Partita.Ru

Сафьян Михаил Аронович: композитор, дирижер, педагог

Ты в сердце моем. Ты всюду со мной — Одесса, мой город родной!

Поэма для духового оркестра «Одесса — город–герой». Эту партитуру, подаренную мне в конце 70-х известным одесским композитором Михаилом Ароновичем Сафьян, я храню особенно бережно. «Борису Турчинскому, чудесному кларнетисту и человеку! М. Сафьян». Не мог не привести дарственные слова, этого уважаемого мною человека. Они мне дороги и по день.

Год 1979, Одесса

Сафьян Михаил Аронович Так уж случилось в моей жизни, что я уезжал из своего любимого города, в котором прожил шесть счастливых лет. Не очень этого я хотел, но, увы, таковы были обстоятельства. Впрочем, может это судьба. Потом я долго размышлял, был ли это правильный шаг, но что сейчас об этом говорить. Меня ждала новая и интересная работа в моем родном городе Житомире, в новой для меня ипостаси, дирижера городского духового оркестра. В прошлом осталась большая и шумная Одесса, со своими неповторимыми улицами, каштанами и пляжами, учеба в одесской консерватории, в классе прекрасного педагога, профессора К. Э. Мюльберга, работа в оркестре военного училища под руководством талантливого дирижера А. Я. Салика.

В последний день работы, собрались музыканты оркестра меня проводить. Не было только дирижера Александра Яковлевича. За месяц до этого он уехал на повышение, начальником военно-оркестровой службы Северной группы войск (Польша). Наш начальник строевого отдела училища Г.Залойло принес от него письмо.

«Борис, — писал он в письме, — спасибо за службу, за отличную кларнетовую игру, за дружбу!»

Самым большим сожалением на тот момент был тот факт, что не мог я поехать с ним работать в Польшу. Пресловутая 5 графа. Позорное пятно в истории самой «демократической» стране в мире. Стране равных прав и возможностей. Все это было только на словах, а на деле... Те, кто постарше знают, о чем я говорю. Когда я уже собрался уходить, в студию зашел Михаил Аронович Сафьян. Это был большой друг оркестра и лично нашего дирижера. Сейчас трудно сказать, сообщил ему кто-то о мероприятии прощания со мной, или он зашел по другим делам. В руках у него была партитура своей поэмы, которую он на месте подписал. Будучи дирижером в Житомире мы ее с оркестром не раз исполняли. Уверен-это самое значительнее произведение, написанное кем-либо из композиторов для духового оркестра, посвященное героической Одессе.

В каждой ноте — верность и любовь

На всех окружных конкурсах военных оркестров одесского военного округа, коллектив оркестра Одесского военного командо-инженерного училища ПВО занимал первые места. Конечно, это большой успех всего коллектива и дирижера. Но большая заслуга в этом принадлежала и Михаилу Ароновичу Сафьяну. Довольно часто он приходил к нам на репетиции, делал это совсем безвозмездно.

Вспоминаю к конкурсу 1976 года мы начали работу над пьесой известного армянского композитора А. Арутюняна «Концерт для квинтета духовых инструментов с оркестром». Очень интересная, по-восточному колоритная музыка. Построена на отдельных развернутых сольных эпизодах: гобой, флейта, кларнет, труба, валторна. В заключении все солисты соединяются в «тути» с оркестром. Музыка солирующих инструментов изумительна. Недаром, что она известного композитора, коим является Арутюнян. Вспомним хотя бы его концерт для трубы?!

Но качество инструментовки?! Какое-то тяжелое сопровождение, много диссонансов, звучание общее как бы в стороне от солистов. Саша, обратился Михаил Аронович к дирижеру, так не пойдет. Хорошая, добротная музыка, но... Мой совет, либо снимай с программы, либо... Вот так, категорично. Но они были друзьями, и Александр Яковлевич был только благодарен за совет.

А впрочем, дай мне партитуру на пару дней

Наверное, не трудно читателю предугадать, что было дальше. После выходных сели мы за пульты, где перед нами красовалась новая версия оркестровки. Нет, я бы сказал более современным языком, аранжировки из под пера Михаила Сафьяна. Уже после первого прочтения мы бросились поздравлять Маэстро. Вот такой был случай, а их было много.

