Partita.Ru

Дело его жизни

Исполнилось 85 лет известному военному дирижеру,
заслуженному артисту Литвы И. М. Манжуху

Недавно, вернувшись вечером домой из Петах-Тиквы, где работаю в консерватории (преподаю кларнет и саксофон, а также руковожу детскими духовыми оркестрами), я обнаружил в почтовом ящике конверт... Взял его в руки — и обрадовался! Ведь пришел он из Америки от Иосифа Моисеевича Манжуха, моего первого Учителя (именно с большой буквы!) и фактически второго отца — так много сделал он для меня в жизни и в профессиональном становлении. Нашей дружбе уже более 45 лет. Обычно (так было и до его отъезда за океан) мы чаще перезванивались, обменивались письмами — реже.

Новости, о которых ныне подробно сообщил мне Иосиф Манжух, заставили вновь, как это было уже не раз, по-хорошему позавидовать силе его характера, целеустремленности, не по возрасту молодой энергичности. Но главное — преданности музыке, которой когда-то в юности посвятил он свою жизнь.

Я знал, что, поселившись в Вашингтоне, Манжух начал писать инструментовки для оркестра колледжа, в котором работал бесплатно — как волонтер. Потом диапазон его деятельности расширился: он стал инструментовать произведения для различных ансамблей, коллектива русских народных инструментов и хора, созданных в местной общине выходцев из бывшего СССР. А затем, как с удовлетворением рассказал Иосиф Моисеевич в последнем письме, «установились творческие отношения с клязмер-бэндом — еврейским оркестром народных инструментов». Для него Манжух сделал уже более 100 инструментовок. Завидная цифра даже для молодого музыканта, а ведь автору было уже за 80. Интересная и очень значимая деталь к портрету этого человека: по его предложению деньги, вырученные от концертов коллектива, перечислялись семьям жертв трагедии 11 сентября в Нью-Йорке.

И, конечно же, — сольные выступления перед слушателями в различных концертах с новыми программами. Например, знаменитые традиционные Вашингтонские Цветаевские костры, посвященные творчеству поэта. Их организаторами 13 лет назад стали сотрудники местного Музея русской поэзии и музыки. Ежегодно в первое воскресенье октября известные музыканты и чтецы-иммигранты исполняют произведения, отвечающие главным темам. Ими были: в 1996-м — «Стихи и песни Марины Цветаевой», в 1997-м, в честь 850-летия российской столицы, — «Цветаева и Москва», в 1998-м — «Сестры Марина и Анастасия Цветаевы». А потом — «Цветаева и Пушкин», «Цветаева и Пастернак», «Проза Марины Цветаевой», «Цветаева и Ахматова»... В 2002-м, к 110-летию поэта, инициативная группа, в которой был и Иосиф Манжух, выступила с предложением провести «Всемирный Цветаевский костер». Он состоялся в 35 городах 14 стран. В Вашингтоне в тот октябрьский день в концерте солировал на блокфлейте мой Учитель.

И еще одну тяжелую ношу взвалил Иосиф Моисеевич на свои плечи. Он решил написать книгу воспоминаний «ХХ век. Глазами военного дирижера». Не только для своих внуков, которым очень хочется подробно узнать о жизни их деда раньше, в далекой России. Не только для нынешних курсантов Московского института военных дирижеров, который когда-то, после второй мировой войны, он заканчивал сам, и воспитанников других музыкальных учебных заведений. Для всех, кому дороги и военная музыка, и история страны, в которой они родились и выросли. Манжух прислал мне наброски первых глав своей книги. Прочитав их, понял, какой титанический труд предстоит ему. Ведь приходится Иосифу Моисеевичу обращаться не только к собственной памяти и письмам сослуживцев, которых он попросил поделиться воспоминаниями о пережитом. Автор связался с рядом архивов, стал завсегдатаем библиотеки в Вашингтоне — полученные документы и книги помогут полнее воссоздать минувшее время, объективно рассказать о многих знаменитых музыкантах и деятелях культуры, с которыми встречался на жизненном пути.

