Partita.Ru

Что может быть важнее...

К 94-летию со дня рождения военного дирижера, преподавателя, замечательного человека Рафаила Моисеевича Манжуха в воспоминаниях учеников, сослуживцев, коллег, друзей

Рафаил Моисеевич Манжух Рафаил Моисеевич родился 26 февраля 1927 года в городе Ашхабад (Туркмения), в семье музыканта (отец, Моисей Абрамович, служил в оркестре оперного театра в Ашхабаде — играл на ударных инструментах). Позже семья перебралась в Тамбов.

Тамбов — город, знаменательный историей родившихся или работавших там музыкантов. Среди них Илья Алексеевич Шатров — композитор и военный дирижер, автор вальса «На сопках Маньчжурии», Василий Иванович Агапкин — композитор и военный дирижер, автор бессмертного марша «Прощание Славянки». В центральном сквере города им установлены памятники, в их честь в Тамбове ежегодно проводятся фестивали духовой музыки, на которых выступают лучшие военные оркестры России.

...В семье Манжухов было три сына, и все посвятили себя военно-оркестровой службе. Владимир был трубачом в армейских оркестрах, Иосиф — военным дирижером, заслуженным артистом Литвы, начальником ансамбля песни и пляски Дальневосточного военного округа. А Рафаил закончил свою карьеру дирижером военного оркестра Житомирского высшего зенитно-ракетного училища.

В 1978 году Рафаил Манжух вышел на пенсию и через год переехал с семьей в город Вильнюс, где жили его братья. Преподавал дирижерские дисциплины на духовом отделе Вильнюсского музыкального училища, вел самодеятельный духовой оркестр на одном из предприятий города.

В 1990 году эмигрировал в Израиль. Жил в Иерусалиме. В 1996 году после очень короткого недомогания внезапно умер. Похоронен на одном из Иерусалимских кладбищ.

Как все начиналось

Его путь в музыку начинался в Ашхабаде. Каждый вечер совсем еще маленький Рафаил с братьями бегали в парк на выступления оркестра, в котором по совместительству играл их отец. Музыканты оркестра помогали любознательным мальчикам прикоснуться к азам исполнительского искусства.

И в Ашхабаде, и в Тамбове братьям везло с наставниками. В Тамбове отец направил сыновей в музыкальную школу, а затем — в училище, директором которого был Марк Наумович Реентович, один из четырех братьев-музыкантов, чью фамилию знала буквально вся страна: прославленным ансамблем скрипачей Большого театра много лет руководил один из братьев Юлий Реентович.

Марк Наумович был человеком неуемной энергии и хорошей педагогической интуиции. Он внимательно отнесся к своим новым студентам. Младшего, Рафаила, определил к себе в класс, на скрипку, Иосифа — на виолончель, в класс к своему брату, Иосифу Реентовичу. Старший из братьев Манжухов, Владимир, также занимался в Тамбовском училище, по классу трубы.

Годы учебы в Тамбовском музыкальном училище стали прочным фундаментом для всей дальнейшей музыкальной жизни этих ребят.

1948–1952 — годы учебы Рафаила Моисеевича на военно-дирижерском факультете при Московской государственной консерватории (класс инструментовки — профессор Е. П. Макаров, курс игры на духовых инструментах — профессор А. М. Седракян, класс дирижирования — В. Дубровский). А один из лучших дирижеров Военно-оркестровой службы Советской армии подполковник Х. Х. Хаханян обучал студентов института особенностям и приемам работы с музыкальным коллективом при исполнении гимнов, маршей, строевых песен.

В 1952 году молодой лейтенант Манжух получает направление в Прибалтийский военный округ, в небольшой гарнизон в Калининградской области. В 1964 году вместе со своей воинской частью он оказывается в Северной группе войск (Польша), а в 1969 году получает должность военного дирижера Житомирского высшего зенитно-ракетного училища.

Его имя знали все

Его имя знали и уважали все музыканты города Житомира, где в 70-х годах Манжух был дирижером военного оркестра зенитно-артиллерийского училища ПВО. А в музыкальном училище Рафаил Моисеевич вел духовой оркестр, преподавал чтение партитур и дирижирование. Это был добрейший человек, прекрасный музыкант. К нам, студентам, относился по-отечески, всегда помогал делом и советом. Вспоминаю такой случай. Эстрадный оркестр военного училища по вечерам играл на танцах в гарнизонном Доме офицеров. Рафаил Моисеевич попросил меня один сезон поиграть с его ребятами. Я с радостью согласился, так как всех там знал. В один из таких вечеров я пришел в Дом офицеров после занятий, прямо из училища, и Манжух увидел, что, кроме саксофона, у меня в руках кларнет: «Борис, до начала танцев еще есть время. Можно, я послушаю, что у тебя сейчас в работе? Мне очень интересно».