Скажу что даже некоторые уже печатаные издания, которые мы исполняли, попадали ему на доработку, не буду называть авторов, и только выигрывали от этого.

Поразительный гармонический слух и мастерство инструментовки, абсолютное знание возможностей всех инструментов. А говоря о нем как о человеке, Михаил Аронович был необычайно дружелюбным и гибким во всем. Поэтому его так любили одесские музыканты и восторгались его талантом.

Воспоминания меня не отпускают...

Не помню, какой год, скорее всего 1976, из Москвы с инспекторской проверкой приехал новый начальник военно-оркестровой службы вооруженных сил Союза, полковник, Н. М. Михайлов.

На сдаче строевого репертуар мы сыграли марш Сафьяна. Хороший марш сказал Михайлов, Салик, скопируй мне его, пожалуйста. Дальнейшую судьбу этого произведения я не знаю. В Москве много своих композиторов...

Я беседую с дочерью Михаила Ароновича, Нателой

Папа родился 21 Октября 1920 года в городке Янов Винницкой области. В семье было 4 мальчика. Отца своего он не помнил т. к. его убили петлюровцы на глазах у жены, которая держала маленького Мишу на руках.

Мать Дора его боготворила. Это была маленькая женщина с железным характером и большой силой воли. В такие трудные и голодные годы сумела воспитать четырех сыновей и дать им всем высшее образование. У нее самой впоследствии, была трагическая судьба. Война застала ее на оккупированной территории, и она погибла в одесском гетто. Очевидно в декабре–феврале 1942 года. Гетто находилось в Слободке — отдаленном пригороде Одессы.

Большинство жертв были расстреляны и сожжены заживо членами айнзацгруппен, румынскими солдатами, украинскими полицейскими и немцами-колонистами.

Мой отец помогал матери с самого детства. Учился в еврейской школе и подрабатывал трубочистом (не путать трубачом), т. к. был маленьким, юрким и мог пролезть в трубу.

Профессия трубочиста, очень стара и в то время была актуальна, давала некоторый заработок. Нет, конечно, мой папа, наверное, не был похож на трубочиста из сказки Андерсена. В цилиндре, «черном фраке» и с тройкой (шар, веревка, ерш). Наверное, это был несколько другой образ. Впрочем, те годы он вспоминал всегда с юмором.

Годы войны

Михаил Аронович учится на факультете военных дирижеров. Как преданный коммунист рвется на фронт, и даже уговоры преподавателя института полковника Ивана Васильевича Петрова остаться в Москве, не могли его остановить. Прямо с лекции отправился на фронт. Служил разведчиком на Карельском фронте. За проявленную храбрость был награжден двумя орденами и многочисленными медалями. В одном из боев был тяжело контужен и направлен на лечение в Саратов. Предстояла тяжела операция на голове (после черепно-мозговой травмы). После госпитали снова направляется в Карелию, но уже дирижером оркестра (это был 1946 год) в небольшой городок Лахденпохья, затем Медвежьегорск.

Одесса, 1960 год

Большой радостью для Михаила Ароновича было назначение военным дирижером в Одессу, оркестр Пехотного училища на Большом Фонтане. Это была его мечта. Любил он этот город всеми фибрами души. Кажется, было все! Прекрасная и такая родная Одесса, замечательные музыканты. Живи и радуйся, но... В 1964 году главой государства Н. С. Хрущевым было инициировано большое сокращение в армии: 1 миллион 200 тысяч человек. Попал и под эти жернова еще молодой, — а ему было только 44 года, — Михаил Аронович. Кстати, тогда убирали из армии не тех, кого надо было и большинство молодых.

Не нравился, по каким — то критериям начальству — «в расход». Для Сафьяна и его любовью, к работе это был шок. Почему меня, говорил он в семье и друзьям. Он считал себя ценным специалистом, честным коммунистом и это было правдой.