...Я познакомился с И. М. Манжухом летом 1964 года. Меня, 12-летнего мальчишку, отец, музыкант оркестра Житомирского военного училища, Турчинский Роман Иосифович, взял с собой в отпуск в Вильнюс. Он собирался навестить своего старого друга-сослуживца Савелий Грищенко. Мы попали на генеральную репетицию Республиканского праздника песни в вильнюсском парке «Вингис». А после красочного действа к нам подошел папин друг — он и познакомил нас с военным дирижером Манжухом. Нам сразу же пришелся по душе этот обаятельный человек, который живо интересовался всем, что касалось нашей семьи. Узнав, что я занимаюсь в музыкальной школе на кларнете, Иосиф Моисеевич предложил побывать на репетиции оркестра дивизии, которым он руководил. Игра этого музыкального коллектива очень понравилась отцу — ведь этот оркестр был, как нам рассказали, лучшим в Прибалтийском военном округе: месяцем раньше он первенствовал на конкурсе в Риге.

И тут состоялся разговор, определивший, как я убедился позднее, мою судьбу. А тогда я обратил внимание на то, что среди музыкантов оркестра было несколько ребятишек чуть постарше меня. «Это наши воспитанники,— пояснил Манжух. И предложил: — Приезжай к нам через год. Воспитанником военного оркестра можно стать только с 13 лет»... А год спустя я приехал в Вильнюс, впервые оказавшись так далеко от родителей и своей семьи. Отеческую заботу обо мне проявил Иосиф Моисеевич. Он сразу же записал меня в музыкальную школу, считая, что оркестр оркестром, умение хорошо играть на своем инструменте важно для исполнителя, но чтобы совершенствовать мастерство, двигаться вперед, необходимо в полном объеме овладеть теорией музыки и сольфеджио. А на репетициях не выпускал меня из поля зрения — подсказывал, как лучше исполнить тот или иной фрагмент произведения. На выходные приглашал к себе домой. Мы часто ездили на «Зеленые озера» — место отдыха горожан, ходили в лес по грибы. Но мне особенно запомнились наши беседы о жизни, о профессии. Иосиф Моисеевич разговаривал со своим воспитанником как равный с равным, как со взрослым человеком. И зачастую ссылался на примеры из собственной биографии. Так я многое узнал о его творческом пути.

Мой Учитель родился в августе 1924 года в городе Чарджоу (Туркменистан) в семье музыканта. Когда родители, спасаясь от голода и набегов басмачей, перебрались в Ашхабад, отец поступил в оркестр местного оперного театра, где играл на ударных инструментах, и подрабатывал в качестве валторниста в оркестре парка культуры и отдыха. Интересно, что три сына Манжуха-старшего тоже приобщились к музыке. Первенец, Владимир, спустя годы прекрасно овладел трубой, был солистом военных оркестров. Самый младший, Рафаил, получил образование в музыкальном училище по классу скрипки, стал военным дирижером: служил в Прибалтике, в Северной группе войск в Польше, в Прикарпатском округе почти 10 лет руководил оркестром Житомирского высшего командного училища радиоэлектроники, преподавал в местном музыкальном училище. А что же Иосиф?

Его путь в музыку начался в Ашхабаде. Каждый вечер Манжух приходил в парк на выступления оркестра, в котором играл его отец. Мальчишку приметил дирижер, старый русский капельмейстер Кондаков и предложил поработать — раздавать и собирать ноты. А потом он стал учиться играть на альте и валторне. Прошло время, и Иосифу доверили исполнять на концертах соло валторны из «Севильского цирюльника» Россини...

Если вдуматься и внимательно проанализировать события, наполнившие жизнь Иосифа Манжуха в те далекие годы, приходишь к выводу: ему крупно повезло на учителей. И в Ашхабаде, где музыканты паркового оркестра помогали любознательному и старательному мальчику прикоснуться к азам исполнительского мастерства. И в Тамбове — туда потом перебралась семья Манжухов: здесь младших сыновей отец определил в музыкальную школу, а затем и в училище. Директором в нем был Марк Наумович Реентович. Эту фамилию знала буквально вся страна по прославленному ансамблю скрипачей Большого театра — им руководил Юлий Реентович — и ансамбль виолончелей, который возглавлял Борис Реентович. В этой династии был и четвертый брат — Иосиф Наумович. Он вел в музыкальном училище в Тамбове класс виолончели, у него и начал заниматься тезка — Иосиф Манжух.

