Partita.Ru

«Папа Маркус»

Посвящается 105-летию со дня рождения
корифея военной духовой музыки Эмиля Иосифовича Маркуса

Военный духовой оркестр — это всегда ощущение праздника. Стоит услышать, как бодро сотрясают воздух звуками марша барабаны и литавры, тромбоны и трубы, и ноги сами несут тебя туда, где все это поет, звучит и сверкает на солнце. А еще военный оркестр — это ружья, штандарты, бравые музыканты в ладно скроенных мундирах, до деталей продуманные и до совершенства отшлифованные ритуалы. И всей этой красотой и великолепием руководит подтянутый, собранный человек — дирижер военного оркестра.

Вечер для тех, кто помнил его музыку

Исаак Маркович Кобец ...Меня часто спрашивают, как рождаются темы для очерков? Отвечаю — почти всегда спонтанно. Нетрудно написать очерк о человеке ныне здравствующем и очень трудно о том, кого уже нет с нами. Так и на этот раз. Наводя порядок в ящичках с документами, обнаружил письмо из Киева от военного дирижера Гаррия Владимировича Видомского. Нельзя сказать, чтобы я не помнил этого письма или не придал ему в свое время значения. Оно не было забыто, просто, скорее всего, каким-то мистическим образом ждало своего часа. И вот этот час настал.

...Осенью 2010 года мне позвонил мой старый друг, композитор Марк Штейнберг, и попросил оказать ему небольшую услугу. В гости в Израиль к своей дочери приехал его старый друг-одессит Гаррий Видомский, и Марк очень хотел с ним встретиться. «Может, подъедем?»,- предложил он. Мне и самому стало интересно. Дело в том, что Видомский уже фигурировал у меня в очерке о дирижере Борисе Гофмане, они были друзьями. А еще он дружил с моим дирижером из Одессы Александром Саликом, встречал Александра Яковлевича и беседовал с ним незадолго до его смерти. Да и у меня однажды была с Видомским мимолетная встреча, когда я служил срочную службу в оркестре штаба Прикарпатского военного округа во Львове. В один из вечеров, когда я был дневальным по оркестру, неожиданно на пороге появился молодой майор. Гаррий Владимирович приехал на сборы военных дирижеров округа. И мы довольно долго беседовали. Видомский был хорошим дирижером и мудрым человеком.

К Видомскому мы вернемся позже и к его письму. А пока — израильский город Ашдод, скромная квартира наших общих со Штейнбергом друзей Риты и Ильи Рабинович. С Ильей Рабиновичем пути наши пересекались не раз: мы играли вместе в духовом оркестре одесского городского парка Победы и в народном духовом оркестре трамвайно-троллейбусного управления, которому я помогал. Здесь мы и встретились с Видомским и его женой Белой.

«Борис, а ты знаком был с Маркусом?»,— спросил меня Гаррий Владимирович. Конечно, я был в знаком с этой поистине легендарной личностью военно-оркестровой службы СССР. Оркестр штаба Киевского военного округа многие годы был одним из лучших в Советской Армии. Оркестр, который по штату должен иметь около 60 человек, насчитывал 120! Это о чем-то говорит!!!. Сотни концертов, гастроли по стране и за рубежом, записи на радио и на пластинки. Эмиль Иосифович Маркус был известным военным дирижером, и я бы сказал, всемогущим человеком. Ему благоволили в правительстве Украины и, будучи тогда, первый секретарь компартии республики Н. С. Хрущев, а затем В. В. Щербицкий. Можно сказать, что Маркус был дружен с министром обороны СССР А. А. Гречко.

«А знаешь ли ты,— продолжал Гаррий Владимирович,— что в этом году (на дворе стоял 2010-й) исполняется 100 лет со дня рождения Маркуса?!» Этого я знать, конечно, не мог... В честь такого события в Киеве должен был состояться памятный вечер с участием заслуженного академического оркестра Украины, Образцово-показательного оркестра Вооруженных Сил Украины, оркестра министерства обороны, приемника оркестра штаба Киевского военного округа. Вечер, с участием друзей Маркуса и поклонников его творчества, всех тех, кто помнит его и его музыку.

Мне поведал Юрий Горлин

Оркестр штаба Киевского военного округа Со мной в консерватории Петах-Тиквы много лет работает преподаватель валторны Юрий Горлин, который в молодые годы был у Маркуса воспитанником в оркестре штаба, а также занимался в музыкальном училище у известного педагога-валторниста, солиста Киевского театра оперы и балета Валентина Николаевича Бабенко, служившего у Э. Маркуса в оркестре танкового училища во время войны. «Рассказывая о Маркусе, я все время чувствую какое-то трепетное уважение,— говорит мне Юрий. Он все время подчеркивал: «Я Маркусу очень обязан, и не я один, нас таких много».

Ссылаясь на достоверные рассказы Валентина Николаевича Бабенко и на свои личные воспоминания, Юрий мне поведал много интересных историй связанных с Э. И. Маркусом. Валентин Николаевич Бабенко учился в Киевском музыкальном училище, работал в симфоническом оркестре радиокомитета, в Киевском театре оперы и балета. Обучал музыкантов в киевском музыкальном училище имени Глиэра. Он воспитал более 40 валторнистов, которые играют в ведущих оркестрах Украины и России, сумел передать им свою любовь к валторне. Не случайно первый киевский открытый конкурс валторнистов 2008-го года был назван его именем.

...Пролетели пять лет со дня нашей встречи с Гаррием Видомским, когда он рассказал о столетии Маркуса, приближается 2015-й, вот-вот 105-я годовщина со дня рождения великого маэстро военной музыки, более известного тем, кто его знал, как простой и заботливый «Папа Маркус». Вспомним его в связи с этой приближающейся датой.

Эмиль Иосифович Маркус родился 11 августа 1910 года в Ромнах Полтавской области, умер 3 октября 1985 года в Киеве. Заслуженный деятель искусств Украины (звание присвоено в 1963 году). Начальник военно-оркестровой службы Киевского военного округа. В 1970 году оркестр штаба Киевского округа под его руководством занял первое место на Всеармейском конкурсе военных оркестров в Москве. Необходимо заметить, что это была заслуга и начальника оркестра Глеба Александровича Кузнецова, заслуженного деятеля искусств Украины и, конечно же, всего коллектива оркестра штаба. В 1972 году оркестр штаба с успехом представлял военно-оркестровую службу СССР на Четвертом международном фестивале военных духовых оркестров стран антигитлеровской коалиции в Сараево (Югославия). Стал лауреатом этого фестиваля. Затем был приглашен выступить в Югославии, концерты проходили на высоком уровне.