Преподавательская работа

Устроился преподавать в музыкальную школу № 4 на Слободке. «И снова в бой». Ученики по тромбону и баритону, а главная его гордость детский симфонический оркестр, которого не было в других школах. Старые одесские музыканты вспоминают: «Удивительный оркестр, закрываешь глаза, и слышишь музыку слаженного и далеко не детского звучания». «Когда оркестр исполнял 5 симфонию Л. В. Бетховена (1 часть), и на подиум вихрем взлетал маленький человек, Михаил Аронович, было ощущение что это — мираж, а на сцене — дирижер–великан», — вспоминает кларнетист Марк Аврутин.

Марк Аврутин продолжает

«У каждого в жизни был такой человек, после встречи, с которым ты меняешься»

Борис, я прочитал черновик очерка, который ты мне выслал. Сказано хорошо и уважительно. Если честно, то в развернутом виде я вижу книгу об этом удивительно интересном человеке. Умница, бескорыстный и честный человек. Добавлю, еще и одержимый во всем. Михаил Аронович считал, что поступки человека говорят больше, чем слова. Мой отец Виктор Аркадьевич подружился с ним на фронте. В Карелии в Медвежьегорске, незадолго до конца войны он служил под его руководством Сафьяна. Играл в оркестре на баритоне. Дружбу два фронтовика и музыканта пронесли через лета. У каждого в жизни был такой человек, после которого ты меняешься. Таким человеком для моего отца и меня был Сафьян.

«Сынок, езжай в Одессу, — сказал мне отец, — поближе к моему другу, Михаилу». Так безгранично он ему доверял. Доверил меня и мою дальнейшую судьбу. Знал, что старый друг всегда подставит плечо. Таким образом, я очутился в Одессе и стал воспитанником оркестра, где дирижером был Леонид Салик. Ходил на частные уроки к прекрасному преподавателю из консерватории, Повзуну Василию Петровичу. Часто бывал в доме Сафьяна. Подружился с его дочкой Нателой. Жена Полина принимала меня как родного. Очень была дружная семья и все единомышленники, конкретнее музыканты. Полина была концертмейстером оркестра оперетты, дочь впоследствии окончила консерваторию. Дополню, что в доме всегда были рады друзьям и гостям. Всегда было о чем поговорить. Гостеприимство в этом доме у всех было в крови. Жена Полина прекрасно готовила, чего стоит в ее готовке ставрида и кефаль. Никогда не отпускала меня, не накормив. Но это уже другая история...

1967 год. Шестидневная война в Израиле

Проходя мимо одесского лектории «Знания», — был такой, чтобы прочищать нам мозги, — Михаил Аронович, на свою беду, увидел афишу с очередной лекцией «Израиль агрессор» или что-то в этом роде. Противно даже вспоминать. И вот Сафьян — на этой лекции. Любопытно ведь, как маленькая страна одержала блестящую победу над арабскими странами с населением 100 миллионов, а сам Израиль — маленькая точка на карте. А где наше лучшее оружие в мире, где сотни, если не тысячи наших советников? Офицеры из арабских стран, которые учились в военных училищах СССР, в том числе и в Одессе?

Вопросы, вопросы, вопросы. Что это такое, не позор ли? Нет, он не был приверженцем «израильской военщины, вооруженной до зубов милитаристической Америкой». Все эти вопросы он начал задавать лектору. Люди в зале оживились, проснулись уснувшие. Начался спор... Через некоторое время Сафьяна вызвали в КГБ и приказали: партийный билет — на стол.

Для Михаила Ароновича это была трагедия. Как он сможет жить без звания коммуниста. Ведь он столько много сделал для страны, с мыслями о Родине шел в бой. Но Сафьян был человек отчаянный и так быстро не сдавался. Хотя впоследствии от волнения у него начала прогрессировать язвенная болезнь. Пошли письма в горком, обком. Дошел до Политбюро страны и там его восстановили в партии. (Прим. автора: а надо ли было все это?)