...В августе 1942-го Иосифа призывают в армию (г. Саранск), куда он после начала войны переехал к отцу и старшему брату — музыкантам оперного театра. Здесь в городском духовом оркестре Манжух выучился играть на трубе, а в опере ему поручили исполнять на виолончели легкие партии. Иосиф попал служить в 1-ю гвардейскую учебно-минометную бригаду, штаб которой находился на одной из железнодорожных станций в Горьковской области. Каждую неделю бригада отправляла на фронт эшелон реактивных минометов — знаменитых «Катюш», смонтированных в кузовах машин Горьковского автозавода.

В бригаде был свой оркестр, он обычно играл бравурные марши на построениях и смотрах. Спустя какое-то время на должность дирижера прибыл из Москвы подполковник С. А. Панфилов. В столице он возглавлял образцовый оркестр Академии имени Фрунзе, но чем-то не угодил высокому армейскому начальству и был переведен в 1-ю учебно-минометную бригаду. Новый дирижер горячо взялся за работу. Решив полностью обновить репертуар, творчески использовать в нем произведения классической и популярной музыки, Сергей Александрович добился увеличения штатного расписания коллектива, организовал в оркестре эстрадную группу и начал формировать струнную группу. Кто-то из офицеров рассказал дирижеру, что есть, мол, у них солдат, который раньше, на «гражданке», играл в солидных оркестрах на трубе и виолончели. Подполковник Панфилов вызвал Иосифа на прослушивание и, поняв, что перед ним оказался талантливый парень, перевел Манжуха в состав музыкального коллектива. Более того — Сергей Александрович стал давать ему уроки игры на трубе по популярной тогда системе Арбана (школа для трубы).

В оркестре С. Панфилова Иосиф прослужил до окончания войны — участвовал в концертах для жителей близлежащих городов и поселков, вместе с эстрадной группой выступал в госпиталях, в батареях 1-й учебно-минометной и в соседних воинских частях. Сергей Александрович подсмотрел в своем воспитаннике не только исполнительский талант, но и качества, необходимые дирижеру. Манжух все больше стал проявлять умение руководить людьми, стремление к новаторству, особое чутье, отличающее настоящего мастера, при поиске «своего композитора» и произведений, которые составят репертуарный облик музыкального коллектива. Потому Панфилов, вручив Иосифу прекрасную характеристику, отправил его учиться дальше — в Москву, в Институт военных дирижеров.

Манжуху, как и 14-ти его сокурсникам выпуска 1949 года, довелось встретиться в аудиториях вуза с преподавателями из Московской государственной консерватории и из Большого театра. 37 ведущих специалистов Москвы, которые учили будущих дирижеров профессиональному мастерству и передавали им жизненный опыт, сумел собрать в Институте его начальник генерал Иван Васильевич Петров. Во время войны он был дирижером Образцового оркестра Военно-политической академии. При эвакуации академии в Ташкент Петров вместе с оркестром сумел вывезти из Москвы семью выдающегося композитора Д. Д. Шостаковича и на первых порах очень помогал ей. После возвращения в столицу композитор начал шефствовать над институтом: в течение нескольких лет возглавлял экзаменационные комиссии для выпускников, рекомендовал в штат преподавателей музыкальную элиту страны.

На всю жизнь запомнил Манжух уроки своих институтских учителей. Основами дирижирования, правильной постановкой корпуса, рук и головы Иосиф овладевал в классе профессора В. Дубровского, руководителя оркестра филиала Большого театра, технику осваивал у доцента А. Цейтлина и профессора Г. Гамбурга, дирижера симфонического оркестра Московской филармонии. А подполковник Х. Ханаян, один из лучших дирижеров Военно-оркестровой службы армии, обучал студентов института особенностям и приемам работы с музыкальным коллективом при исполнении гимнов, маршей, строевых песен.

Класс игры на духовых инструментах Иосиф проходил у профессоров Н. Цыбина (флейта), В. Солодуева (валторна), М. Табакова (труба) и доцента А. Седракяна (тромбон). Имя последнего из них осталось в истории отечественной музыки благодаря также и уникальной находке, которую он совершил. В сфере интересов Седракяна было творчество композитора Римского-Корсакова — он изучал собрания документов в архивах, горы нот в частных коллекциях известных исполнителей, рылся в заброшенных книгохранилищах, куда отправляли предназначенную к переработке списанную из различных библиотек литературу. Однажды Седракяну сообщили, что в Ленинграде, на чердаке одного из домов в центре города, случайно обнаружили свалку... старинных бумаг — писем, нот, альбомов, каких-то брошюр. Исследователь срочно отправился в командировку на берега Невы. Сутками он находился на том чердаке, разбирая и просматривая документы. И ему повезло: среди бумаг он обнаружил ноты не известного до тех пор концерта для тромбона и духового оркестра Н.Римского-Корсакова. Вернувшись в Москву, Седракян передал находку лучшему из своих воспитанников, И. Манжуху, поручил оркестровать ноты, а затем и продирижировать на концерте выпускников Института в Зале имени П. И. Чайковского.