Всеармейский конкурс 1970 года. Москва

Э. И. Маркус и начальник военно-оркестровой службы Киевского военного округа генерал СА Н. М. Назаров Любопытно, как и почему этот московский конкурс 1970 года вообще состоялся. Вот, как об этом рассказывается в моем очерке «Борис Гофман — дирижер-легенда». 1969 год. Аэропорт Шереметьево. Встреча военной делегации одной из братских стран. На летном поле сам министр обороны СССР маршал А. А. Гречко. Прибытие самолета задерживается... Чтобы как-то скоротать время, Гречко подходит к роте Почетного караула. Пройдя мимо строя, подходит к оркестру. Все знали, что министр с симпатией относился к военным музыкантам, многих военных дирижеров знал лично.

Оркестром Почетного караула руководил тогда подполковник Н. М. Зубаревич. «Что нового в военно-оркестровой службе?— поинтересовался у него маршал,— какой сегодня оркестр лучший в Советской Армии? Наверное, оркестр штаба Киевского военного округа, где дирижером Маркус?» И все сразу увидели, что Гречко хорошо знаком с военными оркестрами и их руководителями. В свое время будущий министр обороны командовал Киевским округом и знал Маркуса, хотя говорят, они были знакомы, еще когда оба были молодыми офицерами.

«Последний конкурс военных оркестров был в 1960 году»,— по-военному четко доложил Зубаревич,— «и лучшим был оркестр Ленинградского военного округа. Дирижер Борис Перцев». «Почти 10 лет не было конкурса...»,— резюмировал Гречко. Обращаясь к адъютанту, приказал: «Передайте генералу Назарову (Н. М. Назаров был начальником военно-оркестровой службы Вооруженных Сил — Б.Т.), пусть готовит приказ о проведении Всеармейского конкурса военных духовых оркестров, я его подпишу». Обращаясь к музыкантам оркестра, добавил: «Военная музыка — важная составляющая часть жизни нашей армии!» Тут прозвучала команда: «Рота, смир-р-но!» И все встречающие, во главе с министром обороны, двинулись к трапу только что прибывшего самолета.

И вот, согласно приказу министра обороны А. А. Гречко, в 1970 году в Москву, на Всеармейский конкурс военных духовых оркестров Вооруженных Сил СССР, съехались лучшие коллективы Советской Армии. Такие конкурсы проводились раз в 10 лет. Съехались претенденты на победу из 16 военных округов!

О нем ходили легенды

Эмиль Иосифович Маркус в молодые годы К 100-летию со дня рождения выдающегося военного дирижера, заслуженного деятеля искусств Украины, подполковника, начальника военно-оркестровой службы Киевского военного округа Эмиля Иосифовича Маркуса был опубликован материал, который мне удалось сегодня разыскать. Познакомимся с прессой тех лет. Вот, что она писала тогда.

Имя выдающегося военного дирижера Маркуса сейчас мало что значит для молодого поколения музыкантов, но в 70-е годы имя это было широко известно не только среди военных музыкантов Киева, любителей духовой музыки, но и среди почтенных профессоров Киевской государственной консерватории имени Чайковского. Этого человека любили, помнили, вокруг его жизни ходили легенды.

Пройдя нелегкий путь от воспитанника полкового оркестра, солдата, дирижера, до начальника военно-оркестровой службы округа, он много в жизни прошел испытаний, были и взлеты, и падения. На протяжении всей своей воинской и дирижерской карьеры помогал людям и содействовал их профессиональному росту. Сегодня его организаторские способности, которыми он всегда обладал блестяще, были бы оценены достойно. Он фактически дал путевку в жизнь не одному поколению музыкантов, которые прошли через оркестр, где он был дирижером. Не был он равнодушен к судьбам воспитанников, детей-сирот послевоенного времени, также и к молодым талантливым музыкантам. Он всячески содействовал их творческому развитию, интересовался материальными и бытовыми условиями своих подчиненных и помогал им.

До войны Э.И.Маркус служил в Киевском танково-техническом училище. Во время войны училище было передислоцировано на Волгу, где он при учебном подразделении смог создать большой по штату коллектив, более 100 человек! И тем смог спасти жизнь многим талантливым музыкантам от гибели на фронте. Впоследствии многие музыканты его оркестра стали профессорами киевской и других консерваторий, выдающимися исполнителями, назовем лишь некоторых из них. Это профессор — валторнист Николай Юрченко, трубач Николай Бердыев, Илларион Федоренко, Степан Бальдерман (корнет), гобоист Александр Безуглый, тромбонист Василий Гарань, фаготист Владимир Вдовиченко, кларнетист солист оркестра радио Михаил Дулицкий, Эдуард Венгеров (кларнет), Игорь Клинков (валторна), Исаак Базарский (кларнет), Вячеслав Штейнгард (тромбон), Михаил Хавкин (альт-саксофон), Александр Любарский (тенор), Фроим Шерман и Давид Кофман (баритон), Николай Сидорченко (бас). Солдатами срочной службы, добившимися потом больших успехов в музыке, были у Маркуса Михаил Вайнтрауб (флейта), Федор Ригин и Александр Посвалюк (труба), Михаил Резниченко (тромбон), Анатолий Скиба (фагот).

Золотая эра военно-оркестровой службы

Так называют тот выдающийся, незабываемый период. В разные годы начальниками военно-оркестровой службы советского периода (1945–1991) были: Владимир Гурфинкель, Стефан Творун, Эдуард Парсаданян, Иван Ладановский, Эмиль Маркус, Александр Данилов, Александр Веревкин, Валерий Богданов, Геннадий Григорьев. Начальники оркестра штаба Краснознаменного Киевского военного округа: Демьян Литновский, Эмиль Маркус, Василий Рязанцев, вновь Маркус, Глеб Кузнецов, Василий Охрименко (и.о.), Петр Мирошниченко, Анатолий Кузьменко, Алексей Баженов, Валерий Винников.