Мы зашли в одну из комнат (я даже начал волноваться), я исполнил несколько фрагментов из своей программы, и мне показалось, что я его по-хорошему удивил (в то время я занимался серьезно). «Я не кларнетист, — сказал мне Рафаил Моисеевич, — и не знаю некоторых специфических вещей, но что касается изложения музыкального материала — хочу тебе кое-что подсказать. Приходи в следующий раз с нотами и пораньше».

...Мы работали над фразами, исполнительским дыханием, филировкой звука... Впервые я узнал от Рафаила Моисеевича о перманентном или цепном дыхании. Были у нас и уроки по дирижированию и чтению партитур, которые мы проводили в училище, закрывшись в классе.

Благодарность моя этому человеку безгранична. Очень жалею, что в 90-х годах, когда мы оба уже жили в Израиле, у меня не получилось встретиться с ним. Я жил на севере страны, а он в Иерусалиме. Все думал, успеется, еще встретимся... Но у жизни свой сценарий... Иногда жестокий.

Мне хочется немного рассказать о старшем брате Рафаила Моисеевича — известном военном дирижере Иосифе Манжухе, заслуженном артисте Литвы, начальнике ансамбля песни и пляски Дальневосточного военного округа.

...Я познакомился с И. М. Манжухом летом 1964 года. Меня, 12-летнего мальчишку, отец, взял с собой в отпуск в Вильнюс. Он собирался навестить своего старого друга-сослуживца Савелия Грищенко, который в свое время служил в оркестре Житомирского военного училища. Мы попали на генеральную репетицию Республиканского праздника песни в вильнюсском парке «Вингис». А после красочного действа к нам подошел папин друг — он и познакомил нас с военным дирижером Иосифом Манжухом. И тут состоялся разговор, определивший мою судьбу: через несколько месяцев я стал воспитанником оркестра, возглавляемого И. М. Манжухом.

Вильнюсским дивизионным оркестром Иосиф Манжух руководил с 1959 года. На протяжении всей службы И. М. Манжуха в Вильнюсе его коллектив постоянно занимал первые места на окружных конкурсах, музыканты побывали с концертами практически во всех городах Литвы. Его вклад в развитие музыкального — в том числе и литовского — искусства был по достоинству оценен в республике. Ему присвоили звание заслуженного артиста ЛитССР...

Закончив свою воинскую службу начальником и художественным руководителем Ансамбля песни и пляски Дальневосточного военного округа, Иосиф Моисеевич вернулся в Вильнюс. В 90-е годы переехал на постоянное место жительства в США. Умер в марте 2018 года в Вашингтоне.

В жизни многое — дело случая

Мой отец, Роман Иосифович Турчинский, много лет был музыкантом Житомирского военного училища, и именно он оказался инициатором перевода Рафаила Моисеевича в Житомир.

В военном училище, где служил отец, к нему было очень хорошее отношение — и не только со стороны коллег, но и со стороны начальства. Все ценили в нем замечательного, отзывчивого человека, настоящего профессионала.

Начальником училища был генерал Е. Е. Полуэктов. Встречая отца, непременно о чем-то его расспрашивал. Во время одной из таких встреч он спросил: «А как коллектив — в творческом плане?» Отец замялся. Вопрос походил на провокационный. Дело в том, что дирижер, который в то время возглавлял оркестр, был... как бы помягче выразиться... не очень почитаем музыкантами. Не особенно любил работать, никакого стремления к творчеству не проявлял. Любимым занятием его был бильярд, которому он отдавал немало служебного времени. В оркестре все ограничивалось, в основном, церемониальным репертуаром. Короче говоря, тоскливо было жить с такой «музыкой». А музыканты в оркестре были хорошие. «Что вам ответить... Жалко, что у такого коллектива нет профессионального роста», — примерно так ответил отец. Генерал все понял: «Роман, так считают все или ты один?» — «Думаю, 90 процентов оркестра».

Через некоторое время, воспользовавшись случаем, начальник училища вместе с начальником строевого отдела пришли в оркестр — как бы для проверки быта. Собрали всех сверхсрочников и прямо спросили, соответствует ли дирижер уровню оркестра. По выслуге лет дирижера могли уже отправить на пенсию, а могли дать еще послужить. Все в один голос сказали правду. «Ищите замену», — по-военному коротко бросил генерал. И замену нашел именно мой отец.

