Partita.Ru

Это со мною на всю жизнь!

Дмитрий Константинович Кучмий — заслуженный артист Автономной Республики Крым, преподаватель трубы Симферопольского музыкального училища
(к 75-летию со дня рождения)

Кучмий Дмитрий Константинович Для написания нового очерка всегда нужен толчок, а уже после — вдохновение и, конечно же, герой. Таким толчком для меня послужил Международный конкурс исполнителей «Врата надежды», прошедший в 2021 году в Израиле. Поводом для начала работы над этим очерком послужило также мое участие в жюри. А герой и вдохновение не заставили себя долго ждать! Вдохновили меня мои коллеги, члены жюри, профессионалы с огромным опытом работы — профессор, кандидат искусствоведения Василий Матвейчук, Александр Гилев — композитор, заслуженный артист России и заслуженный артист АР Крым, преподаватель по классу трубы Симферопольского музыкального училища Дмитрий Кучмий. Наша слаженность, полное взаимопонимание создали атмосферу профессионализма и единства мнений.

С удовольствием беседую с членом нашей команды Дмитрием Константиновичем Кучмием.

— Дмитрий, как все начиналось?

— Если бы Бог дал мне вторую жизнь, я прожил бы ее так же. Ведь я в ней счастлив, я вырос в прекрасной семье, у своих заботливых, любящих и любимых родителей. Жили мы в Севастополе. В 9 лет, услышав во дворе божественный звук трубы (по соседству жил трубач) я понял, что это моя судьба позвала меня! Побежал в Дом пионеров, и тут же, без проблем получил в руки трубу в тряпичном мешочке. Боже, счастью моему не было предела! Поверь мне, Борис, уже через день, придя в кружок, я играл все мелодии, песни, которые пел в школьном хоре. Подобрал удобной мне «пальцовкой» (слово «аппликатура» я узнал позже).

Так моя музыкальная жизнь понеслась вперед — как бурный поток! Через месяц, выучив все, что в Приморском парке играл взрослый оркестр (в чем участвовал и мой руководитель кружка), я по выходным начал играть вместе с ними.

По совету учителя я вскоре поступил в музыкальную школу № 1, где начал уже классическое, академическое обучение. С трубой не расставался, так к ней и прикипел. А в 13 лет мы переехали в Симферополь, где боги послали мне самого замечательного, одаренного учителя всей моей жизни Давида Осиповича Лебединского!

Нет человека, которому я был бы более благодарен в жизни. Преподаватель, которому не было равных в Крыму! Какую плеяду музыкантов он воспитал! К сожалению, его давно уже нет с нами, но память о нем, о его педагогическом таланте, живет в нас, его учениках.

Кроме обучения в школе, Давид Осипович давал нам, пацанам, возможность играть во взрослом оркестре Потребсоюза, а меня пригласил практиковаться в театре, где он сам играл в оркестре (руководил коллективом прекрасный дирижер И. М. Розентур). Кроме этого, в муз. школе я ходил на симфонический оркестр (дирижер З. И. Справкин). Вот это была школа чтения с листа, знакомство с настоящей музыкой!

Учась в музыкальной школе, я еще успевал бегать в оркестр народных инструментов в Доме пионеров, где полюбил и народную музыку!

После 9 класса поступил в музыкальное училище. А в двух кварталах от нашего дома была воинская часть, и я постоянно слышал звуки духового оркестра. Руководил этим оркестром Павел Романович Левандовский — добрейший человек, любивший своих музыкантов как собственных детей. И я был зачислен в оркестр воспитанником!

Почти за 2 года, учась на дневном отделении в училище, я приобретал профессиональный опыт, сидя в оркестре рядом с такими опытными музыкантами, как Юрий Хлевовой, Яков Скрипник, Табаксман и др.

Кроме строевой музыки, мы исполняли много классических произведений (к сожалению, сейчас даже в училище играют сплошной шансон и дурацкие попурри). Пришло время идти в армию. В ансамбле песни и пляски Одесского округа меня уже ждали. Началась новая жизнь — это был мой первый профессиональный коллектив. К сожалению, первый трубач (не буду называть имени) был человеком прекрасным, но крепко «поддающим» и уже не справлялся с партиями — особенно, в молдавских и украинских танцах. Это дало мне возможность стать, фактически, первым трубачом.

И опять мне повезло с художественным руководителем, дирижером. Это был Вершинин Рафаил Степанович, глубокий музыкант, любящий своих подчиненных, и по характеру — совершенно не военный человек. Ансамбль имел успех не только в нашем округе, но и на гастролях за границей. Это было поистине чудесное время!