С этим произведением у И. Манжуха связано немало, скажем откровенно, грустных воспоминаний. На последнем курсе института он много занимался у профессора Е. Макарова. Под его руководством Иосиф инструментовал дипломные работы: фрагмент «Полтавский бой» из оперы Чайковского «Мазепа» и «Пассакалию», автором которой был сам Макаров. Перед самым экзаменом профессор рассказал Манжуху, что услышал недавно на каком-то концерте еврейскую музыку — симфониетту «Фрейлекс» композитора М. Вайнберга. Макаров был поражен красотой этой музыки, он посоветовал Иосифу подготовить симфониетту в качестве дипломной работы. И дал домашний адрес автора произведения: надо было забрать партитуру. Манжух отправился на Цветной бульвар, в старый кирпичный одноэтажный дом напротив Еврейского театра. Когда он вошел в квартиру, то увидел на стене большой портрет С. Михоэлса. Понял, что оказался в доме совсем недавно убитого в Минске гениального актера. А М. Вайнберг, как пояснила вдова, был зятем их семьи...

Над партитурой Иосиф работал день и ночь. Подготовив все партии, он показал плод своих усилий профессору Макарову и дирижеру Панфилову, в оркестре которого играл во время войны, — он теперь вновь служил в Москве. Оба высоко оценили работу Манжуха, и посоветовали представить ее как дипломную. Но... вмешалось высокое армейское музыкальное начальство, категорически запретившее исполнять «крамольную» еврейскую симфониетту в военном институте. Диплом спас концерт для тромбона с духовым оркестром Н. Римского-Корсакова. К сожалению, национальный вопрос помешал и становлению его карьеры в Москве. Узнав, что С. Панфилов собрался ходатайствовать оставить Манжуха в Москве, руководители музыкальной службы Московского военного округа, возмутились. В результате Панфилова вызвали «на ковер», пригрозив в беседе «служебной немилостью», а Иосиф отправился в войска.

...Первым местом службы молодого лейтенанта Манжуха оказался 12-й гвардейский пехотный полк 5-й гвардейской дивизии. Дислоцировался он в городе Гвардейск Калининградской области. Приехал он с женой Мирой и с маленькой дочерью, с одним чемоданом в руках. Но сразу же приступить к работе в оркестре не удалось — оркестра просто не существовало! В разговоре с полковником Ц. Гореликом, героем боев в Сталинграде, где он командовал ротой бронетанковых ружей, выяснилось: должности, согласно штатному расписанию, занимают... футболисты и другие спортсмены. Музыканты отсутствовали. Пришлось Иосифу, прежде всего, заняться комплектацией оркестра. Договорился с начальством, что на должности сверхсрочников привезет профессионалов — музыкантов из оперного театра города Саранска, который недавно был закрыт. 13 человек с семьями и инструментами — в том числе отец Манжуха и его брат Владимир — вскоре прибыли в Гвардейск. В свободное от службы и репетиций время «сверхсрочники» ремонтировали выделенные под жилье 13 брошенных домов. А дирижер оркестра тем временем объезжал подразделения 5-й дивизии: искал солдат срочной службы, обладающих музыкальными способностями. Потом на специальных занятиях Манжух готовил из них резерв для своего коллектива.