Михаил Сафьян — человек–энциклопедия

После смерти Михаила Ароновича в 2009 году его дети начали разбирать его архивы. И даже они (у него было два сына от первого брака и дочь от второго) были удивлены увиденным. Масса писем и заметок. Не счесть количества книг. Причем не только о музыке, что само собой. Тут и шахматы, философия, география, математика и физика... Причем на всех книгах пометки, выдержки на краях. Все это его интересовало. Такой уникальный был человек. Живя в Америке, пошел учиться в колледж, осваивать язык и не только. Что-то даже защитил. Стал убежденным республиканцем и оставался им до последних дней. Писал письма поддержки президенту Америки Бушу-старшему. Скажите, не интересная судьба?!

Друзья по жизни

У моего отца было много друзей, и без них он жить не мог, — продолжает дочь Натела.

Отец был всеядный к учебе и поступил на 4 курс хорового отделения одесской консерватории, заочно. Там он подружился с интересными людьми, прекрасными музыкантами. Кстати, я сама позже тоже окончила эту консерватория как теоретик. Среди них хочу выделить: Веру Петровну Базилевич, чей талант дирижера, органистки, кларнетистки и педагога был выше всяких похвал. Калио Эвальдович Мюльберг, лауреат международного конкурса; Василий Петровича Повзун, профессор консерватории; Иван Оленчик, кларнетист, впоследствии лауреат международного конкурса и профессор Российской академии музыки им. Гнесиных приходил на прослушивание к отцу и очень считался с его мнением; Гарри Исаакович Орел и Ефим Владимирович Карасик кларнетисты оркестра одесского оперного театра; Леонид Салик военный дирижер, заслуженный артист Украины и многие другие...

А еще, когда папа окончил консерваторию, многие преподаватели перекрестились. Уж больно он им надоел, со своими вопросами и теми знаниями, которыми обладал.

Мы о друзьях, да? Считал своим близким другом Бориса Григорьевича Манна, фронтовика и дирижера, тоже служившего в Карелии. В Одессе он руководил духовым оркестром Железной дороги. Это был прекрасный человек и музыкант.

Но особенно хочу выделить Александра Яковлевича Салика, главного военного дирижера одесского округа. Сейчас мне трудно вспомнить, когда эта дружба началась. Может когда молодой Салик приехал на должность дирижера военного училища на 6 станцию Большого Фонтана, может папа знал еще его отца, тоже военного дирижера, Якова Салика. Сколько себя помню, вижу Салика рядом с отцом. В 1979 году Александр Салик уехал служить в Польшу, но они постоянно переписывались, а летом встречались и подолгу общались. На всеармейском конкурсе военных оркестров в Москве (1988), Александр Яковлевич с коллективом оркестра штаба занимает 1 место. Неслыханная победа в масштабах Союза. Салик всегда после этого говорил: «Без Сафьяна — не видать нам первого места».

Так он оценивал музыкальный и не только, вклад моего отца в потрясающем успехе коллектива орхестра штаба. Я тоже этим горжусь!

Еще один немаловажный эпизод этой дружбы, который говорит о многом. После Москвы и шумной победы на конкурсе, министерством обороны СССР оркестр штаба был удостоен поездкой с концертами в Нидерланды. Салик внес в списки и моего отца и вдруг отказ. А почему спрашивает он? Так еврей без обиняков и обходов хорошего тона отвечают ему в органах, называемых в армии особым отделом. Шок продолжался недолго. Салик пишет рапорт на имя-не знаю кого, где четко обозначил свою позицию. Не едет Сафьян, не еду я. Мужественный шаг на который не каждый, даже в конце 80-х со всей этой перестройкой и социализмом с человеческим лицом, мог пойти. Органы сдались, понимая дальнейшие последствия этого бунта заслуженного офицера и руководителя лучшего армейского оркестра страны.

Вспоминает музыкант оркестра штаба Александр Дудник

Всеармейский конкурс военных оркестров ВС СССР. Москва 1988 год. Оркестр штаба Одесского военного округа — I место.

Репертуар:

  • Поэма М. Сафьяна «Одесса — город–герой». Дир. В. Ф. Деркач;
  • Симфония А. Скрябина. Дир. А. Я. Салик;
  • Т. Д. Альбинони. Дир. В. М. Лясота;
  • Кл. Доминчен. «Броненосец Потемкин». Дир. В. М. Лясота.