Я жил тогда в Вильнюсе — был воспитанником оркестра, которым руководил Иосиф Моисеевич Манжух, и отец регулярно навещал меня. А у Рафаила Моисеевича в это время заканчивался срок службы в Польше, и он искал себе новое место... Поворот судьбы — и младший Манжух оказался в Житомире.

Матвейчук Василий Петрович — профессор Московского государственного института культуры, засл. работник культуры РФ, кандидат искусствоведения:

— Помним Вас, дорогой Рафаил Моисеевич! Что может быть важнее этого...

В моей профессиональной судьбе Рафаил Моисеевич Манжух сыграл большую — точнее, решающую — роль. Для меня он был и остается образцом интеллигентности, тактичности, доброты и профессионализма.

В музыкальное училище я поступил без должной подготовки, и первый оркестровый опыт пришел ко мне в студенческом оркестре. Но главные, основные навыки оркестровой игры я получил в оркестре военного училища под руководством Манжуха. Немалая заслуга в этом, Борис, и твоего отца — Романа Иосифовича, первого валторниста, который был опытным оркестрантом и всячески мне помогал. Именно в оркестре военного училища я почувствовал, что приобретаю нужный музыканту опыт ансамблевой игры. Играя в этом армейском коллективе, я по-настоящему влюбился в духовую музыку. Нравилась мне и армия, и именно тогда я решил, что буду военным дирижером. Первое время Рафаил Моисеевич меня от этого отговаривал. Он видел меня солистом симфонического оркестра, радовался моим успехам в игре на валторне.

В 1972 году во Львове проходил окружной конкурс исполнителей на духовых инструментах Прикарпатского военного округа, и Манжух предоставил мне честь выступать от имени нашего оркестра. Я стал дипломантом конкурса. Кстати, со мной там выступал и наш с тобой однокурсник Владик Янковский, который в номинации «Кларнет» завоевал 1-е место и получил звание лауреата. (Я тоже участвовал в этом конкурсе, будучи музыкантом оркестра штаба ПрикВО, и стал дипломантом — Б.Т.) По тем (думаю, и по нынешним) временам, у нас был очень хороший военный оркестр. Впрочем, о его исполнительском уровне хорошо говорит даже простое упоминание некоторых сложнейших сочинений, которые звучали на наших концертах. Вариации Н. Римского-Корсакова на тему романса М. Глинки «Что, красотка молодая» для гобоя с духовым оркестром (солист А. Шоромко), увертюра «Край родной» Б. Диева, танцы из оперы «Иван Сусанин» М. Глинки, «Неоконченная симфония» Ф. Шуберта, «Пассакалия» Г. Генделя, «Славянские танцы» А. Дворжака.

Манжух был прекрасным оркестровщиком и много произведений сам аранжировал для нашего оркестра. Его оркестровки всегда звучали профессионально, убедительно, наполненно! Не будем забывать, что оркестр наш был профессиональным, но все же духовым.

Три года участия в этом коллективе дали мне возможность хорошо ознакомиться с репертуаром духового оркестра. В какие-то моменты жизни меня и сейчас посещают воспоминания о тех годах и о том коллективе в Житомире. Причем вспоминаю я не только о музыке. Вспоминаю наставников, среди них — старшину оркестра Ивана Григорьевича Красуцкого. Кларнетистов Юзика Портного, Сашу Фесюка, гобоиста Сашу Шоромко и многих других ребят. Дружелюбный был коллектив, и в этом, конечно, была большая заслуга дирижера оркестра. Тон задавал именно он!

Вспоминается, как Рафаил Моисеевич работал с оркестром, как вел себя на репетиции... Каким он был внимательным и терпеливым, как никогда не ставил «стену» между собой и музыкантами. Как любил воспитанников оркестра и как заботился о них. Он был очень добрым и всегда был готов помочь в любом вопросе. Не отказал мне взять в оркестр воспитанником моего младшего брата Петра — хоть на тот момент вакансий не было (в оркестре могло быть только 10 воспитанников). В дальнейшем Петя, получив хорошую музыкальную подготовку, смог поступить в Одесскую консерваторию и окончить ее.

Помним Вас, дорогой Рафаил Моисеевич! Что может быть важнее этого...

Фрагмент интервью с Владиславом Янковским, заслуженным артистом России, концертмейстером группы кларнетов Новосибирского симфонического оркестра, дирижера юношеского симфонического оркестра (2013 г.):

— Всегда с особой теплотой вспоминаю Рафаила Моисеевича Манжуха, у которого имел честь служить срочную службу в оркестре Житомирского военного училища. Об этом человеке и возглавляемом им коллективе можно написать не одну книгу. Это были три удивительно интересных года в моей жизни — несмотря на то, что это была армия, со всеми ее особенными правилами.