Вспоминает народный артист Украины военный дирижер Василий Охрименко

В период, когда начальником военно-оркестровой службы был Маркус, киевские военные музыканты покорили высочайшие вершины, как союзные, так и зарубежные. Это были годы большого творческого расцвета.

Победа оркестра штаба Киевского военного округа на Всесоюзном конкурсе в Москве, под председательством жюри, возглавляемым народным артистом СССР Константином Ивановым и маршалом Советского Союза Н. Х. Баграмяном, была завоевана достойно и поистине прекрасным коллективом исполнителей. Отметив весь коллектив (сто семь человек!), следует сделать четыре акцента: Маркус (продюсер), Кузнецов (художественный руководитель), Вайнтрауб и Ригин (солисты). Летом 1972 года оркестр штаба ККВО, представляя СССР на конкурсе оркестров стран антигитлеровской коалиции в Сараево (США, Румыния, Югославия), вернулся в Киев с победным кубком.

Особой заботой Эмиля Иосифовича Маркуса была учеба вверенных ему музыкантов. Так было, когда он был дирижером оркестра танкового училища, так продолжалось и на его высоком посту начальника военно-оркестровой службы округа. Он считал, что музыканту-духовику мало овладеть только исполнительской техникой на своем инструменте. Чтобы стать настоящим музыкантом, надо знать теорию музыки, гармонию и музыкальную литературу. Значит, надо учиться. И он это разрешал музыкантам, несмотря на существовавший запрет. Он понимал фразу В. И. Ленина «Учиться военному делу — настоящим образом» несколько по-своему: «Учиться музыкантскому делу — настоящим образом». Воспитанники все учились, некоторые солдаты тоже. Поощрял Маркус заочное обучение сверхсрочников в консерваториях. А также внушал всем дирижерам округа: разрешайте своим подопечным повышать свое музыкальное образование. Ну чем не отеческое отношение к людям, чем не «Папа Маркус»?

Материал я собирал по крупицам

Напоминание Гаррия Видомского о великом военном музыканте Эмиле Маркусе и его юбилее заставило меня начать поиск, включиться в переписку с теми, кто Маркуса знал. Прежде всего, мы не прервали контактов и с самим Видомским. Вот его письмо мне от 16.06.2010. Оно интересно многими подробностями жизни военных музыкантов прошлого.

Уважаемый Борис Романович! Извините за задержку письма. Нашу с вами беседу о Маркусе я помню хорошо. Я ведь офицер, хоть и в отставке, а значит, человек ответственный. Идет подготовка к вечеру, посвященному 100-летию со дня рождения Э. Маркуса. Подключились многие к его подготовке. Это и оркестр министерства обороны Украины, под руководством начальника оркестровой службы генерала В. Деркача. И многие деятели искусств столицы. Вот только вчера мне позвонил бывший музыкант оркестра Маркуса во время войны — трубач Илларион Федоренко. Со слезами вспоминает его как отца родного. Он спас жизни многих талантливых музыкантов, будущим профессорам, солистам оркестров.

По возможности постараюсь выслать вам книгу профессора Киевской консерватории В. Т. Посвалюка, которого, как и многих других, Маркус вытащил из ада войны, тот находился на передовой. Тут не о трусости речь, не о том, что кто-то ходил в атаку, а кто-то нет, а о сохранении культуры и ее людей для настоящего и будущего страны.

Также, хотят с вами поделиться воспоминаниями бывший начальник военно-оркестровой службы Киевского военного округа Александр Васильевич Веревкин и дирижер Айрумян Юрик Арутюнович. Так что наберитесь терпения и подождите немного. Ведь все мы уже не так молоды. Не та сноровка. Пока напишу свои личные воспоминания, об этом удивительном и дорогом мне человеке, Эмиле Маркусе.

В 1964 году я решил получить второе высшее образование после института военных-дирижеров и поступил на заочное отделение киевской консерватории по классу тубы. А служил я в Славуте, по территории дислокации относившийся к Прикарпатскому военному округу. Учился у выдающегося преподавателя В. А. Гараня, который очень хорошо знал Маркуса, в годы войны служил в соседней части. Он мне много чего рассказывал о том, сколько благих дел делал для музыкантов Эмиль Иосифович. И не зря его называли «Папа Маркус», это говорит о многом. И в первую очередь, о большом уважении, если не о любви к этому человеку.

В 1967 году Маркус стал начальником военно-оркестровой службы округа, и я попросил его ходатайствовать о переводе меня в Киевский военный округ. Увы, это не получилось, везде была нехватка дирижеров, и меня попросту не отдали из ПрикВО.

В 1969 году мне предложили новое место службы: Каменец-Подольское военно-инженерное училище. К сожалению «подводные течения» не дали мне долго там прослужить. Даже не хочется вспоминать отдельные моменты... Случается такое, к сожалению, и у военных тоже... Продолжаю воспоминания.

...1967 год. Учения «Днестр». Новый министр обороны А. А. Гречко, выходя из самолета, сразу направился к оркестру. Все присутствующие буквально оцепенели. Что это вдруг пришло в голову министру? А министр еще с трапа увидел Маркуса, своего давнего друга, подошел и обнял. А также попросил оркестр выучить, и срочно, модную тогда песню из кинофильма «Я иду, шагаю по Москве». Вот такие причуды бывают у сильных мира сего. Наутро песня в лучшем виде была исполнена министру, и оркестр получил большую похвалу. Фотографию объятия с маршалом Маркус показывал мне как дорогую реликвию, уже, будучи больным в госпитале, в 1985 году, незадолго до смерти, это грело ему душу...

Маркус говорит мне: «Гарик, конечно, мне тяжело на пенсии. Привык работать как ишак, а тут и болезни, и многое другое». У Маркуса, что там говорить, было много завистников, и хотя он мне называл их фамилии, я бы не хотел, чтобы ты это использовал в очерке, Борис. Бог им судья! Написали на него кляузу, другими словами — донос. После чего выгнали из партии, лишили правительственных наград, что было очень больно для него. И — на пенсию. Эмиль Иосифович отправил письмо самому Гречко. Тогда была создана специальная комиссия с задачей, во всем детально разобраться. Выводы комиссии клевету раскрыли, не нашли у Маркуса ни в чем даже халатности. Партбилет вернули, пенсию дали. Но сколько было потрачено нервов, здоровья, сколько было переживаний! Это как раз тот случай, когда нервные клетки не восстанавливаются, и здоровья не прибавляется от всех этих не нужных и никчемных интриг.