Армия позади...

Вернувшись из армии, в Симферополе я стал работать в ресторанах, женился, родился сын... А все мои мечты — там, далеко... Страшно тянуло в большую жизнь, в оркестры, гастроли...

В приказном порядке Управление культуры обязало меня играть во вновь созданном вокально-хореографическом ансамбле «Таврия» (худ. рук. Л. Д. Чернышева). Ансамбль жил активной творческой жизнью, у него было много гастролей, его тепло принимали в разных республиках Советского Союза, в Европе, они побывали с концертами в США и Чили.

Бывали и курьезные ситуации. Как-то уставшие и вымученные артисты «Таврии» сидели в автобусе на таможне. Все нервничали, долго ждали проверки. Пришлось мне взять трубу и... Все повеселели, а таможенники начали пританцовывать и заглядывать в автобус. Пропустили нас вне очереди. Но мне не хотелось играть против своей воли.

Неожиданно приехал сын Лебединского, Олег, дирижер оркестра штаба Туркестанского военного округа. Узнав о моих проблемах, предложил мне службу — и я, не раздумывая, согласился. Через 2–3 недели я уже был зачислен в оркестр, где главным дирижером был Доценко Иван Яковлевич, помощником — Лебединский Олег Викторович.

Сейчас Олег Лебединский живет и работает в Москве, он профессор института военных дирижеров.

Ташкент — город хлебный

После Украины Ташкент мне показался раем! Он был не только «хлебным городом» — это был совершенно новый, не похожий ни на какой другой город! Отстроенный после катастрофического землетрясения 1966 года силами всего Советского Союза, современный, молодой, с широкими улицами, площадями, роскошными фонтанами, парками и базарами, город, в котором смешение восточного колорита с высоким уровнем европейской культуры сделало для меня Ташкент родным и незабываемым. А в какой оркестровый коллектив я попал! Теплые, по-восточному приветливые и щедрые люди помогали с обустройством. Мы, музыканты оркестра, получали квартиры, без проблем и очередей покупали машины. Как не помнить, не любить такое прекрасное время! А какие музыканты! Почти все с прекрасным средним или высшим образованием. Это был оркестр оркестров! На конкурсах мы занимали ведущие места. Например, в Намангане на Республиканском конкурсе исполнителей-духовиков я занял 1 место (параллельно заканчивая музыкальное училище).

Наш оркестр

Все солдаты оркестра были музыкантами, окончившими Ташкентскую консерваторию.

Помню концертмейстеров групп: кларнетов — Тихтман, тромбонов — Вергилесов (оба были преподавателями консерватории). Фавел Лисс — тенор, Виктор Фрадкин — валторна. Я играл на трубе и корнете. Большинство оркестровок делал лейтенант Миша Судаков... Всех теперь не вспомнить, но любовь к нашему коллективу и его музыкантам всегда со мной!

В Ташкенте я не только служил в оркестре, но и закончил консерваторию у талантливого педагога, профессора Пулатова Василия Федоровича. Среди его известных учеников — Л. Артамонов, В. Веригин, Р. Гехт, В. Кучеров, М. Мухитдинов, Ю. Парфенов, Л. Ройблат, А. Селянин, В. Соболевский, Г. Терзян, Б. Матниязов.

Я с гордостью к ним себя причисляю.

Это со мною на всю жизнь

В 1978 году из Москвы приехала комиссия во главе с начальником военно-оркестровой службы СА Н. М. Михайловым. Я играл перед комиссией «Цыганские напевы» Сарасате. Неожиданно на следующий день меня вызвал Н. М. Михайлов, поблагодарил за службу и предложил переехать в Москву. Вскоре я уже был концертмейстером группы корнетов в Первом показательном оркестре Министерства обороны СССР. Главным дирижером был Мальцев Анатолий Васильевич, дирижерами — А. Клещенко, В. Черкалин. Очень грамотные, высокого уровня музыканты.

Многие уже ушли из жизни, многие уже не в музыке, на пенсии. Увы, время безжалостно. Тенора и баритоны М. Милованов, Н. Кочетков, А. Инговатов, Д. Артоболевский, А. Воронцов. Хочется вспоминать и вспоминать эти имена. Тубы — Г. Яцук, Е. Иванов. Трубы — Е. Токин, В. Аброскин, Е. Назаренко. Тромбон — В. Лебедев. Саксофоны — Г. Лахманюк, И. Станишевский. Ударные — Л. Жерздев. И корнетист, перед которым я просто снимаю шляпу — Ю. Кузьмин. Флейты — В. Бурдули, С. Лукьянчиков. Гобой — А. Мондзолевский. Кларнеты — А. Овчаров, В. Грицюк, А. Елисеев, В. Писарев, П. Ручкин, М. Молчанов. Бассетгорн — Ю. Веселовский. Фаготы — К. Ли, В. Бабушев. Волторны — Б. Дунаенко, А. Гетц. Все эти люди — слава и гордость оркестра, они служили военной музыке по 30 и более лет!