Прошел год, и усилия дирижера и музыкантов принесли плоды. На окружном конкурсе в Риге оркестр занял 1-е место и завоевал приз — «Бунчук». А в 1951-м в дивизии прошла инспекторская проверка. Побывал в Гвардейске и командующий Прибалтийским военным округом маршал И. Х. Баграмян. Всем было известно, что он страстно любит духовую музыку — потому Манжух и его коллектив подготовили для концерта Торжественную увертюру Чайковского «1812 год», фанфарный марш С. Чернецкого «Слава Родине», армянский танец А. А. Спендиарова «Пастух-чабан». Маршал остался доволен. Пригласив к себе дирижера, поинтересовался, в чем нуждается оркестр. Волнуясь, лейтенант Манжух перечислил: мол, необходим новый комплект инструментов для духового оркестра, также комплект инструментов для недавно созданного ансамбля русских народных инструментов, нужна парадная форма с фуражками, золотыми ремнями и белыми перчатками — оркестр не может выступать в кирзовых сапогах, а солдаты — в обмотках. Баграмян отдал необходимые распоряжения начальнику вещевой службы округа. Проверил маршал выполнение своего приказа через какое-то время на репетиции парада по случаю приезда в Калининград Н. Хрущева, потребовав вывести оркестр к трибуне. В прекрасном обмундировании, с начищенными до блеска инструментами, с бунчуком и литаврами, музыканты заиграли вступление к русской песне «Недаром помнит вся Россия про день Бородина»...

В 1959 году Манжух получил новое назначение — в столицу Литвы. Думаю, он прекрасно понимал, какие перспективы для творчества открываются перед ним в городе, где есть и музыкальное училище, и консерватория, где живут и трудятся десятки композиторов и профессиональных исполнителей. Приняв оркестр дивизии в плачевном состоянии, Иосиф осознал: многое здесь придется менять, а, прежде всего, следует, по возможности, обновить состав коллектива, ввести новые инструменты, значительно расширить репертуар за счет лучших произведений литовской музыки. В осуществлении поставленных перед собой задач дирижер добился замечательных результатов.

За 3 года моей службы воспитанником в оркестре И. Манжуха к нам дважды с инспекторской проверкой приезжал начальник Военно-оркестровой службы Советской Армии генерал-майор Н. Назаров. Почему так часто? Видимо, никак не мог понять, что же помогло молодому дирижеру столь быстро вывести заурядный прежде оркестр в число лучших в округе. Инспектора из Москвы удивил состав нашего коллектива. Уже тогда Манжух создал группу саксофонов, новаторски опередив время, — повсеместно в армейских оркестрах эти инструменты стали вводить лишь в середине 70-х годов. Появились у нас в составе фагот и гобой и, что удивляло тогда специалистов, виолончель, скрипки и контрабас. Они вносили в исполнявшуюся музыку дополнительные краски и очень хорошо сочетались со звучанием духовых инструментов. Музыкантов у нас было более 30, что позволяло играть очень сложные произведения, что было раньше под силу только штабным оркестрам со значительно большим, по сравнению с дивизионным, штатом. Поразился генерал и другим новшествам, автором которых был дирижер. Например, новизне аранжировок уже известных композиций, придававших им свежее и оригинальное звучание. Или впервые показанное при выступлении духового оркестра на открытой площадке театрализованное, говоря современным языком, дефиле-шоу — музыканты, исполняя мелодии, маршировали, перестраиваясь на ходу в различные фигуры. Каждое движение было продумано и отточено до совершенства. Сегодня все духовые оркестры просто обязаны это делать, а в то время дефиле считалось экзотической новинкой...

А теперь о другой очень важной составляющей деятельности дирижера И.Манжуха в Вильнюсе. Он часто повторял своим подчиненным: «Не забывайте, где мы проходим службу», считая, что литовская национальная музыка, произведения местных композиторов должны занимать в репертуаре коллектива почетное место. В оркестре появились талантливые исполнители-литовцы: В. Сирейка (контрабас), В. Жиленес и А. Дигрис (скрипка), В. Каплунас (виолончель), Г. Стравинскас (флейта), И. Муллер и И. Гуогис (кларнет), А. Янцикявичюс (саксофон), Э. Ганусаускас (гобой), З. Якученис (фагот), А. Мингела (труба). С их помощью Манжуху удалось близко познакомиться с некоторыми местными композиторами и музыкантами и привлечь их к сотрудничеству.

Следует отметить и других музыкантов оркестра, прекрасно владеющими своими инструментами: трубачей В. Манжуха, С. Дичковского, В. Казарина, флейтиста Г. Асса, саксофонистов И. Сапрыгина, И. Манжуха, Э. Стонкуса, баритониста С. Василяускаса, кларнетистов В. Финогина, В. Романова, Б. Шапиро, валторнистов А. Воробьева и С. Грищенко, тромбонистов В. Глушкова, Г. Ветрова, Э. Кобзева, С. Нарушкевича, тубистов В. Симоненко, А. Рыбакова (пусть меня простят те, кого я не вспомнил).

