Partita.Ru

Золотой саксофон Украины

Евгений Самусенко

Тихо друг мой поднялся в безвестность.
За ушедшим беззвучно скорблю...
Там, за звездами — радость и Вечность.
«Будь к нему милосерден!» — молю...
В. Чайковская
Евгений Федорович Самусенко

Год нынешний, 2020, високосный, безжалостный

Пандемия и другие несчастья, обрушившиеся на людей, унесли жизни многих близких мне коллег и друзей. Есть множество суеверий, связанных с високосным годом. Многие люди до сих пор встречают его наступление с осторожностью. И я, наверное, в том числе... Вот и вчера из Ровно, где я жил и работал последние годы перед отъездом в Израиль, пришло шоковое известие. Ушел в мир иной прекрасный человек и музыкант Евгений Самусенко. Говорят, что незаменимых людей нет. Но я иногда с этим утверждением не соглашаюсь.

Не могу себе представить город Ровно без этого уникального музыканта — саксофониста и педагога. На страницах интернета некрологи уже начали появляться один за другим. Не хочу, чтобы и мой рассказ превратился в некролог. Женя для меня жив и будет живым всегда в моей памяти.

Осенью 1971 года я проходил службу в оркестре штаба Прикарпатского военного округа. Напомню: это в городе Львове. Дислоцировался оркестр в районе Погулянки, недалеко от общежития Львовской консерватории. В то время на факультете народных инструментов консерватории учился мой друг, сокурсник по Житомирского музыкальному училищу Юра Турчин.

В один из визитов к нему в общежитие мы и познакомились с Женей. Причем первый раз я его увидел не с кларнетом, а с футбольным мячом. Впоследствии из рассказов Жени я узнал, что стать футболистом когда-то было его заветной мечтой, но врачи его выбор не одобрили — а точнее, запретили ему этот вид спорта.

На втором году службы я начал задумываться о поступлении в консерваторию, но знал, что во Львовскую, по понятным причинам, мне поступать не стоит. А вот исполнительский уровень кларнетистов меня интересовал. Через Женю я познакомился с педагогом по классу кларнета Владимиром Николаевичем Носовым. Дружеские отношения с ним мы поддерживали потом много лет.

Несколько раз я побывал на классных концертах Владимира Николаевича, где среди прочих выступал и Женя. Один из концертов мне особенно запомнился. Мой новый друг исполнял 2-й концерт К. М. Вебера. Играл уверенно и музыкально. Женя легко справился не только с техническими трудностями произведения, но и с музыкально — выразительной его стороной.

Заведующий кафедрой духовых инструментов, замечательный музыкант Вячеслав Борисович Цайтц лично пожал ему руку и поздравил с прекрасным исполнением концерта. Очевидно, после этого, с подачи Цайтца, Женю пригласили в оркестр оперного театра, чем он очень гордился.

Кто знал в те годы, что наши пути когда-нибудь еще пересекутся...

Наши пути еще пересекутся

В 1986 году я заменил Женю на должности преподавателя Ровенского государственного института культуры. Кстати, именно Евгений был основателем класса саксофона в институте в 1979 году. Некоторые из его учеников оказались у меня в классе. Кларнетисты и саксофонисты. Уровень их был хорошим.

Женя же перешел в музыкальное училище и мы, конечно, продолжали общаться. Мне с ним было очень интересно. Кроме всего прочего, Женя увлекался джазом и достиг в этой области большой известности — не только в городе, а и на всей Украине.

Мастер-класс

В 1987 году в Ровно с лекциями и мастер-классом приехал мой преподаватель из Одесской консерватории, профессор Калио Эвальдович Мюльберг.

Мы с Женей и с заведующим кафедрой духовых инструментов института Вячеславом Николаевичем Старченко обдумывали, как лучше встретить известного гостя. Надо заметить, что Старченко был выпускником Одесской консерватории и с Мюльбергом был хорошо знаком.

Концерт решили провести в музыкальном училище, а мастер-классы — у нас на кафедре в институте. Участниками были как мои, так и Женины ученики. Калио Эвальдович похвалил его учеников, сказав, что для музыкального училища они выступили на очень хорошем уровне, и некоторых даже пригласил поступать в Одесскую консерваторию.

Об учениках Евгения мне рассказывала и народный артист России, профессор института им. Гнесиных Маргарита Константиновна Шапошникова во время своего визита в Израиль.