Я много полезного взял из нашего общения, он для меня на всю жизнь стал идеалом человека, педагога и музыканта. Доброжелательность, тактичность в отношениях со всеми. Готовность всегда прийти на помощь, желание поддержать, что-то нужное подсказать. Годы службы в армии для меня совпали с годами учебы. Рафаил Моисеевич, наверное, был одним из немногих военных дирижеров, кто разрешал солдатам срочной службы учиться, да еще на стационаре! Не раз на моем веку при заполнении различных анкет у чиновников возникал вопрос: как это получается, что годы учебы приходятся на годы службы в армии?

Рафаил Моисеевич был прекрасным дирижером, знал, как работать с оркестром и как он должен звучать. Как достичь желаемого звучания произведения — в зависимости от его жанра и стиля. Никаких фальшивостей он не пропускал мимо ушей. И еще: он добивался поставленных целей, стараясь не утомлять людей. Не было у него, как у некоторых, «сто раз с двадцатой цифры».

Белинский Григорий Онуфриевич — преподаватель трубы, зав. духовым отделом Житомирского музыкального училища (1975–2005 гг.), заслуженный работник культуры Украины:

— В 1970 году директор нашего училища Зоя Афанасьевна Янулис пригласила меня на беседу. Речь пошла о вакансии руководителя студенческого духового оркестра. Если честно, ответ у меня был готов давно. Я предложил пригласить нового дирижера из оркестра военного училища. О нем музыканты говорили исключительно хорошие вещи. Ну, а Житомир город небольшой — слухи распространяются быстро. Так Рафаил Моисеевич начал у нас работать, и мы очень быстро подружились.

С Рафаилом Моисеевичем мы общались часто и полезно. Всегда тщательно обсуждали репертуар. Не все, что было в военной библиотеке, нам подходило. Из министерства культуры Украины приходили требования к программам: в частности, надо было исполнять произведения украинских композиторов, — и много других указаний.

Характеризуя Манжуха, скажу, что никто и никогда не слышал от него грубого слова, тон его речи в любой ситуации был неизменно вежливым и тактичным.

Уровень нашего оркестра и раньше был, можно сказать, профессиональным — но у Манжуха было ощутимое стремление приблизить его звучание к симфоническому оркестру, и это дало результаты: оркестр зазвучал мягче, более гибкой стала фразировка, более выразительными и тонкими стали нюансы.

В 1977 году Рафаил Моисеевич пришел со мной попрощаться: он выходил на пенсию и переезжал к своим братьям в Литву. На память он подарил мне часы «Командирские» — в то время это был ценный подарок. Они у меня сохранились до сих пор и, представьте себе, идут...

Сергей Голоскевич — преподаватель Житомирского музыкального училища (1979–83) и детской музыкальной школы № 2 (1974–2000):

— Если бы на Земле было больше таких людей, жизнь была бы лучше!

С Рафаилом Моисеевичем Манжухом меня связывают годы моей учебы в Житомирском музыкальном училище им. В. С. Косенко и самые теплые воспоминания. Он был руководителем духового оркестра училища. Играть в этом коллективе было не только огромным удовольствием, но и величайшей школой оркестровой игры. Благодаря упорной и кропотливой работе, а также грамотному и умелому подбору репертуара, Р. Манжух сумел из начинающих музыкантов создать оркестр, который мог конкурировать со многими профессиональными коллективами.

Рафаил Моисеевич был очень знающим, эрудированным, требовательным педагогом. Он не допускал ни одной фальшивой ноты, ни одного коряво или невыразительно сыгранного пассажа. Но, при всей своей требовательности, он никогда не позволял себе унизить студента, которому не удалось справиться с партией или который ошибся или сыграл не так, как требовал дирижер. Он тактично указывал на недостатки и в случае необходимости просил обратиться за помощью к педагогу по специальности. Сам он также поддерживал в этом вопросе постоянную и тесную связь с преподавателями училища по специальности.

Будучи высокоинтеллигентным человеком, он никогда не позволял себе вслух критически оценивать работу других преподавателей или исправлять их ошибки. Навсегда остались в душе и стали руководством на протяжении всей моей жизни его слова, которые он часто повторял нам: «Вы здесь учитесь, чтобы стать хорошими музыкантами. Людям нужна хорошая, качественная музыка. Неважно где — на параде, концерте, в парке, на свадьбе или похоронах. Нет для музыканта почетных и непочетных, главных и второстепенных мероприятий. Музыкант обязан играть всюду, где требуется музыка. Играть качественно, хорошо и добросовестно». Рафаил Моисеевич отдавался своей работе в училище с большим энтузиазмом и любовью, хотя и работал там по совместительству.