Был у нас еще и свой «домашний композитор» — Н. Бутко, который просто превосходно писал музыку для оркестра русских народных инструментов. Кстати, кроме духового и эстрадного оркестров, у нас был и оркестр русских народных инструментов. С этим коллективом мы объездили с концертами не только всю Литву, но и соседние районы Белоруссии. Почти все музыканты в оркестре владели двумя инструментами. Я сам тоже освоил балалайку-секунду, и совсем неплохо играл на ней.

У нас служил профессиональный композитор Ю. Иозапайтис, который, занимался в Литовской консерватории по классу композиции и писал пьесы и марши для коллектива. Ныне он популярный композитор, творчество его увенчано многими призами и наградами. В 1974 году Ю. Иозапайтис стал победителем конкурса вокальных произведений. Четыре года спустя как автор лучшей симфонии получил республиканскую Государственную премию. В 2001-м отмечен премией Союза литовских композиторов за лучшие работы года. Через год он — лауреат Национальной премии Литвы. В 2004-м на международном конкурсе «Симфония Балтики» в Риге завоевал первое место за песню «Башня Контрапункт»...

Сотрудничали с Манжухом и известный уже тогда солист Литовского театра оперы и балета В.Прудников (бас), заслуженный артист Литвы, профессор консерватории С. Вайнюнас, профессор Т. Макачинас и заслуженный деятель искусств Литвы Б. Горбульскис. С последним у Иосифа Моисеевича установились особенно теплые отношения. Горбульскис, автор оперы, пяти оперетт, двух симфоний, более десятка концертов для отдельных инструментов с оркестром, свыше 250 эстрадных песен (с 1960 года он был председателем Секции легкой музыки при Союзе композиторов республики), произведений к театральным постановкам и радиоспектаклям, много писал для духовых оркестров. Два его сочинения — «Молодежная увертюра» и «Сюита для духового оркестра» — впервые были представлены слушателям в исполнении оркестра Манжуха. Кстати, нашему коллективу предложили — и это яркое свидетельство высокого профессионального уровня музыкантов и дирижера, авторитета оркестра в республике — записать ряд произведений этих трех композиторов (из нашего репертуара!) на литовском радио. Оркестр был желанным гостем и на республиканском телевидении.

Впрочем, о высоком исполнительском уровне оркестра хорошо говорит даже простой перечень некоторых сложнейших сочинений, которые постоянно звучали на наших концертах в Вильнюсе и других городах республики. Это — «Неоконченная симфония» Ф. Шуберта, «Органная токката и фуга» И. С. Баха, симфоническая поэма «Влтава» Б. Сметаны, Рапсодия на литовские темы для скрипки с оркестром С. Вайнюнаса, «Праздничная увертюра» Т. Макачинаса, Увертюра к опере «Сорока-воровка» и некоторые другие произведения Д. Россини, Финал 4-й симфонии П. Чайковского, «Славянские танцы» Д. Дворжака...

Еще одно огромное достижение Иосифа Моисеевича в том, что ему удалось привлечь к совместным выступлениям со своим коллективом известных в то время музыкантов-исполнителей. Начало этому положил лауреат Всесоюзного конкурса исполнителей на духовых инструментах тромбонист М. Дубирный. А потом много раз выходил на концертную сцену вместе с оркестром блестящий скрипач заслуженный артист Литвы профессор консерватории А. Ливантас. Он учился в Москве в классе знаменитого Д. Ойстраха, приехав в Литву стал концертмейстером Театра оперы и балета и оркестра филармонии, преподавал в Каунасской и Вильнюсской консерваториях. Ливантас солировал при исполнении Рапсодии на литовские темы для скрипки с оркестром С. Вайнюнаса.

На протяжении всей службы И. М. Манжуха в Вильнюсе на посту военного дирижера дивизии его коллектив постоянно занимал первые места на окружных конкурсах. Оркестр участвовал в ежегодных фестивалях песни в парке «Вингис» — там было огромное поле, где размещались тысячи хористов. Музыканты были частыми гостями на фабриках и заводах, коллектив побывал с концертами практически во всех городах Литвы. После выступлений в дивизию всегда приходили хвалебные отзывы и благодарности за шефскую работу от ЦК КП республики, министерства культуры, местных партийных и советских органов, от общественных организаций. В эти годы в Вильнюсе не проходило ни одного политического мероприятия, парада или демонстрации, в которых не участвовал бы со своим коллективом И. М. Манжух. Его вклад в развитие музыкального — в том числе и национального, литовского, — искусства был по достоинству оценен в республике: в 1962 году ему присвоили звание заслуженного артиста ЛитССР...