Женя Самусенко два года учился в классе Маргариты Константиновны в статусе стажера института им. Гнесиных. Волею судьбы Маргарита Константиновна оказалась в Ровно. И она была приятно удивлена уровнем игры учеников класса саксофона. Она оценила Женю по достоинству, как педагога и прекрасного музыканта — как в академической, так и в джазовой музыке.

Рукоплескали его игре

Евгений вел активную концертную деятельность. Принимал участие в различных международных фестивалях и конкурсах. Его прекрасной игрой восхищались слушатели Австрии, Италии, Германии, Чехии, Греции, Словакии, России, Белоруссии, Армении, Болгарии, Польши, Словении... Неоднократно выступал с камерным оркестром Ровненской филармонии. Кроме кларнета и саксофона, Женя прекрасно играл на флейте. Не могу не вспомнить о дочери и одновременно ученице Евгения — Татьяне Самусенко. С отличием окончила Киевскую консерваторию. Лауреат многих престижных музыкальных конкурсов.

Вспоминая те года

Женя любил жизнь, как говорят, во всех ее проявлениях. Помню, как он расстроился, когда узнал, что я не рыбак. «Борис, это же так интересно! Покупаешь велик — и в выходные я тебе покажу такие места!» И действительно, природа Ровенщины завораживает. Увы... я не любитель рыбной ловли, мне рыбу жалко. Пусть лучше плавает, где ей приятно, и существует по законам природы.

А еще Женя был фотографом — причем профессионального уровня. Его фотографии были опубликованы во многих газетах и журналах.

Из материалов СМИ

24 съезд КПСС транслировали по всему СССР, и в эти дни на стене Кремлевского Дворца Съездов показали фотографию Евгения Самусенко «Спидвей — это скорость». Это был снимок спортсменов Владимира Трофимова и Игоря Зверева, запечатлевший их на вираже (трековые мотогонки).

Женя очень серьезно относился к своему хобби фотографа. Об этом свидетельствует запись на его страничке в «Одноклассниках».

Обращение к музыкантам г. Ровно (2014)

«Как вы видите, в моем фотоальбоме „Музыканты и лабухи“ я стремлюсь отобразить целую эпоху музыкальной жизни г. Ровно. Многие из вас узнают на фото своих знакомых, друзей-музыкантов, некоторые — я уверен в этом — не виделись десятилетиями. У каждого музыканта сложилась своя судьба. Многих из них уже нет в живых, но мы их помним. Музыканты — своеобразный народ, каждый со своей индивидуальной изюминкой. У кого-то всю жизнь „мухи в голове“; такие странности, наверное, присущи многим талантливым людям. Кто-то имеет абсолютный слух и совершенно не нуждается в нотах. Кто-то имеет дар импровизации и этим выгодно отличается от других. Кто-то пишет свою оригинальную музыку и удивляет нас мелодиями своей души. Для кого-то музыка — это его жизнь, а для кого-то — отдушина и дополнение к основной работе. Время разбросало нас по всему миру, заставило некоторых оставить музыку и заняться более прибыльным делом. И это все — ЖИЗНЬ. Но оставим эти философско-ностальгические слезы и перейдем к сути обращения.

Дело в том, что время неумолимо, и с каждым днем все тяжелее становится найти друзей. Многие, в силу разных обстоятельств, не находятся в соцсетях. Очень хочу, чтобы и их фотографиями пополнился мой фотоальбом. Не ровен час, глядишь — и выйдет оригинальная книга воспоминаний с прекрасными фотоиллюстрациями. Уверен, что каждый музыкант имеет чем поделиться из своего жизненного багажа. Не претендую на полный перечень тех, чьи фото я бы хотел иметь, но фамилии некоторых все же осмелюсь назвать: Иванов Алексей, Ильченко Юрий, Нави Николай, Ваколюк Виктор, Баянин Николай, Крыски Игорь... Я вами очень дорожу и через фотографии хочу надолго оставить в истории».

Я знаю, почему этот дождь такой затяжной и печальный... Так умел плакать только саксофон Евгения Самусенко. Теперь он плачет по нему, Евгению, ушедшему в лучший мир...