«Гарик, а я на пенсии сделал хорошее дело для многих духовиков Союза,— рассказывал мне Маркус. — Дело в том, что мне на работе в детской музыкальной школе, куда я определился после выхода на пенсию, не засчитали службу в армии, как педагогически стаж. А сам знаешь, без этого зарплата совсем маленькая. Как же так, преподавателям музыкальных училищ и вузов армия засчитывается, а преподавателям ДМШ — нет. Где справедливость? Пять лет вел переписку с Москвой и все-таки „добил их“! Всем педагогам ДМШ, которые имеют армейский стаж, сделали перерасчет. Я горжусь этой своей победой!» И сколько таких больших и малых побед было у Маркуса! Как много во всем он помогал людям!

10 октября 1985 года Маркусу исполнилось 75 лет, и я после работы приехал поздравить его с этим юбилеем. Он был очень болен. После этой нашей встречи я его уже не видел... 5-го ноября он покинул нас. Так не стало «Папы Маркуса», как его называли все. Он был великий человек, и дела его были великими.

К сожалению, больше писем от Гаррия Видомского я не получал. В 2011 году он ушел от нас. Светлая ему память.

С Маркусом оркестр играл по-другому

Снова даю слово Юрию Горлину, тому самому человеку, который один из первых натолкнул меня на мысль вспомнить имя военного дирижера Маркуса. Юрий может рассказать немало интересного.

...1969 год. Оркестр штаба выступает перед любителями музыки Киева с циклом концертов. Я присутствовал на всех трех этих концертах. Каждым концертом дирижировал другой дирижер. А их в штабном оркестре было трое. И вот пришло время последнего концерта. Он должен был состояться с участием Эмиля Иосифовича. Перед нами был все тот же самый оркестр, но как же по-другому он теперь играл!

Не могу сказать, что и на предыдущих концертах, руководимых другими дирижерами, не было должного уровня, но тут просто произошло чудо! Музыканты так старались! Они вложили в игру все свои способности, музыкальные, технические. Какое было чистое интонационное исполнение! Я и многие сидящие со мной в зале просто оторопели. Никогда, ни до этого, ни после этого концерта, я подобной высокопрофессиональной игры не слышал. Как будто играл симфонический оркестр Большого театра Союза СССР в лучшем составе и в лучшие годы! Вот такое сравнение мне тогда пришло в голову. Так музыканты любили своего дирижера, боготворили и посредством музыки и прекрасного ее исполнения благодарили человека им очень дорогого.

Вспоминает Сергей Остапенко, заслуженный артист России

Вот и от меня штрихи к портрету Маркуса. О нем давно надо бы книгу написать. Замечательный человек, который дал дорогу в искусство очень многим музыкантам и помог многим в нелегкое время войны и после войны тоже. Это человек с большой буквы.

Я познакомился с ним, когда учился в музыкальном училище. Многие наши студенты были воспитанниками оркестра штаба округа, пришли к нам и из других оркестров Киева. Маркус всегда говорил дирижерам: хочешь иметь отличный оркестр, разрешай людям учиться! Учились у нас воспитанники, солдаты срочной службы и сверхсрочники. Говоря о воспитанниках, надо сказать, что они были предметом его особого внимания.

Маркус много ездил по детским домам и брал оттуда детей. Причем это были не только дети, лишившиеся родителей во время войны, были среди них и дети «врагов народа». Эмиль Осипович следил за каждым, подающим надежды, и вел его долгие годы. Было предметом его гордости, если бывшие беспризорники становились хорошими музыкантами, а главное — хорошими людьми. Многие из его питомцев впоследствии стали солистами ведущих оркестров СССР, преподавателями вузов и училищ, военными дирижерами. Ну и, конечно, много вышло из них выдающихся военных музыкантов.

Таким был, например, Сергей Сивохин, таким был Степан Бальдерман и многие другие. Николай Владимирович Бердыев — мой педагог, также в свое время в годы войны служил в оркестре Маркуса. Все звали своего любимого дирижера Папа Маркус и передавали потом это доброе прозвище новым поколениям музыкантов. После войны в его оркестре танко-технического училища, вместо положенных по штату 30 музыкантов, было около ста! Воспитанников было около тридцати, а иногда и до сорока, это много по сравнению с другими оркестрами.

На большом барабане у Маркуса служил сверхсрочником Герой Советского Союза. Можете представить себе прохождение военного оркестра, когда один из музыкантов шагает с геройской звездой и «бьет» по большому барабану! Конечно, после войны в оркестрах страны служило много ее участников, многие из них геройски сражались на фронтах и заслужили боевые награды. Но чтобы такое высокое звание! Жалко, история не донесла до нас фамилии барабанщика-героя. Много чего было такого, что сейчас восстановить в памяти трудно. А жаль...

Помогал каждому, кто нуждался

Эмиль Иосифович был прекрасный семьянин. Любимая жена, двое детей. Детям он дал хорошее воспитание и образование. Все как надо! Но не менее главной «семьей» для него были его музыканты — подчиненные-воспитанники, солдаты и сверхсрочники. Сначала это были коллектив артиллерийского, а затем танко-технического училища. Позднее, когда он стал начальником военно-оркестровой службы — «семьей» его стали все музыканты округа, но в первую очередь, конечно же, коллективы оркестров Киева. А их было более пятнадцати. Умножьте на 30 количество музыкантов в каждом оркестре, а в оркестре штаба их было 120 человек, и вы получите то гигантское число музыкантов, прошедших школу Маркуса!

Знал всех. Кто чем дышит. Кто как продвигается в исполнительском плане. Кто что закончил, учится музыкант дальше или нет. А как уже было сказано выше, для него это было очень важно. "Дети мои, учитесь, в этом ваше обеспеченное будущее«,— говорил он.