Репертуар был богатейший, композиторы специально писали для нашего оркестра. Мы сотрудничали с солистами филармонии и всех ведущих театров.

С нами постоянно записывался Тимофей Александрович Докшицер. Боже, какое счастье — незабываемое, волнующее, захватывающее сердце и дух! Его игра, преображение в разных произведениях, отношение к музыке и людям — необыкновенно! Потрясающе простой, светлый человек... Это со мной на всю жизнь.

Служба в «отдельном показательном» была довольно разнообразной. Иногда было тяжело: сплошные репетиции. Лужники, дефиле и прочее, но все равно оркестр мне и сегодня снится постоянно. Причем так живо, будто я снова на репетициях с теми же ребятами.

За годы службы было много всего — в том числе и казусы на Красной площади.

7 ноября вышли на площадь. Скоро начало парада. Холодно, продувает, как зимой. Наш флейтист (взрослый, опытный музыкант — ну кто бы мог подумать!) решил погреть флейту-пикколо: расстегнул шинель, аккуратно положил инструмент на грудь, застегнулся. Вокруг всего оркестра крутились ребята в форме с синими околышами — «особисты». Один из них заметил, что у музыканта что-то выпуклое торчит на груди из-под шинели, — подбежал, и тут такое началось! Схватили его за руки, не давая пошевелиться, стали допрашивать, поставили на уши начальство. Угрожали вообще уволить. Не знаю, как он отмазался.

Я часто вспоминаю свои оркестры, оркестровую жизнь почти 40-летней давности — репетиции, концерты, гастроли по союзным республикам, встречи, гостиницы. В основном, мы ездили на поездах и жили в вагонах. По приезде нас, 2–3 вагона, отцепляли, ставили в тупик, и так — пока не закончатся концерты. Музыканты брали с собой огромные сумки с домашней тушенкой, овощами, сковородками, кастрюлями, компактными газовыми плитками, выпивкой — и меня тоже научили готовиться к гастролям.

Музыканты жили в купе вдвоем или втроем, наверху держали ноты, пульты, форму, инструменты. Готовили кто что умел, запахи в вагонах витали обалденные! Как мне нравился такой образ жизни на гастролях — ведь это так сплачивает, объединяет коллектив! Мы жили как будто одной большой семьей. Сколько шуток и анекдотов мы слышали от талантливого рассказчика, валторниста Миши Жиронкина — он был душой оркестра! Время пролетало быстро.

Государственный духовой оркестр РСФСР

Состояние здоровья заставило меня расстаться с армией, и я прошел по конкурсу в Государственный духовой оркестр РСФСР. Главным дирижером был Н. П. Сергеев — совершенно очаровательный человек, мудрый, опытный музыкант. Второй дирижер, А. Э. Мишурин — тоже мягкий, прекрасный человек и талантливый дирижер.

Состав оркестра был очень профессиональный, репертуар богатейший, было много концертов, гастролей. Солисты оркестра — музыканты с большой буквы: Антипов (труба), Гукасов (кларнет), Денисов (корнет), Руденко (труба). Группы были подобраны великолепно.

Очень, очень жаль, что мне не пришлось поработать там долго. В Симферополе парализовало моего отца, и я срочно уехал.

С 1989 года я веду класс трубы в Симферопольском музыкальном училище. У меня много выпускников, которые сейчас преподают в разных музыкальных учебных заведениях бывшего Союза, являются солистами симфонических и духовых оркестров.

«Обнимаю, Михаил Зельдин»

— Дима Кучмий — блестящий трубач с уникальным тембром звука, легкостью в игре, безукоризненной техникой и музыкальностью от Бога. Для меня он всегда был эталоном музыканта и человека.

Вспоминается событие детских лет. 1958 год, детская музыкальная школа № 1 в городе Симферополе. Дима учился во втором классе и уже играл довольно сложные вещи, когда я только пришел в школу. Мы учились по классу трубы у лучшего педагога Симферополя и Крыма, Лебединского Давида Осиповича. Летом 1959 года в Доме офицеров состоялся традиционный отчетный концерт детской музыкальной школы с выступлениями выпускников, солистов и оркестров. Однако выступал и Дима Кучмий, который с блеском сыграл сложную пьесу для трубы — этюд А. Скрябина. Слушая эту пьесу в исполнении Димы, я был потрясен. Впечатление осталось на всю жизнь. Играя в духовом оркестре музыкального училища, я считал за счастье играть рядом с Димой.

