ибрагимов. Концерты, в которых он принимал участие, проходили на ура. А вообще, не помню ни одного выступления ансамбля, чтобы публика восторженно не аплодировала и не вызывала на бис.

Кстати, там же, в Китае, я познакомился с твоим хорошим знакомым, выпускником Житомирского музыкального училища, бывшим начальником ансамбля «Красная Звезда», народным артистом России Анатолием Бажалкиным. Этот интересный и уважаемый человек в свое время много сделал для поднятия профессионального уровня ансамбля, чем оставил о себе хорошую память.

— Твоя преподавательская деятельность. Ты гордишься своими учениками?

— Практически, все мои выпускники окончили музыкальные вузы России и Украины. Особое место среди них занимает Анатолий Черкун — солист оркестра Питерской филармонии, выпускник Ленинградской консерватории (класс великого исполнителя и педагога В. С. Марголина). Антон Доновский учится на 5 курсе Академии музыки в Киеве. Он лауреат Всеукраинского конкурса исполнителей в Полтаве. Сергей Щеблыкин — лауреат Международного конкурса. Саша Чефранов — выпускник Донецкого института искусств. Он уже давно живет в Израиле.

— С приятным удивлением узнал из нашего телефонного разговора, что ты на протяжении многих лет возглавлял джаз-оркестр, созданный тобой на базе симфонического оркестра «Джаз классик Бэнд». Не упустил случая его послушать в «Ютубе». Замечательный коллектив. Расскажи нам о нем.

— Этот коллектив существовал с 1992 по 1996 год. Дважды выступал на джазовом фестивале в польском городе Калиш. Был участником фестивалей в Кривом Роге. Об уровне Криворожских фестивалей, думаю, говорит то, что их вел Владимир Борисович Фейертаг из Питера, авторитетный музыковед в области джаза, автор первой вышедшей в Союзе книги о джазе.

Идея создать такой коллектив у меня зрела постепенно, и как-то в приватной беседе с дирижером симфонического оркестра я ее озвучил. На это последовала положительная реакция. Вот так и завертелось. Дирекция филармонии также поддержала, и ребята из оркестра не остались в стороне. Играли разную музыку, но в основном — традиционный джаз. Композиции Каунт Бейси, Луи Армстронга, Эллы Фитцжеральд, Дюка Эллингтона, Бенни Гудмена и других.

Для меня джаз — это живая музыка. Она не напрягает слушателя, а наоборот, расслабляет. Если ваше сердце вздрагивает и замирает от волшебных звуков саксофона и трубы, то это та музыка, которая вам нужна. Для меня джаз — всегда отдушина, без которой мне трудно жить.

Спасибо моим коллегам, которые участвовали со мной в создании этого чудесного коллектива и в работе с ним. Я благодарен всем коллегам по оркестру, вспоминаю ударника Толю Шмаргуна (впоследствии стажировался в Амстердаме, сейчас студийный барабанщик в Киеве), контрабасиста Эдика Пипкина, тромбониста Дмитрия Митника, Володю Снопкова (саксофон-баритон), Семена Голбдина (саксофон-альт), саксофониста Валерия Леонтьева (сейчас живет и работает в Германии), Владимира Медведева (саксофон-тенор), Олега Осадчева (труба; интересно, что спустя годы после нас служил у Александра Яковлевича Салика в Одесском оркестре штаба), Виктора Белокурова (саксофон-альт, выпускник Одесской консерватории, работал первым кларнетистом в Запорожском симфоническом оркестре) и других. Ребята, еще раз большое сердечное спасибо, что были со мной и разделяли и невзгоды, и успехи. Большого вам человеческого счастья!

Слово Анатолию Жульеву — тромбонисту, преподавателю, дирижеру, аранжировщику, композитору.

Борис Котов — прекрасный музыкант. Как трубач, можно сказать — визитная карточка Запорожья. Не раз мы с женой Людмилой восхищались его игрой в симфоническом оркестре филармонии. Борис — замечательный преподаватель! Он умеет увлечь своих учеников и добивается поразительных результатов. Многие его выпускники сегодня солисты престижных коллективов. Ну и не могу не вспомнить джаз-оркестр филармонии под его руководством. Прекрасный был коллектив. Жаль, что не сохранился.

Хочу вспомнить важный эпизод в моей творческой биографии, в котором вы, два Бориса, принимали непосредственное участие.