В своем штабном оркестре помогал музыкантам получить жилплощадь. «Выбивал» квартиры в Киеве. Помнится такой случай. Подходит к оркестру на каком-то параде первый секретарь киевского горкома партии и спрашивает по-свойски: «Маркус, как дела?» На что тот отвечает: «Скажите пожалуйста, а что вы можете сделать для военных музыкантов нашего оркестра?» «А что надо?» «Так с квартирами у нас проблема...» На следующий день, после распоряжения «первого», оркестру выделили три квартиры. И музыканты, зная, как дирижер заботился о них, платили ему любовью и преданностью.

Воспитание подчиненных — это тоже отдельная тема. Что греха таить, хорошие музыканты были в то же время и «выпивохи». Скольких он вытащил из этого омута и наставил на путь истинный, тем самым сохранив семьи! Он этим жил. Главной его задачей, смыслом жизни, было помогать каждому, кто в этом нуждался.

Он и мне помог. Я проходил стажировку в Киеве благодаря его ходатайству, и в Одессе служил не без его участия. Вспоминаю, как Маркус уговаривал меня перевестись в Киев дирижером в оркестр штаба. «Сережа, ты же киевлянин, возвращайся в родной город! Я тебе помогу во всем!» Увы. По некоторым, можно сказать, техническим причинам мне это не удалось...

Всегда в хорошем настроении

22 октября 2014 г. Письмо от военного дирижера Бориса Гофмана.

Борис, меня сильно взволновало твое предложение написать воспоминания об Эмиле Маркусе. Его смело сегодня можно величать патриархом военно-оркестровой службы бывшего Союза.

В 1956 году после окончания 3-его курса института военных дирижеров я был направлен на стажировку в киевское артиллерийское училище, где военным дирижером был подполковник Маркус. Было лето, и училище находилось в лагере, в лесу, на левом берегу Днепра, в 30 километрах от Киева.

Эмиль Иосифович, убедившись в том, что я справляюсь с работой дирижера, отправился в отпуск. На меня он произвел неизгладимое впечатление: всегда чисто выбритый, наглаженный, пуговицы на кителе и пряжка на ремне блестели, подтянутый и всегда в хорошем настроении.

Музыканты его просто обожали. Я восхищался его трудолюбием, корректностью человека, отлично знающего свою профессию и добрым отношением к подчиненным. Это был эталон военного дирижера. Знаешь, прямо как в песне: «...давая всем пример, на плац всегда подтянутый выходит офицер». Это точно про него! Конечно же, он пользовался большим авторитетом у командования училища. Не открою секрета, если скажу, что, когда у дирижера хорошие отношения с командованием, тогда и рядовым музыкантам служить не в тягость.

После окончания ИВД я служил военным дирижером в Киевском военном округе и часто встречался с Эмилем Иосифовичем, а позже мы подружились. Иногда я с женой приезжал в Киев и бывал в гостях у Маркусов. Вспоминается их гостеприимный дом, что был недалеко от оперного театра и то, что у них дома мы ели вкуснейший куриный бульон с кусочками теста, жаренными в масле, которые приготовила чудесная, гостеприимная его жена. К сожалению, за полвека ее имя улетучилось из моей памяти. Теперь, когда очень редко приходится есть куриный бульон, то он ассоциируется у меня с Маркусами, но у них все-таки бульон был вкусней!

Эмиль Иосифович был выдающийся организатор не только военной музыки. Мне рассказывали музыканты оркестра штаба КВО почти легендарные эпизоды о работе Маркуса, показывающие его авторитет.

Как-то по приказу министра обороны СССР должны были быть проведены плановые учения войск Киевского округа. Нужны были сто грузовых машин от гражданских предприятий. Для этого требовалось решение Центрального комитета коммунистической партии Украины. Отношения командующего КВО с ЦК КПУ были, мягко говоря, неважные. Вопрос не решался. Кто-то в штабе округа посоветовал командующему задействовать подполковника Маркуса.

За день до учений по Брест-Литовскому шоссе в направлении штаба КВО выстроились в колонну сто грузовиков. Э. И. Маркус пользовался большим уважением в Киеве, и он мог все или почти все сделать, чтобы помочь военным дирижерам, музыкантам, даже и высоким чинам и простым людям в решении трудных вопросов. Я обратился к нему с просьбой попробовать перевести мою дочь из курского политехнического института в киевский. Был июль, и мы договорились с Эмилем Иосифовичем встретиться около его дома, чтобы отправиться к ректору киевского политехнического института на переговоры. Это была, кстати, женщина. Я акцентирую на этом внимание, сейчас станет понятно, почему.

Я пришел на встречу к Маркусу, одетый обыкновенно — в военную рубашку с галстуком и в брюках навыпуск, а он вышел из дома начищенный, наглаженный, все у него блестело — и боевые ордена, медали, и пряжка на ремне, пуговицы. Он был аккуратист и уделял этому много внимания. Увидев меня в обычной форме одежды, Маркус сказал: «Что вы пришли как оборванец?! Вы знаете, куда мы идем?!» Мне было стыдно... Действительно, он был прав. Нужно иной раз брать в расчет и такие, казалось бы, «мелочи». Очень даже важные...

Его знало много киевлян. Он выступал с концертами оркестра штаба почти на всех концертных площадках Киева, дирижировал сводным оркестром на всех военных парадах и демонстрациях в праздники. Кстати, о праздниках. Музыканты рассказывали, что однажды в праздник после военного парада первый секретарь КПУ Никита Сергеевич Хрущев, а он очень любил музыку военного оркестра и его дирижера, подозвал Эмиля Иосифовича к трибуне и долго с ним по-дружески разговаривал, а тот по-дружески крутил пуговицу на пиджаке Н.С.Хрущева. Об этом многие рассказывали. Но может это и легенда, не знаю. Но на правду похоже.

Последняя встреча с Маркусом была у меня в 1970 году на том самом знаменитом конкурсе военных оркестров ВС СССР. Оркестры штаба КВО и киевского Суворовского училища стали победителями. И мой оркестр с Камчатки тоже завоевал первое место в категории «дивизионные и полковые оркестры».

Счастливые были времена.

Помню все это, как сейчас...