Прошли годы, и в дальнейшем каждый из нас определил свой путь. Я выбрал как основной инструмент ударные инструменты и в этом амплуа закончил Саратовскую консерваторию. Трубу оставил для души и иногда — для заработка. Дима Кучмий, по моему мнению, сделал блестящую карьеру в Ташкенте, а затем покорил Москву.

Хочу поздравить Дмитрия с его юбилейным годом. Пожелать здоровья! Продолжать с блеском играть на любимом инструменте и заниматься своей любимой преподавательской деятельностью.

Дмитрий Княжицкий, ученик Дмитрия Константиновича, заслуженный артист АР Крым

Спасибо, дорогой учитель!

— Борис, я очень рад, что вы решили написать о моем учителе Д. К. Кучмие. Это мой педагог по классу трубы в музыкальном училище, и говорю я это с гордостью.

Моя первая встреча с Дмитрием Константиновичем состоялась в 1989 году. До поступления в училище я неоднократно бывал у него на консультации.

Когда я первый раз услышал его игру, я был просто поражен. Учитель был фантастическим исполнителем, блестящим интерпретатором любых произведений. Могу сказать, что для меня по уровню и значимости это был второй трубач после Тимофея Докшицера.

Занимался я очень серьезно, и на 3 курсе Дмитрий Константинович отвез меня на прослушивание в Ташкентскую консерваторию к своему педагогу, известному профессору класса трубы Василию Федоровичу Пулатову. Но это был 1992 год: Советский Союз уже развалился, и мой отец настоял, чтобы я поступал в другую консерваторию, поближе. Так я оказался в Одессе, близкой и вам, Борис, и мне.

В 1999 году меня пригласили преподавать в моем родном Симферопольском музыкальном училище. Когда я только пришел работать, состоялся концерт преподавателей. Мы с учителем играли Сонату для двух труб Г. Ф. Генделя. После выступления все стали спрашивать, что за новый студент играл с Кучмием. Директор училища А. В. Яцков объявил: «Знакомьтесь: это наш новый преподаватель, в недавнем прошлом — наш же студент». Так я был представлен коллегам.

Мы работали с Дмитрием Константиновичем практически во всех оркестрах города — Оркестре городского парка, биг-бэнде под управлением Валерия Морозова. И не было такой музыки, из которой мой учитель не сделал бы исполнительский шедевр. Этим я восхищался и восхищаюсь до сегодняшнего дня. Это был и есть педагог и человек с большим мастерством и авторитетом.

Припоминаю такой, на мой взгляд, веселый случай. Приходят в училище два товарища и просят Дмитрия Константиновича проверить трубу — оценить, за сколько можно ее продать. Инструмент старый, весь в заплатках, кругом ржавчина. Учитель взял в руки эту рухлядь и как заиграл... Товарищи, послушав, схватили ее и говорят: «Нет, мы ее не продаем».

И еще пару слов. От моего учителя я научился правильно ориентироваться в этой сложной жизни. Он вложил в меня умение общаться с людьми, видеть, кто мне друг, а кто нет. На него всегда я всегда равняюсь. Спасибо, дорогой учитель!

Дмитрий Константинович и сегодня, как много лет назад, полон энергии и желания творить, передавать свои знания ученикам, искать и находить в них свое продолжение.

Рассказ о состоявшемся, насыщенном, ярком творческом пути музыканта Дмитрия Кучмия будет неполным, если мы умолчим о человеке, который на всех жизненных поворотах был и остается с ним рядом, с которым интересно и важно быть вместе.

Лилия Титова-Кучмий. Заслуженная артистка Украины, лауреат Государственной премии Республики Крым, на протяжении многих лет солистка ансамбля «Таврия», доцент Крымского университета культуры и туризма. А для нашего героя — любимая жена, поддержка и опора, уважаемая коллега.

Говорят, что короля играет свита, а мужчину делает женщина, которая рядом. Осмелюсь дополнить: близкие люди всю жизнь взаимно создают один другого и во всех сферах жизни волшебным образом становятся бесценной, родной, незаменимой частью друг друга.

Это понимает и бережет, в этом счастливо живет Дмитрий Константинович Кучмий.

Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first in the Russian network sheet music library for brass band
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play