Нельзя не сказать и еще об одном знаменательном моменте в культуре Литвы, к которому И. М. Манжух имел непосредственное отношение. В 1963 году Иосиф Моисеевич, будучи в составе комиссии, определявшей кандидатуру на должность главного дирижера оркестра «Тримитас», приложил немало усилий для того, чтобы оркестр возглавил Ромутис Бальчунас. К Манжуху прислушались и потом не пожалели об этом. С 1964 года начался золотой век Литовского государственного оркестра духовых инструментов «Тримитас», который стал неотъемлемой частью литовской национальной культуры.

В 1969 году произошли всем памятные события на острове Даманском, что привело к резкому ухудшению советско-китайских отношений. Министерство обороны СССР приняло решение перебросить в этот район личный состав дивизии из Вильнюса. Вместе с оркестром (с собой не взяли только воспитанников коллектива) и Манжух прибыл на новое место службы в город Белогорск, расположенный в 108 км от Благовещенска. Как это всегда бывало и раньше, Иосиф Моисеевич быстро добился, чтобы оркестр, продолжая старые традиции, выдвинулся на лидирующие позиции в Дальневосточном военном округе, стал желанным гостем на концертах для жителей городов и поселков Хабаровского края. Пример И. Манжуха — еще одно подтверждение старой аксиомы: незаурядный талант, в каких бы обстоятельствах он ни оказался, обязательно будет замечен и оценен. Не прошло и года, как его, военного дирижера дивизии, решением командования и политотдела округа назначили начальником и художественным руководителем Ансамбля песни и пляски ДВО.

В 2009-м в Вашингтон, домой к Иосифу Моисеевичу, поступило письмо из Хабаровска. Нынешний начальник коллектива К. Милешкин поздравил ветерана военной музыки с 70-летием ансамбля и подчеркнул: он стал одним из ведущих в России и Дальневосточном регионе, благодаря традициям, заложенным Манжухом — блестящим дирижером, отличным хормейстером и талантливым организатором.

Иосиф Моисеевич прослужил на Дальнем Востоке до 1977 года. Выйдя на военную пенсию, он вернулся в Вильнюс — город, где особенно плодотворно работал в музыке. Манжуху предложили сложное дело: возглавить детский духовой оркестр при Дворце культуры завода «АУШРА». И тут проявились новые грани его таланта. Он оказался умелым педагогом и воспитателем подростков, сумевшим привить ребятам настоящую любовь к искусству. И это сказалось: через несколько лет оркестр «зазвучал». Все чаще коллектив стал давать концерты перед рабочими завода, в клубах предприятий города, а затем и за пределами республики. В 1979 году в ходе гастролей, организованных комсомолом Украины и Литвы, оркестр проехал с концертами по Одесской области, всюду встречая восторженный прием. Удостоился детский коллектив Манжуха и чести выступить на Декаде культуры и искусства Литвы в Москве, на ВДНХ СССР. Кроме того, Иосиф Моисеевич преподавал в музыкальном училище и руководил здесь студенческим духовым оркестром.

...Живет там, в Америке, удивительный человек Иосиф Моисеевич Манжух, в судьбе которого отразились события истории послевоенной армейской музыки. Несмотря на постигшую его семью трагедию (преждевременно ушла из жизни старшая дочь Светлана), он продолжает служить делу: пишет музыкальные произведения, инструментовки, главы будущей книги воспоминаний, выступает в концертах. И настойчиво осуществляет самое главное для себя — занимается с внуками. Их четверо. Все они учатся музыкe, но действительно способным к творчеству проявил себя Арик. Потому все внимание дедушки отдано ему: с прошлой осени Иосиф Моисеевич сам учит внука.

Прочитал я об этом в письме и подумал: быть может, осуществится мечта моего Учителя, и через какое-то время вырастет из Арика настоящий музыкант. И тогда продолжится династия Манжухов — людей, посвятивших себя творчеству.

Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first sheet music library for wind band in Russian web
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
eXTReMe Tracker
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play