В 1971 году я заканчивал учебу в Житомирском музыкальном училище по классу кларнета. Учился отлично и в исполнительском плане достиг хороших результатов. Моей мечтой было поступление в консерваторию, и я был готов к этому на все сто процентов. Но как раз в тот момент, как назло, получил повестку в армию и, несмотря на целевое направление в консерваторию, военкомат не шел мне навстречу и отсрочки не давал. Что делать?

Конечно, главной задачей для меня стало попасть в штатный военный оркестр, а не в строевую роту, где можно было потерять исполнительскую форму, и о консерватории не оставалось бы тогда даже мечтать. Мой отец служил солистом-валторнистом в оркестре Житомирского военного училища, поэтому я не мог туда попасть (пресловутая «семейственность»!), к тому же редко давали проходить срочную службу призывникам в своем родном городе. Чтобы подобного не случалось, на то был даже приказ министра обороны.

Дирижером военного оркестра и по совместительству дирижером духового оркестра нашего музыкального училища был Рафаил Моисеевич Манжух. К нему мы и обратились с отцом за советом и помощью. "Не проблема«,— сразу отозвался он. «Я позвоню в Киев начальнику военно-оркестровой службы Киевского округа Маркусу, моему хорошему и давнему знакомому, и мы, надеюсь, решим эту задачу. У него большие связи, он многое может». Я присутствовал при этом телефонном разговоре, когда Манжух отрекомендовал меня, как перспективного и опытного музыканта, которого смело можно «посадить» на первый кларнет в оркестр штаба. Но, увы, даже Маркус оказался бессилен. Повестка в армию не давала времени на маневры. До призыва оставалась какая-то неделя...

«Где вы раньше были?» — сетовал Эмиль Иосифович. Не было уже времени даже применить такой трюк, как его называли военные дирижеры, «ход конем», когда нужного музыканта зачисляли в штат оркестра на должность воспитанника, а затем переводили на срочную службу. Таким образом, на законных основаниях обходя и военкомат, и приказ министра обороны. Что ж, не смог помочь мне тогда даже и всемогущий «Папа Маркус». Но очень хотел, старался помочь. А это иногда значительнее самой помощи.

Мне был уготован другой жизненный сценарий, и я на свою музыкальную судьбу не в обиде. Жизнь сложилась так, как сложилась. Совсем как в фильме «Эффект бабочки». Помните? «Эффект» в том, что малейшее действие или поступок, совершенный или не совершенный в далеком прошлом, может привести в жизни человека через годы к разным результатам. То есть, если теоретически что-то изменить в прошлом, то, сегодня могло бы быть другим или его могло бы и не быть вовсе! А мне бы этого не хотелось, я своей жизнью доволен...

Был у меня в моей музыкальной судьбе прекрасный коллектив оркестра штаба ПрикВО с замечательным дирижером Анатолием Сафатиновым. Далее учеба в Одесской консерватории, в классе известного кларнетиста профессора Калио Эвальдовича Мюльберга, интересная и творческая работа в оркестре Одесского высшего командно-инженерном училище ПВО с талантливым дирижером Александром Яковлевичем Саликом, впоследствии народным артистом Украины, профессором консерватории.

Все в моей жизни и музыкальной судьбе сложилось отлично, вплоть до сегодняшнего дня. Ныне преподаю в муниципальной консерватории израильского города Петах-Тиквы, где работаю уже почти 25 лет! Кто знает, как сложилась бы моя жизнь, если бы тогда «бабочка взмахнула бы крылышками»...

Из истории оркестра штаба

Немного истории оркестра штаба Киевского военного округа. Заслуженный академический оркестр Украины Образцово-показательный оркестр Вооруженных Сил Украины — ведущий творческий коллектив страны, музыкальный символ ее Вооруженных Сил.

Творческий путь Образцово-показательного оркестра Вооруженных Сил Украины начался с создания в декабре 1945 года Оркестра штаба Киевского военного округа на основании приказа Народного Комиссара Обороны № 071 1944 года, Постановления Военного Совета КВО № 040 от 14.05.1945 и директивы ОРГ 1/87839 от 31.10.1945. Основателем и первым начальником оркестра был майор Демьян Литновский. Литновского вызвали в отдел кадров Московского военного округа и направили в Киев создавать образцовый оркестр штаба Краснознаменного Киевского военного округа. Демьян Лукич Литновский и Эмиль Иосифович Маркус приложили немало усилий, прежде чем оркестр штаба ККВО в 1945 году получил юридический статус. Об истории оркестра рассказал в свое время журнал «Зеркало», мне удалось разыскать номер от июля 1997 года, там помещена статья «Выше трубы, трубачи» (автор В. Фандралюк).

Выступая с концертами перед военнослужащими и гражданским населением, коллектив оркестра играл значительную роль в развитии военно-музыкального искусства. Настоящий успех к коллективу пришел в 60-х годах. Популярность коллектива обеспечили высокое профессиональное мастерство и разнообразная концертная деятельность (выступления на украинском радио и телевидении, в концертных залах, озвучивание документальных и художественных фильмов, записи грампластинок, постоянное участие в военных парадах, правительственных концертах). С оркестром выступали выдающиеся дирижеры и музыканты легендарные, генералы: С.Чернецкий, М.Назаров, народные артисты СССР: Н. Рахлин, С. Турчак, Е. Чавдар, Б. Руденко, Д. Гнатюк, Н. Кондратюк и другие.

Кстати, с Рахлиным Маркус был очень дружен и когда это уже был известнейший дирижер, народный артист СССР. Натан Рахлин оказывал оркестру большую творческую помощь и даже работал с коллективом в преддверии важных концертов и особенно конкурсов. И еще дружили домами, дружба была у них настоящая.

Оркестр неоднократно отмечался наградами министра обороны СССР и командования Киевского военного округа. За заслуги в развитии музыкального искусства в 1965 году оркестру было присвоено звание «Заслуженный оркестр Украинской ССР».

Оркестр штаба КВО завоевывал призовые места на общеармейских конкурсах штатных военных оркестров Советской Армии и Военно-Морского Флота, получил «Гран-при» на международном фестивале духовой музыки в Югославии (Сараево, 1972 год). В октябре 1983-го оркестр штаба КВО был удостоен почетного звания лауреата фестиваля дружбы молодежи СССР и ГДР.