Знаете, он был такой один в Ровно: блестящий саксофонист, сам — всегда изысканно-элегантный; казалось, что он только что вышел из какого-то крутого джаз-клуба Нью-Йорка и странным образом оказался на наших улицах и наших сценах. Ему аплодировали почти во всех странах Европы.

А жители Ровно неистовствовали от его саксофона, когда он звучал под ивами парка молодежи «Лебединки», на концертных площадках города и во многих других местах. Он делал нас всех лучше.

Настоящая ровенская музыкальная легенда. Невероятно жаль. Покойся с миром, Женя.

О Евгении Самусенко пишет поклонница Галина Кульчинская

Ваше имя вписано в историю города Ровно

Мое знакомство с Вами и Вашим творчеством началось на концертах проекта «Ровно. Лето. Музыка»... Услышав и увидев, как вы играли, я стала звонить вам. Это было после концерта «Золотой саксофон Украины»... Вы стыдились и сказали, что это очень большое звание для вас, но зрители, которые специально пришли послушать Вас, были другого мнения.

Ровенчане навсегда запомнят прекрасные тихие летние вечера, где они, стоя одни или в объятиях с любимыми, наслаждались прекрасным исполнением мировых хитов. А Вы долго не могли закончить концерт, потому что все было «на бис»! И эти летние вечера навсегда останутся в наших сердцах...

Вспоминает Анна Старченко

Евгений Федорович Самусенко был талантливым музыкантом, прекрасной души человеком. Его имя вызывает в наших сердцах уважение и гордость от того, что мы работали вместе с ним много лет в институте культуры города Ровно. На его концертах мы наслаждались волшебными звуками саксофона. Его исполнение произведений отмечалось высоким художественным вкусом, великолепным чувством стиля. У нас были прекрасные дружеские отношения. Он работал на кафедре оркестрового дирижирования (духовые инструменты) вместе с моим мужем Старченко Вячеславом Николаевичем. Кроме того, Евгений Федорович был учителем нашего сына Андрея по классу кларнета в Ровенском музыкальном училище.

От автора. Андрей Старченко — впоследствии выпускник Одесской консерватории, класс профессора К. Э. Мюльберга, Лауреат Премии Европейского парламента.

Для нас Евгениий Федорович был надежным и искренним другом, добрым и отзывчивым. Он воспитал много прекрасных музыкантов: Ирину Бабич, Андрея Старченко, Ивана Кушнира, Татьяну Масманиди, которые стали лауреатами многих международных конкурсов. Светлая память о Евгении Федоровиче навсегда останется в сердцах его благодарных учеников, коллег и друзей.

Мария Бабич — коллега, друг

Борис, спасибо тебе, что пригласил меня поделиться воспоминаниями о дорогом мне человеке Евгении Самусенко.

В середине 70-х годов Женя преподавал в институте культуры, где я была студенткой кафедры народных инструментов, но факультативно занималась на флейте (это меня Вячеслав Николаевич Старченко определил в класс Романа Козоровицкого).

Евгений был красивым бородатым молодым человеком с роскошной шевелюрой. Всегда на спортивном велосипеде, с фотоаппаратом и саксофоном. Вот таким он остался в моей памяти.

Ближе мы познакомились, когда моя дочка Ирина решила поступать в музыкальное училище. Женя, узнав об этом, сам предложил позаниматься с ней. Он и раньше часто бывал на выступлениях и академконцертах, наблюдал, как дочка продвигается, — тем более, что и его дочь Татьяна также занималась в музыкальной школе и у того же преподавателя — Кальмука Богдана Ивановича.

Ирина получила от него предложение прийти к нему на консультацию перед поступлением в училище. Вот отсюда и пошел отсчет нашей настоящей дружбы.

Евгений был талантливым музыкантом и преподавателем. У него была специфическая методика. Не стремился к высотам, и не было у него карьерной болезни. Он знал свою планку, всегда объективно знал свои возможности и возможности своих учеников.

Очень любил своих учеников. Он им был и папа, и мама. Особенно любил мою Ирину. Я ее растила одна, и он знал, как мне это было трудно.

Его дочь Татьяна на два года старше моей Иры, и когда она поступила в Киевскую консерваторию в класс профессора Юрия Василевича, Женя взялся за мою Ирину с удвоенной энергией. Он видел ее перспективы, чувствовал их.