Часть строевого репертуара дирижировал Владимир Федорович Деркач и справился с этим на самом высоком уровне. Дефиле оркестра было построено на музыке Михаила Сафьяна «Одесса — город–герой».

Михаил Аронович Сафьян уникальная, яркая личность в музыке. Композитор, аранжировщик, дирижер.

Кстати, дефиле нашего оркестра можно посмотреть в интернете. Выступление коллектива в городе Бреда (Нидерланды, 1990 г.)

Михаил Аронович Сафьян принимал активное участие в подготовке нашего оркестра к конкурсу. Верными и умными советами дирижерам и музыкантам в отношении концертных произведений, и строевого репертуара заслужил большую благодарность. Уверен, что и Владимир Федорович Деркач, впоследствии заметная личность. Начальник военно-оркестровой службы Украины, народный артист Украины, профессор, генерал-майор, поддержит меня.

Тему продолжает Владимир Федорович Деркач

Справедливости ради надо сказать, что жюри конкурса определило два первых места. Кроме нас, первое место присудили и оркестру штаба Ленинградского военного округа (начальник военно-оркестровой службы округа, заслуженный артист РФ Б. И. Павлов и дирижер Н. Ф. Ущаповский). Но по количеству специальных призов мы их опередили. Нам не было равных!

Михаил Аронович одаренный композитор, дирижер, педагог. В 14 лет был солистом духового оркестра (баритон) городского парка. Ветеран Великой Отечественной войны, воевал в разведке. С отличием окончил институт военных дирижеров. В середине 60 годов возглавлял оркестр одесского пехотного училища и по воспоминаниям музыкантов, это был очень хороший коллектив. Будучи дирижером этого оркестра, убедил начальство проявить милосердие, взять в оркестр 20 детей-сирот. Это в два раза больше положенного по штату. Многие из них стали профессиональными музыкантами. Преподавал в музыкальной школе на Слободке, где неимоверными усилиями создал детский симфонический оркестр. Кстати, единственный детский коллектив в городе.

Я прибыл в оркестр штаба одесского военного округа в 1986 году. Как раз начался первый тур всеармейского конкурса военных оркестров. Сразу же и состоялось мое знакомство с Михаилом Ароновичем. Основное внимание нашего сотрудничества было сосредоточено на оркестровках тех произведений, которые мы готовили на конкурс. Я за это отвечал, а Михаил Аронович принимал активное участие в этом процессе. С ним было очень интересно. Он был музыкант, я бы сказал точнее, музыкант-педагог с глубокими знаниями во многих отраслях. Общаясь с ним тогда, и удивляясь его энциклопедическим знаниям, я невольно ловил себя на мысли. Вот кому надо преподавать в консерватории или на нашем факультете военных дирижеров. А в науке инструментовки это был «доктор», не ниже. Очень порядочный человек, человек слова. Если он пообещал, то непременно исполнял. Жаль, что времени на более близкие отношения с ним у меня было мало. Репетиции с утра до ночи, ну и все прочее. После конкурса Михаил Аронович уехал в США, наши связи, к сожалению, прекратились. А поучиться у этого прекрасного человека и музыканта было чему.

Послесловие

Михаил Аронович Сафьян, человек уникальной судьбы и необычайного таланта, в своей жизни повидавший много. География мест, где он жил и созидал, растянулась на многие тысячи километров. От Украины до далекой Карелии, от Одессы до Нью-Йорка. Не везде приходилось легко, но он был человеком стойким и целеустремленным, всегда верил в успех того, чем занимался. Будь то учеба в институте, преподавание, руководство коллективами или сочинение прекрасных произведений, вышедших из-под его пера. Спасибо Вам дорогой Маэстро от всех нас, ваших коллег, друзей, учеников и близких за большой вклад в нашу общую музыкальную культуру! Спасибо что были с нами и этим украшали нашу жизнь!

Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first in the Russian network sheet music library for brass band
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
Спутник
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play