В заключение хочу выразить уверенность, что все, кто работал, был как-то связан или знаком с этим чудесным человеком, навсегда сохранили в памяти его доброту, профессионализм, человечность. Если бы на Земле было больше таких людей, жизнь была бы лучше!

Михаил Горкуша, военный дирижер:

— С Рафаилом Моисеевичем Манжухом мы познакомились в 1969 году. Тогда я впервые увидел, что военный оркестр может жить как единый организм. Порядок, организованность, систематические занятия индивидуальной, оркестрово-ансамблевой и общеоркестровой подготовкой — все это произвело на меня огромное впечатление. В памяти сохранились хорошо продуманные, очень познавательные занятия, которые Манжух проводил с личным составом. Методическая подготовка была на высоком уровне, а главное, подход к каждому музыканту был индивидуальный.

В то время в оркестре проходили службу многие одаренные музыканты, которые в дальнейшем продолжили учебу в вузах страны: Это Иван Йотко, Василий Матвейчук, Владислав Янковский, Юрий Фещук и другие.

Методику Рафаила Моисеевича по организации занятий многие дирижеры и музыканты Прикарпатского военного округа, и не только, изучали на практике и применяли в своей служебной деятельности. Собрать и сплотить дружный военный творческий коллектив, который на всех конкурсах занимал ведущие места и показывал высокую профессиональную подготовку, — это под силу человеку, наделенному большим музыкальным и педагогическим талантом.

Я благодарен судьбе, что мне посчастливилось пройти путь военного музыканта под руководством Рафаила Моисеевича Манжуха.

Евгений Белкин, музыкант оркестра военного училища, с 1982 года — старшина оркестра, старший прапорщик:

— Борис, я безмерно благодарен тебе за то, что ты взялся написать очерк о дорогом и близком мне человеке, дирижере и учителе — о Рафаиле Моисеевиче Манжухе! Именно Манжух пригласил меня в свой великолепный коллектив, выделявшийся не только профессиональными качествами, но и тем, насколько добрые и отзывчивые люди служили в нем.

Рафаил Моисеевич был во многом примером для меня и моих сослуживцев. Он был нам как отец, в нем чуткость и забота о людях сочетались с качествами организатора, настоящего дирижера, хорошо знающего своих музыкантов, подбирающего свою методику, свои действия в соответствии с их потенциалом. Таким был Манжух — замечательный, умный, интересный руководитель.

Пользуясь случаем, Борис, я хотел бы добавить имена музыкантов оркестра, без которых картина, написанная тобой, была бы неполной. Кларнетисты: Е. Левицкий, В. Фесюк и А. Фесюк (династия, отец и сын), В. Янковский, Ю. Портнов, И. Красуцкий, В. Эль, М. Горкуша; Трубачи: С. Монахов, В. Яловко, М. Столярец, В. Гриневич, Ю. Фещук, М. Жидецкий. Валторнисты: Р. Турчинский, Р. Тихонов; Гобоист А. Шоромко, тубисты А. Блиндер и В. Блиндер, Ф. Коник, Н. Нижник, баритонисты В. Волынец, М. Сологуб, тенорист Э. Малецкий, флейтист А. Котвицкий, тромбонисты В. Пугачев, Л. Волков, ударники Ю. Яровой, О. Лоскутников и др.

Хочется вспомнить многолетнего помощника Рафаила Моисеевича, старшину оркестра Ивана Григорьевича Красуцкого, человека порядочного, доброго и в то же время справедливо строгого по отношению к солдатам и воспитанникам. Можно с уверенностью сказать, что он был правой рукой дирижера. Многие заслуги коллектива — это и его кропотливый ежедневный труд, и поддержка Манжуха во всех его начинаниях.

Рафаил Моисеевич был большим профессионалом, эталоном педагога и дирижера, а в общении — человеком необычайной простоты. Но главное — он был и остается для всех нас учителем. Учителем отношения к профессии и людям. Учителем жизни!

Борис Турчинский, февраль 2021
Партита.РФ 
Первая в российской сети библиотека нот для духового оркестра
Сайт работает с 1 ноября 2005 года
The first in the Russian network sheet music library for brass band
The site was founded in November 1, 2005
Windmusic.Ru  Sheetmusic.Ru  Windorchestra.Ru  Brassband.Ru
Ноты для некоммерческого использования
Открытая библиотека — качай, печатай и играй
Free sheet music for non-profit use
Open library — download, print and play