Таня, конечно, поступила в консерваторию без особых усилий. Талантливая девочка. У нее уже были творческие завоевания: на Международном конкурсе в Ужгороде (2006) она завоевала Гран-При и саксофон «Сельмер» в подарок (прим. автора: участвовали исполнители с Западной Украины и Польши).

В 2008 году Международный конкурс «Сельмер — Париж на Украине» проходил во Львове, где моя Ира стала лауреатом 3-й премии (прим. автора: участники: Россия, Армения, Белоруссия, Украина). Это был большой успех. Этот конкурс у нас был самым престижным, и там обычно никто, кроме представителей Москвы, Киева и Еревана, не мог занять первые места, остальным не давали даже дипломантов... А тут периферия, Ровно вошел в первую тройку... Мою дочь носили на руках. Все члены жюри сфотографировались с Ириной и Женей. Это был триумф! У Жени тогда просто выросли крылья! Он был вне себя от счастья... Женя и моя дочь, я и наш концертмейстер Виола Таран из Киева — тоже были на седьмом небе...

29 мая у меня день рождения, и первым меня обычно всегда поздравлял Женя. А тут не поздравил. Чуть позже в интернете я прочитала, что его дочь написала: «Все, нет моего любимого и дорогого отца».

Вот такое горе. Сердце болит, конечно. Мы всегда будем помнить его терпение, интеллигентность, его музыку, его дружбу.

Мой собеседник — ближайший друг Евгения Игорь Перчук

Справка. Родился в г Житомире (Украина) в 1956 г. С красным дипломом окончил Житомирское музыкальное училище по классу фортепиано, высшее образование получил в Музыкально-педагогическом институте г. Ровно (Украина). По окончании института создал первый на Украине хор джазовой музыки. С 1983 по 1986 г. являлся музыкальным руководителем популярного коллектива «Свитязь», солистом которого был народный артист Украины Василь Зинкевич. В течение 4 лет Игорь Перчук работал на профессиональной украинской сцене, активно гастролировал с концертами по всей стране и за рубежом, участвовал в съемках популярных телепрограмм. Все эти годы являлся композитором, аранжировщиком и певцом ансамбля «Свитязь», неоднократно становился победителем хит парадов, сотрудничал с популярными исполнителями украинской эстрады. С 1986 г. являлся руководителем группы «Интервал» (Аджарская филармония). Сотрудничал с известными в те годы певцами Яаком Йоалой и Тынисом Мяги (Эстония), а также с популярными группами «Сябры» (Белоруссия) и «Земляне» (Россия). С 1988 по 1990 г. работал в оркестре Анатолия Кролла «Полифоник-бэнд» (г. Москва). В то же время активно сотрудничал зарубежными исполнителями: голландским дуэтом «Мейвуд», чешской певицей Марцелой Лайферовой, югославским музыкантом Тони Ланчичем. В 1990 г. в программе «Рождественских встреч» Аллы Пугачевой певицей Ларисой Долиной была исполнена песня Игоря Перчука «Алтарь любви», а его «Музыкальный каламбур» в исполнении оркестра Анатолия Кролла стал популярен во многих странах мира. С 1990 по 1992 работал главным композитором и аранжировщиком на украинско-канадской студии звукозаписи «Студия Лева». С 1992 г. проживает в Израиле, где продолжает заниматься творческой деятельностью и сотрудничает с местными популярными исполнителями. Работает в театре-идеш Сары Фельдман. Песня Игоря Перчука «Доктор ди Джей» в исполнении популярного израильского певца Алона Жана принимала участие в отборочном туре международного конкурса песни «Евровидение» и заняла 2 место. Все эти годы продолжает активно гастролировать по странам Европы и США в качестве исполнителя популярной и джазовой музыки. В 1996 г. Игорю Перчуку присвоено почетное звание дипломанта Кембриджского университета за огромный вклад в развитие украинской музыки.

— Игорь, знаю вашу многолетнюю и близкую дружбу, хочу выразить тебе соболезнование... Тяжело терять друзей.

— Не то слово, Борис. Ведь мы с Женей дружили и любили друг друга на протяжении 45 лет. А за это время, согласись, люди становятся родными. Я очень сожалею, что из-за пандемии не смог прилететь на похороны друга. Мне его будет не хватать.

Словесный портрет

Интересное лицо, крупная голова. Большие синие глаза, длинные ресницы. Нос крупный, губы тонкие и поджатые. Худощавый. Очень красивый, характерный рот. Всегда, сколько его помню, с бородой.