В 1979 году я сдавал госэкзамен по дирижированию на базе духового оркестра одесского военного училища, где вы оба служили. Мой педагог Вера Петровна Базилевич настоятельно рекомендовала мне именно ваш коллектив, возглавляемый Александром Саликом. Программа была довольно непростая, но с первой репетиции я понял, что это за коллектив. До сих пор его великолепное звучание в моей памяти. Напомню вам и себе, что мы исполняли: М. Глинка — «Камаринская», С. Чернецкий — марш «Слава Родине», Г. Свиридов — «Романс», Р. Шуман — «Неоконченная симфония».

В вашем оркестре были и еще запорожцы: Богдан Сапожников (баритон), Володя Паращук (кларнет). Кстати, Боря Турчинский (кларнет) играл соло в «Камаринской», и это было блестяще, а Боря Котов — труба-1! Я был поражен шикарным звучанием оркестра и отличными исполнителями! Желаю вам, ребята, самого наилучшего. И в личной, и в творческой жизни!

Б.Т.
Комментарий Анатолия Жульева навеял нам с Борисом новые воспоминания о тех временах. В оркестре военного училища я прослужил до 1979 года. В мои планы входило продолжать работать с Саликом еще много-много лет. Но Александр Яковлевич уже в марте был назначен на повышение начальником военно-оркестровой службы Северной группы войск в Польше.

Летом у нас объявили конкурс военных оркестров. А у нас нет дирижера. Начальство же очень хотело, чтобы мы приняли участие в этом конкурсе. Что делать? Приняли решение пригласить Салика. Александр Яковлевич как раз приехал в отпуск в родной город Одессу, а программа была готова. Салик с радостью согласился. Неделя репетиций — и... конкурс. В программе: «Камаринская» Глинки, аранжировка Дульского, музыкальная картинка «Зимушка» Воробьева, Увертюра из оперы «Млада» Римского-Корсакова, Концерт для квинтета духовых с духовым оркестром А. Арутюняна. И... наш оркестр занимает первое место!

После конкурса мы пошли в особый отдел училища за разрешением перевести меня в оркестр штаба Северной группы войск. Через некоторое время Александр Яковлевич вышел из кабинета особого отдела бледный и сказал: «У тебя что, бабушка живет в Израиле? Мне там сказали, что можно в Польшу взять хоть весь оркестр, но кроме Бориса Турчинского». Я совершенно не ожидал такого развития событий. Для меня это была травма, обида, и после этого я ушел из армии.

Продолжает Борис Котов.
— Да, я помню эти перипетии. В том году поздно известили о конкурсе. Будет, не будет — не ясно. Меня демобилизовали с условием. Если придет приказ о конкурсе — я приезжаю. Только приехал домой в Запорожье — и тут телеграмма. Снова надеваю военную форму и — в Одессу. Раз обещал, надо выполнять.

После конкурса собираюсь на вокзал. По дороге встречаю Александра Яковлевича с нашим непосредственным начальником, Залойло Георгием Трофимовичем. «Вот пример человеческой порядочности», — сказал обо мне Салик. Мы обнялись на прощание. Кто мог знать, что это будет прощание навсегда?.. «А в каком звании мы отпускаем Котова домой? — спросил Залойло, — Рядовой? Это не годится... А ну-ка давай свой военный билет!» Так в считанные минуты из рядового я стал старшим сержантом. Вспоминаю это всегда с улыбкой.

Вспоминает Павел Герасимчук — сокурсник и друг.
— Воспоминания о моем близком друге переносят меня в счастливые времена моей молодости. С Борей мы не только дружили, но и жили в общежитии в одной комнате. Думаю, это о многом говорит. У нас был «общий котел», мы много времени проводили вместе. А если серьезно, Борис очень честный и надежный человек, и с ним можно идти в разведку. Прекрасный и грамотный музыкант. Мы учились друг у друга. Боря и я занимались у разных педагогов, но оба эти педагога — Ю. Усов и Г. Орвид — были светилами духовой музыки Союза. Я был у Бориса свидетелем на свадьбе. Великолепное было время. Радуюсь его успехам в творческой жизни. Желаю Борису здоровья и всего самого наилучшего!

Вот и подошел к концу наш диалог с моим другом и коллегой Борисом Котовым. С ним я не прощаюсь и надеюсь на дальнейшее продолжение дружбы.

Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first in the Russian network sheet music library for brass band
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
Спутник
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play