Тот самый Гориккер

Начальником Киевского военного танко-технического училища был во времена, когда там служил Маркус, генерал Михаил Львович Гориккер (13 января 1895, Берислав, Херсонская губерния — 19 октября 1955, Москва) — советский военный деятель, генерал-майор технических войск (1940). Отец режиссера Владимира Гориккера вошел в историю войн XX века как изобретатель невзрывного инженерного заграждения «противотанковый еж», известного также как «рогатки» или «звездочки Гориккера». Данное заграждение было принято на вооружение 3 июля 1941 года и сыграло заметную роль в обороне Киева, Москвы, Ленинграда, Одессы, Севастополя, других сражениях Великой Отечественной войны.

Во время войны решением главкома советской армии Киевское танко-техническое училище было переведено на Урал. Согласно директиве Генерального штаба № 638/орг от 3 июля 1941 года училище эвакуировано в тыл СССР, в город Кунгур (Уральский военный округ). В мае 1944 года передислоцировано в Киев на свое прежнее место.

С начальником училища генералом Михаилом Львовичем Гориккером у Маркуса были прекрасные, если не сказать, дружеские отношения. Штат оркестра составлял на тот момент около 120 музыкантов. Хотя по штату было положено не более 20 человек. Два выдающихся человека работали бок о бок. Можно сказать, что одновременно всходили на небосвод славы «звездочки Гориккера» и звезда Маркуса.

В одну из командировок в Москву начальник училища Гориккер берет с собой Маркуса. Вот как это было. Генштаб Советской Армии, Москва. Проходя мимо кабинетов больших начальников, на ходу, офицеры решают, к кому обратиться по поводу сохранения такого большого штата оркестра. Ведь надо было привести весомую аргументацию этому. Кабинет Жукова, кабинет Ворошилова... К кому войти предпочтительнее? Решили — к Ворошилову и не ошиблись.

Надо сказать, что в то время в недрах генштаба уже разрабатывался приказ с согласия Сталина отозвать с фронта деятелей культуры и науки, чтобы сохранить на будущее культурный и научный генофонд страны. Что и произошло в 1943 году. За счет них, за счет тех, кого Маркус отозвал из передовой и должен был увеличиться его оркестр. Выходит, что Маркус, спасая музыкантов от фронта, предвидел, предвосхитил будущие планы вождя. Он понимал, что никак нельзя будет без культуры возрождающейся стране. Кто-то скажет: не патриотично! Наоборот, именно и очень даже патриотично — вовремя думать о будущем твоей родины.

Говорят, что именно тогда Ворошилов сказал такую фразу: «Чтобы нам подготовить хорошего солдата, нужно три месяца, чтобы подготовить музыканта, может не хватить и целой жизни». Маркус понял это раньше маршалов.

...С инспекторской проверкой в Кунгур приезжает Клим Ворошилов. Личный состав военного училища построен на плацу для встречи высокого военачальника. Вот-вот должна прозвучать команда «Училище, смирно!» И тут у начальника училища Гориккера вместо зычной команды, то ли от простуды, то ли от волнения, выходит что-то наподобие шипа. Анекдотичный случай! Но рядом стоит оркестр во главе с дирижером Маркусом и тот не растерялся, подает команду училищу. Климент Ефремович понял ситуацию и далее все команды, которые должны были исходить от начальника училища, прозвучали из уст военного дирижера.

В конце церемониальной встречи Ворошилов подошел и поблагодарил Маркуса за находчивость. А вечером состоялся концерт по случаю приезда маршала. Тут уж надо было показать воочию и доказать, зачем Маркусу понадобился оркестр в 120 человек, зачем начальник училища с дирижером приходили в кабинет к маршалу. Вывод ясен — не подвели! Конечно, с такими музыкантами, каких Маркус собрал вокруг себя, можно было исполнять любую музыку и только на высоком уровне.

Из фронтовой бригады Эмиль Иосифович буквально «вытащил» перед самым боем известного скрипача Наума Латинского, выдающегося, легендарного музыканта. И сколько еще было спасено таких замечательных талантов! Среди них, например, и известный трубач, в будущем профессор Киевской консерватории Бердыев Николай Владимирович.

Скрипка Страдивари Наума Латинского

Наум Гершевич Латинский (1923) еще ребенком выучился играть на скрипке. По легенде, виртуозность юного дарования была настолько очевидна, что его представили И. В. Сталину, которому игра ребенка очень понравилась. Якобы, сохранилась фотография, на которой будущий советский виртуозный музыкант-исполнитель сидит на коленях у Сталина. Когда началась война, скрипач стал танкистом. Был тяжело контужен.

Латинский принимал участие в том самом знаменитом концерте, данном для маршала Ворошилова. Концерт прошел на ура, и в конце его Наум Латинский сыграл замечательное произведение «концерт с оркестром». К сожалению, нам неизвестно, какого композитора это было произведение, но не в этом дело. Главное, что виртуоз остался жив и еще долго радовал слушателей своей музыкой.

С Наумом Латинским связана интересная история, о которой часто потом вспоминал сам Маркус. У Латинского была скрипка Страдивари, естественно, государственная. Эту скрипку он очень берег. Музыкантам не нужно объяснять, какая это была ценность.

Однажды, позанимавшись, он бесценную скрипку положил на кровать и вышел на пару минут. В это время в казарму зашел дежурный по училищу и, увидев непорядок, в сердцах выкинул скрипку в окно. К счастью скрипка упала на снег и ничего с ней не сталось. Когда Маркус объяснил этому капитану, что это за скрипка, у того чуть не случился инфаркт.

А еще надо вспомнить многолетнего старшину оркестра в танко-техническом училще, помощника Маркуса во всех делах, Пугачевского Ефима Яковлевича. Это был человек, которому Маркус мог доверять, как самому себе. Он был преданным, честным и мудрым служакой. Маркус любил таких и окружал ими себя.