Характер непростой, амбициозный и обидчивый. Преданный друг. Невероятно трудоспособный. Правдолюб, всегда боролся за честность и правду, вплоть до слез.

Во всем любил порядок. Аккуратен и опрятен. Любил красивые и модные вещи. Невероятно любил музыку и ради нее мог пойти на любые жертвы. Все это мне в нем импонировало.

Будучи на гастролях, мы жили всегда в одной комнате. У нас было много общих интересов, но повторюсь: музыка на первом плане — даже тогда, когда у нас появились семьи.

Женя был очень педантичен. На записях по много раз прослушивал и перепроверял свою игру. Сколько угодно мог переписывать не понравившийся ему музыкальный эпизод. Занимался на инструменте много и всегда добивался поставленной задачи.

Максималист во всем!

Таким я его любил и запомню на всю жизнь.

— Расскажи нам, как вы познакомились и что вас сблизило на годы — ведь не только музыка?

— Мы познакомились в 1976 году. Во дворце Текстильщиков был джаз-бенд «Панорама». Меня, студента музыкального факультета педагогического института, пригласили в этот, должен сказать, интересный коллектив. Руководителем был Владимир Шварцапель.

Мы с Женей очень быстро сблизились. Общее — любовь к музыке. Мы оба одержимы этим! Женя познакомил меня со своей мамой, ей сегодня 96 лет. Уже с первых гастролей мы жили вместе в одной комнате, и так продолжалось много лет.

Вспомнил, как Женя заразительно смеялся, до слез. Но бывали у него и моменты, когда он, казалось бы, без причины, впадал в депрессию.

Женя любил спидвей, а я был от этого далек.

У нас были смешные моменты во время записей (смеется). Тогда записи делали на бобинных магнитофонах. Желательно было делать только один дубль. Если Женя «пролетал», на нас нападал смех. Он бывал очень смешным. В нем всегда жила детская непосредственность.

Его хобби — фотография и спидвей. У него был самый лучший фотоаппарат, он гонялся за всеми лучшими фото-принадлежностями, лучшей бумагой — у него было все лучшее. Даже в те времена, когда это было сложно достать, он был максималистом. Делал идеальные фотографии, а еще любил спидвей и отдавал этому много времени. Женька очень здорово катался. И еще у него был шикарный для того времени спортивный велосипед.

С 81-го года я переключился на другие коллективы и города. Женя работал в Ровенском институте культуры, затем перешел в музыкальное училище.

Когда я уезжал в Израиль, в огромном зале Дворца пионеров, где я проработал много лет, состоялся концерт-проводы. Активное участие в этом принимал Женя и директор Дворца Ирина Первушевская, мой близкий друг и добрый ангел, долгие годы спасавшая меня от многих проблем (я очень был жесткий и несдержанный на язык, несколько раз меня хотели выгнать из-за этого из института. Не любил предметы политического направления и открыто об этом высказывался. Был гонимым).

Когда я приезжал в Ровно, мы с Женей встречались, практически, каждый день. Где бы я ни был, мы с Женей были на связи. Я присылал ему «минусовки», называемые «блейбеками». Женя быстро учился джазу и достиг прекрасных результатов. Играл на саксофоне-альте, сопрано и на флейте. Появилось много концертов и поклонников.

Я привозил ему новейшие мундштуки и трости. Как я говорил, у него всегда должно было быть все самое лучшее.

Когда я прилетал на гастроли в пределах досягаемости, Женя приезжал ко мне...

Два звонка я запомню на всю жизнь.

Как-то позвонила мне моя знакомая Оксана Фусик и сообщила, что Женя болен раком. Я сразу позвонил ему — с досадой, почему он мне ничего не рассказывает.

«Игорь,— сказал он,— не хочу тебя напрягать». В это время он уже начал принимать сеансы химиотерапии.

Скоро я оказался в Ровно. С трудом убедил Женю взять деньги. Он долго отказывался. Помню его большие синие глаза и слезы в град... Затем в наших отношениях наступила пауза из-за пандемии... И тут раздался второй звонок. Жени больше нет!

«Будь к нему милосерден!» — молю...

Борис Турчинский, октябрь 2020
Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first in the Russian network sheet music library for brass band
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play