«Двоечник» Юрик Айрумян

Вспоминает бывший военный дирижер Юрик Арутюнович Айрумян. В свое время Гаррий Видомский написал в письме мне, что этот человек хочет поделиться воспоминаниями. Эта минута настала, даем ему слово. Моя встреча с Эмилем Иосифовичем Маркусом произошла в октябре 1971 года. Я служил в Группе советских войск в Германии и искал место для продолжения службы. Думаю, мы понравились друг другу, и нашли взаимопонимание. Маркус принял решение представить меня начальнику штаба округа. Генерал, недолго думая, сказал: «Маркус, ты мне его рекомендовал как одного из лучших дирижеров Советской Армии, да? Так лучший дирижер Советской Армии поедет в лучшую дивизию — 48-ю учебно-танковую, в поселок городского типа Десна».

А этого Маркусу только и надо было, и расчет его был прост. Дивизия напрямую подчиняется округу. Когда будет место в Киеве, то он переведет меня в столицу. Увы, при нем этого уже не случилось. Но все пять лет, что я был дирижером в этой дивизии, я чувствовал его поддержку, внимание и помощь во всем. Это и вопросы укомплектования оркестра, нотная литература и многие другие. Два раза в году, на 1 мая и 7 ноября я с оркестром отправлялся в Киев для участия в сводном оркестре киевского гарнизона. Помню такой интересный случай.

Маркус дает команду своему помощнику подполковнику Кузнецову — начальнику оркестра штаба, проверить все оркестры на качественное исполнение парадного репертуара. «Монтаж», так называется ряд маршей для исполнения при прохождении войск и техники, а также гражданской демонстрации. Мой оркестр довольно хорошо исполнил репертуар, и я был доволен. На вопрос Маркуса, что показала проверка, Кузнецов полушутя ответил: «Из всех оркестров могу выделить коллектив под управлением майора Айрумяна». На вопрос, а как он оценивает игру оркестра, после некоторой паузы ответил: «Чистая двойка». Весь сводный оркестр грохнул в хохоте от этой шутки. А ведь другие оркестры играли намного хуже нас. Что же они заслужили в таком случае? Единицу с минусом?

Да, много лет прошло с тех пор, много воды утекло... А я с большой теплотой и уважением вспоминаю о годах службы с большим музыкантом, и главное — очень душевным человеком, каким был Эмиль Иосифович. На его похоронах звучали не траурные мелодии, а его любимые произведения. «Марш гвардейцев-минометчиков». «Марш танкистов» С. Чернецкого.

Что за служба без хорошей байки?

Как уже сказано выше, Эмиль Маркус был личностью легендарной, и поступки совершал тоже легендарные, а порой и анекдотичные, ведь от легенды до солдатской байки совсем недалеко. Ходили среди солдат и офицеров, среди военных музыкантов, и байки о Маркусе. Мой бывший военный дирижер Иосиф Манжух и мой товарищ из Москвы1 Сергей Остапенко, подтверждают это. Вот одна из таких баек. Рассказ относится к организатору военно-оркестровой службы СССР генералу Семену Александровичу Чернецкому. Сначала немного о нем самом, немного истории.

Еще в далеком 1924 году композитор и военный дирижер С. А. Чернецкий назначается инспектором военных оркестров Рабоче-Крестьянской Красной Армии, в 1926 году формирует сводный («тысячетрубный») оркестр московского гарнизона, которым руководил с 1932 года. В 1928 году сформировал и возглавил симфонический оркестр Центрального дома Красной Армии (ЦДКА). В 1935 году сформировал оркестр Народного Комиссариата обороны, ставший впоследствии Первым отдельным показательным оркестром министерства обороны СССР, и руководил им до 1949 года. Помимо этого, Чернецкий оказывал большую помощь в организации оркестров штабов военных округов и военных академий, а также сводных оркестров крупных гарнизонов.

17 мая 1935 года, в соответствии с приказом НКО СССР № 079, КВО вновь создан в результате разделения Украинского военного округа на Киевский и Харьковский округа. В его состав включены территории Киевской, Черниговской, Винницкой, Одесской областей и Молдавской АССР, а в 1939 году — Западная Украина.

Перед самой войной Семен Чернецкий приезжает в Киев с целью помощи в создании при новом Киевском военном округе военно-оркестровой службы. Эмиль Маркус тогда был совсем молодой офицер в звании младшего лейтенанта. Но именно ему командование и военные дирижеры доверили подготовку к приезду высоко начальника. А дальше было, как в кино. Прилетает самолет, из которого выходит генерал Чернецкий и не может понять, что происходит. На летном поле сводный оркестр киевского гарнизона. Постелена красная дорожка, и его встречают на самом высоком правительственном уровне. К самолету подъезжает лимузин. Изумлению генерала не было конца. Маркус не пошутил, к заданию встретить высокого музыкального начальника на должном уровне он отнесся куда как серьезно.

Еще одна встреча у Маркуса с С. А. Чернецким была уже после войны. Генерал приехал в Киев и на базе училищного оркестра проводил сборы военных дирижеров округа. Маркус решил выбрать для репетиции с Чернецким только 50 музыкантов, но самых-самых. Исполнительский уровень их удивил Семена Александровича. Он сказал, что с таким оркестром можно «горы свернуть». В оркестре играли музыканты, которые еще и по совместительству работали, кто в опере, кто в симфоническом оркестре. Можете представить себе этот уровень военных музыкантов! Они умели все!

Как-то, в один из дней семинара, Чернецкий попросил всех дирижеров пойти на обед и отдохнуть. Тем временем он отрепетировал с оркестром один из своих самых замечательных маршей «Вступление Красной Армии в Будапешт». Когда все услышали этот марш, и как сделал его сам композитор, все были, как теперь сказали бы, в «шоке». Это было превосходно! После этого ни один концерт Маркуса не обходился без замечательного марша в постановке Чернецкого. Это был год 1948-й.

Итак, мы на пороге 105-летнего юбилея со дня рождения корифея военной музыки Эмиля Иосифовича Маркуса. Этим очерком воспоминаний людей его знавших и помнивших хочется выразить огромное признание и отдать низкий поклон. Пусть это будет благодарностью от имени всех династий музыкантов, которые прошли службу под его руководством и помнят его, как талантливого музыканта, замечательного дирижера и организатора. Хорошо сказали о Маркусе в очерке знавшие его музыканты: он был великий человек, и дела его были великими.

Борис Турчинский, декабрь 2014
Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first sheet music library for wind band in Russian web
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
eXTReMe Tracker
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play